Главная
01.07.2022 г.
 
 
Главное меню
Главная
О проекте
Статьи, очерки, рассказы
Новости
Советы туристам
Книги Марка Агатова
Рецензии, интервью
Крымчаки Расстрелянный народ
Фоторепортажи
Российские журналисты в Крыму
Коридоры власти
Контакты
odnaknopka.ru/kolyan.cz
Реклама
Лента комментариев
no comments
Прогноз погоды
Яндекс.Погода
Главы из фантастического романа Марк Агатов «Пандемия» Печать E-mail

Пандемия 

Признание в любви

Писателя Гарри Барского обвиняли в заказных убийствах и создании «Эскадрона смерти». Но прокуроры ничего не смогли доказать и дело закрыли. Все могло бы повернуться иначе, если б они знали о его главной тайне. Гарри Барский мог  перемещаться во времени.

 


Глава из фантастического романа Марка Агатова «Пандемия»

…В три часа ночи Вика-Маргарита, так звал свою первую  любовь Гарик, принесла два бокала шампанского.

— Я хочу выпить за тебя и за нашу любовь. Я всю жизнь мечтала проснуться в одной постели с тобой. Я представляла, как ты меня целуешь, ласкаешь. Наконец-то моя мечта сбылась. Ты рядом со мной, и теперь я тебя не отпущу от себя. Никогда.

— Вика, никогда не говори никогда! Ты обо мне ничего не знаешь, и сегодня на календаре не восемьдесят седьмой год.

— Гарик, я внимательно слушаю, рассказывай, как ты оказался в Москве и чем занимаешься.

— В Крыму меня обвиняли в заказных убийствах и создании «Эскадрона смерти», но доказать ничего не смогли. Так что официально я чист перед законом.

— А на самом деле?

— Раз не доказали вину, значит, не виновен, — ушел от ответа Барский.

— Хорошо. Не виновен. А что ты делал в Москве? — в женщине проснулся сыщик.

— Не знаю. Я приехал сюда на поезде. Потом мне позвонили и сказали, чтоб я спустился в метро и поехал на Тверскую. Возле памятника Пушкину меня ждал старик-кореец. Я назвал ему фамилию. Сказал, что из Крыма. После чего гнусный старик направил на меня газовый баллончик. И на этом все!

— Погоди, не поняла, а зачем ты вообще поехал в Москву? Тебя пригласили? Кто? С какой целью?

— Мне позвонил на сотовый какой-то мужик. Он сказал, что «Мосфильм» собирается снимать фильм о бандитских девяностых по моей книге «Виагра для ЦРУ». Это все, что я помню.

— И что было потом?

— Больница, капельница и клиническая смерть.

— И теперь ты хочешь написать книгу о том, как на тебя покушались бандиты?

— Кому это интересно? Кто я такой для читателей: Берия, Жуков, Сталин? Я не могу быть книжным героем, потому что в Москве я случайный пассажир из провинции. А теперь давай спать. Интервью окончено, а любовь продолжается.

 

Черный кофе в постель

 

В восемь утра Барский проснулся от запаха натурального кофе. На прикроватном столике стоял поднос с двумя чашечками черного кофе «Президент» и хрустальная вазочка с конфетами.

— Ночью мне показалось, что я вернулась в девяностые годы. Я тебя тогда по-настоящему любила.

— И, несмотря на это, вышла замуж за богатенького Буратино.

— А ты меня ревнуешь?

— Нет. Красивую женщину ревновать к прошлому глупо. Сам протабанил свое счастье. А к тебе я пришел потому, что в профиле госпожи Калашниковой в очередной раз стоит «активный поиск». Если б ты жила с мужем, меня бы здесь не было.

— Ты что, в моих «друзьях»? — удивленно посмотрела на Барского Калашникова.

— Скорее, в подругах. Психолог Клара Петровна Аршинцева.

— Я была уверена, что это женщина, — возмутилась Вика. — А если б в этих письмах я раскрыла все свои женские тайны?

— Кто ж интернету свои тайны доверяет? Это все равно, что писать о себе на Красной площади в Москве. Может, тебе лекцию прочитать о том, как хакеры взламывают электронную почту?

— Не надо, сама разберусь. Барсик, а ты не хочешь написать книгу о девяностых? Сейчас популярны «Истории успеха». На этом можно неплохо заработать. Среди тех, кто дожил до наших дней, есть крутые миллионеры. Они могут заплатить большие деньги за книгу кристально честного корреспондента «Коммерсанта» о своей прошлой жизни, — быстро сменила тему Калашникова.

— Я по заказу не пишу.

— Жаль. На этих книгах ты мог бы сделать себе имя.

— Если я возьмусь писать о девяностых, то это будет любовный роман для женщин.

— И главную героиню ты назовешь Виктория.

— Почему бы и нет. Виктория — это победа! Победа над обстоятельствами, над мужчинами и над своими женскими слабостями.

— И чем закончится твой роман с Викторией?

— Не знаю, да это и неважно. Главное, что мы с тобой снова вместе. И мне было хорошо с тобой, как тогда, в восемьдесят седьмом. Скажи, только честно, ты бы сегодня взяла в мужья Барсика из прошлой жизни?

— Тебя, что ли?

— Нет, того молодого из девяностых.

— Ни за какие коврижки.

— Почему?

— Молодой гулять станет. А еще он будет ревновать меня к мужчинам, которых я любила. Зачем мне это?

— Логично. Женщина с биографией вызывает вопросы, и я бы точно не смог с тобой жить из-за бурного прошлого. А как ты смотришь, если мы вдвоем вернемся в восемьдесят седьмой и совершим то, что не сделали тогда?

— Что мы должны сделать? — удивленно посмотрела Вика на Барского.

— Пойдем в ЗАГС, распишемся и проживем другую правильную жизнь? Я стану популярным писателем. Напишу кучу дамских романов о любви, а ты пойдешь работать в МИД. Ты же хотела общаться с умными людьми?!

— Такое случается только в сказках, — рассмеялась Калашникова.

— Вика. У меня такое предчувствие, что через пару недель этот мир станет другим, совсем другим. Мессинг сказал, чтобы я срочно вернулся в девяностые и наслаждался там жизнью с самой красивой девушкой Москвы.

— Твой побег в прошлое как-то связан с людьми, которые тебя ищут? — внимательно посмотрела на Гарика Калашникова.

— При чем здесь эта уходящая натура? Ты меня не поняла. Я тебе сделал официальное предложение прожить новую жизнь не в завтрашнем кошмаре, а в счастливых девяностых, без убийств, журналистских расследований и «Эскадронов смерти».

— Гарик, это невозможно. Никто не имеет права на вторую жизнь.

— Никто, кроме меня.

— Так что произойдет завтра на земле? В Крыму оживут заснувшие навечно вулканы? Взорвется очередная украинская атомная станция? Крым уйдет на дно Черного моря?

— Хуже. Мессинг сказал мне, что мы стоим на пороге страшной пандемии. Люди будут умирать тысячами, миллионами…

— И как ты собираешься спастись от чумы-2020?

— Ты слышала о попаданцах?

— Это что-то о путешествиях во времени, ненаучная фантастика.

— Почему фантастика? Я тебе предлагаю вернуться в прошлое и выйти за меня замуж. Мы начнем новую жизнь с чистого листа.

— И что будет потом?

— Ты родишь мне трех пацанов и одну девочку, и мы в радости и любви доживем до этого проклятого 2020 года. И после нашей смерти старший сын напишет на мраморе: «Они жили долго и счастливо и умерли в один день».

— Барсик, еще никому не удавалось прожить на земле две жизни. Давай сменим тему. Расскажи о том, как ты пишешь книги. Откуда берешь сюжеты, героев?

— Во время грозы или в полнолуние первыми ко мне во сне приходят главные герои и начинают рассказывать свою историю. Потом она обрастает деталями и подробностями. А утром я сажусь за компьютер. Все просто.

— А сам-то ты знаешь, чем закончится новый детектив?

— Нет. Этого не знает никто. Даже участники событий.

— Никогда не думала, что все так просто. Барсик, мне нужно уйти на время, а ты оставайся, отдохни. Еда в холодильнике, водка в баре.

— Тебя ждет фитнес-инструктор?

— Барсик, я не хочу, чтобы вокруг меня умирали люди. Оставь свою ревность для своих прошлых дам. Они ж у тебя тоже были. И ни одна. Я вернусь через час. Не скучай.

Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.25 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
« Пред.   След. »
Нравится
     
 
© Agatov.com - сайт Марка Агатова, 2007-2013
При использовании материалов
указание источника и гиперссылка на http://www.agatov.com/ обязательны

Rambler's Top100