Главная
19.10.2019 г.
 
 
Главное меню
Главная
О проекте
Статьи, очерки, рассказы
Новости
Советы туристам
Книги Марка Агатова
Рецензии, интервью
Крымчаки Расстрелянный народ
Фоторепортажи
Российские журналисты в Крыму
Коридоры власти
Контакты
odnaknopka.ru/kolyan.cz
Реклама
Лента комментариев
no comments
Прогноз погоды
Яндекс.Погода
2. Риму нужен папа Римский, а Симферополю - Миримский Печать E-mail
ИНТЕРНЕТ-РОМАН «Как стать милионером. Лев Миримский». Новейшая история Крыма глазами Марка Агатова
Лев МиримскийЯ искал первое слово для ИНТЕРНЕТ – РОМАНА. Даже не слово. Мне нужен был ГЕРОЙ, «герой нашего времени», история которого была бы интересна всем. Я перебирал фамилии и бандитские  клички живых и убитых. В моем архиве их было больше тысячи. На ком остановиться? Кто из них ОСТАВИЛ СЛЕД, а КТО ПРОСТО НАСЛЕДИЛ В ИСТОРИИ? Убитые и живые из расстрельных девяностых годов – они были  похожи друг на друга и совсем разные, но  у них была одна цель: власть и деньги! И только выбор пути у каждого был свой. Один, изначально был мишенью, жертвой обстоятельств, а в финале становился   униженным ЗЭКом или покойником. Другой –  изворотливый бизнесмен, политик, меценат,  И ДО КОНЦА СВОИХ ДНЕЙ -  ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ! Потомки первых не простят ему БОГАТСТВО И УДАЧУ. Их будет мучить вопрос, почему мой отец погиб в разборках, а его компаньон выжил в-девяностых, и сегодня раздает интервью журналистам. Они будут обвинять, «нахватавших козырей» в убийствах, разбоях, рэкете, писать заявления прокурорам и  ходить по судам.

 20 новых книг скандально известного писателя из Крыма Марка Агатова продаются сегодня на Амазоне, Озоне, ЛитРесе Среди них: «Людоед из Севастополя», «Предсказание Вольфа Мессинга », «Жуткие тайны Казантипа», «Психушка»,"КОД СТРАХА", "Расстрелянный народ". "Тупик Чубайса №13",  "УБИЙСТВО НА КАЗАНТИПЕ",   "Виагра  для ЦРУ" .

- Но это уже  ничего не изменит, - услышал я знакомый голос, главного героя «Оранжевой революции». Он появился в моей квартире с двенадцатым ударом Кремлевских курантов. - Автор, в твоем компьютере московское время и краснокаменный Кремль, - продолжил ночной гость - высокий, худощавый брюнет, с горбатым крючковатым носом.

Он  торжественно извлек из дипломата пузатую бутылку молдавского коньяка. На нем был дорогой серый костюм и модельные туфли из настоящей кожи. Под мышкой он держал трость с черным набалдашником.

- Вам бы еще берет Воланда, и могли бы выступать на сцене с сольными концертами в театре - варьете. Зачем трость из музея атеизма взяли? Это ж экспонат, как-никак.

- Я специалист по белой и черной магии, приехал сюда из Германии, и зовут меня профессор Воланд, - заученно произнес ночной гость.

- Я уже писал этот диалог для вашего провинциального театра.

- Писал. Было такое. И я по твоей милости уже однажды произносил эти слова,  чтобы превратить реальность в мистику, обман, сказку, - произнес мужчина, доставая из дипломата, серый бутафорский берет. – Так, что ты хотел от меня услышать?  
Он был хорошим актером. Заслуженным и народным, и сегодня продолжал играть свою главную роль,  роль КОНСУЛЬТАНТА.

- Назовите имя. Имя человека, который выжил и стал героем скандальных разоблачений. Эта книга о тех, кого ЛЮБЯТ ДЕНЬГИ и НЕ БЕРУТ ПУЛИ!

- Есть такой человек. Он мне понравился с первой фразы: «Риму  нужен  папа Римский, а Симферополю  Миримский», - надев, берет, торжественно произнес актер, - этой фразой он опустил на землю папу Римского и его окружение.  В средние века за такие слова сжигали  на костре. Представляешь, сравнить себя с САМИМ  ПАПОЙ РИМСКИМ - НАМЕСТНИКОМ БОГА НА ЗЕМЛЕ!

- Он атеист и не верит в сказки.

- Ты тоже ни во что не верил до поры, до времени. Вот, и начни с него свою НОВЕЙШУЮ ИСТОРИЮ КРЫМА. ПАПА РИМСКИЙ - ЛЕВ МИРИМСКИЙ  выжил в девяностых и стал весьма состоятельным человеком…

- По судам затаскает. Будет цепляться к каждому слову. Я его знаю.

- А ты пиши правду, а все остальное придумает ЖУРНАЛИСТ - УБИЙЦА. К нему – то, какие претензии. Марат Барский знает свое дело. Вот и пусть роет под серого кардинала, которого ты назовешь ПАПА РИМСКИЙ.  И это будут две параллельные истории, которые существуют сами по себе и никогда не пересекутся в одной точке.

- Хорошо, с Маратом понятно. Пусть копает под  ПАПУ РИМСКОГО, тем более что РИМСКИЙ у меня уже был в героях. А чем будет заниматься доктор Маркин? Я ему обещал главную роль в новой книге.

- Я бы отправил его в СЕТЬ к РОБОТАМ. Там скопилось столько человеческих тайн, столько трагедий и занимательных историй, столько оценок... Это уже не архив, это человеческая жизнь. Перенести все это на страницы бумажных книг нельзя, но никто не мешает  эти истории превратить в отдельные главы интернет-романа «Лев Миримский. Как стать миллионером».

Мужчина стукнул тростью  по столу и тут же в кресле за  компьютером оказался человек в белом.

- Доктор Маркин, вы могли бы снять  врачебный халат и шапочку. Тут не психушка, - возмутился АВТОР, - да и без спроса занимать чужое кресло.

- Он разрешил, - указал доктор куда-то вверх, - а я давно мечтал вывернуть наизнанку всех, кто сегодня у власти. Тебе никогда не приходило в голову, что ПОИСКОВЫЙ РОБОТ В СЕТИ – ЭТО ДЬЯВОЛ, который знает каждого, родившегося на  земле.

- Ты хочешь сказать, что ДЬЯВОЛ создал ИНТЕРНЕТ и КОМПЬЮТЕРЫ для того, чтобы темные силы получили возможность напрямую общаться с людьми?

- И не только. РОБОТ ИЗ АДА выбрасывает ЧЕРНУЮ МЕТКУ – ПРЕСС-ПОРТРЕТ, и от него не уйдешь, не спрячешься. Только об этом мало кто знает. Дьявол редактирует жизнь каждого, кто оказался в сети. В этом списке нет случайных слов.

- Виртуальный Дьявол из компьютера – это что-то новое. – Удивленно посмотрел на доктора АВТОР, который вдруг заговорил о себе в третьем лице. – Я - не против. Психиатр в Сети – это свежо и интересно. А чем займется в этой книге Сергей Овакемян?

- Он будет решать вопросы, и комментировать, - разлив по рюмкам коньяк, тут же ответил мужчина с тростью.

- Комментировать, что?

- Комментировать все! – Сказал, как отрезал пришелец  и, махнув рукой, исчез. А на его месте тут же нарисовались из воздуха журналист-убийца Марат Барский и московский бизнесмен Сергей Овакемян.

- Я поднимаю этот бокал за нашу дружбу и за ту силу, которая собрала нас всех в этом богом забытом Приморске в квартире уважаемого АВТОРА, - торжественно произнес Сергей Овакемян. Он умел говорить тосты.

Мужчины не закусывая, выпили.

- Я занимаюсь папой Римским, а вы берете на себя все остальное. Это будет самая необычная книга в вашей жизни. А теперь,  закончили разговоры. За работу товарищи! – Выплюнул коммунистический лозунг восьмидесятых ЖУРНАЛИСТ-УБИЙЦА Марат Барский. – И никакой лирики! Не то время и не те люди. Побольше цинизма, как говорил Остап Берта Мария Бендер-бей. Народ - это любит.

Автор спорить с Маратом не стал. Тем более что спорить уже было не с кем. Званые гости исчезли вместе с рюмками и коньяком, освободив ему место за компьютером. Автор опустил пальцы на клавиатуру, и на экране монитора появилась надпись: «Лев Миримский и его «Империя». А дальше посыпались суконные штампованные фразы газетных разоблачений.

Глава первая. ЛЕВ МИРИМСКИЙ
 
Вот и пришло время рассказать читателям о  Льве Миримском. Признаюсь честно, долгое время я недооценивал роль Миримского в крымской политике. Вначале девяностых парламентские журналисты в Крыму  писали о Франчуках, Куницыне, Супрунюке, представителях президента Украины в Крыму, прокурорах республики. Список тех, кто «делал» крымскую политику был довольно узок и Миримский в него не попадал. Не было Миримского и в расстрельном архиве Марка Агатова. Вернее, он присутствовал там, в качестве жертвы - «героем эпизода», но отдельной папки «с ментовско-криминальными связями» и, расписанной в деталях «политической крышей», у меня не было. А что же было вначале девяностых. Были разговоры о том, что Миримский связан с «Башмаками». Были,  «журналистские наезды» на Миримского с демонстрацией в прямом телеэфире керамического башмака и ментовские сливы компромата на противника очередного президентского фаворита в Крыму.
 
Этим занимались в основном УКРАИНСКИЕ ЖУРНАЛИСТЫ, те, кто делал вид, что борется за УКРЕПЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ УКРАИНЫ. На самом деле большинство  пишущих и снимающих в то время тайно или открыто выполняли задания своих хозяев. Работали эти люди весьма профессионально. А как они вышибали слезу у обывателей своими красочными телерепортажами о похищении спикера крымского парламента Евгения Супрунюка, как восхваляли его проукраинскую позицию, громогласно объявляя Супрунюка жертвой сепаратистов.
 
А потом, оказалось, что не было никакого похищения, и вся эта телевизионно-газетная истерия была направлена  на дискредитацию его оппонентов из Русской общины Крыма. И Сергей  Цеков был избит по его наводке. С не меньшим пафосом крымские теледивы выводили на «чистую воду», и тех, кто в Крыму отстаивал права и свободы русскоязычного населения.

Вторая группа парламентских журналистов состояла из  собкоров центральных  российских СМИ в Крыму. Они писали правду о том, что происходило на полуострове, и  поддерживали «крымских сепаратистов» из различных пророссийских организаций. А если быть точнее, мы, а я работал тогда в российском «Коммерсанте», выражали точку зрения большинства крымчан.  Крымские русские  не хотели жить на Украине, говорить на украинском, и мечтали вернуться в Советский Союз, или на худой конец, в Россию. В отличие от тех, кто получал зарплату в Киеве, российские собкоры не были связаны в Крыму с украинской властью, и были свободны от цензуры и установок новых хозяев жизни «незалежной» державы.

Больше всего в этой парламентско-журналистской тусовке повезло мне. Я  начал свою карьеру журналиста в «Коммерсанте» Яковлева. В том самом «Коммерсанте», в котором вначале девяностых не было профессиональных журналистов, а в собкоры  брали тех, кто мог получить эксклюзивную информацию об убийствах и взрывах раньше других. Но для того, чтобы закрепиться в «Коммерсанте» этого было недостаточно. Работать собкорами там могли только «полные отморозки», для которых девиз «Коммерсанта» «МОЧИТЬ ВСЕХ!» на время работы в газете становился – СМЫСЛОМ ЖИЗНИ!

Фраза «мочить всех!» для «Коммерсанта» была не просто девизом, словами. Она вынуждала собкоров выстраивать весьма сложные отношения с местными авторитетами, правоохранителями и представителями власти. Сегодня журналист, "выпрашивает" эксклюзив  у местного царька для «Коммерсанта», а завтра публикует в газете убойный компромат на вчерашнего собеседника. Причем акценты в материале, который мог  появиться в газете на следующее утро, мало зависели от точки зрения собкора. Это было коллективное творчество редактора отдела корсети и двух-трех собкоров из разных регионов. А если статья затрагивала «большую политику» то, в присланную заметку «влезал» со своими «размышлизмами и сверхценными идеями» редактор отдела политики или экономики. И тогда, от авторского текста оставались только факты и куча врагов у собкора, который «своими писаниями оклеветал уважаемых людей на Украине или в Крыму».

Среди этой «кучи врагов» за первый год работы в «Коммерсанте» у меня были  руководители Крыма, представители президента Украины в  Крыму, украинские журналисты, прокуроры, высокопоставленные милиционеры, депутаты и авторитетные бизнесмены. Но не было в этом списке только одного человека – Льва Миримского. Дело в том, что я не воспринимал его вначале девяностых, как человека, который «делает политику в Крыму».

Союз кооперативов Крыма

Мои друзья-информаторы были в основном из предпринимательской среды. Они сливали  информацию о каждом убитом коммерсанте и свои версии о том, кто и почему пулей или тротиловой шашкой прервал жизненный путь «хорошего человека». Вторая группа моих  знакомых была из «сэйлемовской» политической крыши. Министры, вице-премьеры, лидеры партий. Но больше всего меня, в то время, интересовал ПЭВК (партия экономического возрождения Крыма). Дело в том, что я был непосредственным свидетелем, того, как в ПЭВК загоняли предпринимателей посулами и угрозами. Вначале девяностых я занимался издательским бизнесом, выпускал книги и участвовал в съемках художественного фильма на киностудии имени Горького в Москве  (киностудия купила у меня право на экранизацию книги «В паутине смерти»), и был «своим» в этой компании.

 Меня тоже приглашали в ПЭВК, но я  отказался, чтобы не связывать себя «партийной дисциплиной и коллективной ответственностью за дела и делишки «новой бандитско-партийной элиты государства». В старой компартии Советского Союза  я тоже не состоял.  Туда меня не приняли. Как говорят: «не вышел ростом и лицом».

Но вернемся к ПЭВКу и Союзу кооперативов Крыма. В конце восьмидесятых Союз кооперативов Крыма создавали, как организацию, которая сможет защитить от чиновничьего и ментовского беспредела всех деловых людей Крыма. О бандитах и узаконенном рэкете на заседаниях правления  Союза кооперативов Крыма вслух не говорили, потому что дань бандитам платили все крупные предприниматели, и это не могло быть темой для обсуждения по определению. Платили даже такие монстры крымского бизнеса как (…).  Далее я хотел назвать конкретные фамилии, но учитывая, что эта книга о НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ КРЫМА, которую многие крымские политики хотели бы забыть навсегда, я решил не давать повода для судебных исков обиженным и опущенным. (У меня уже есть двухлетний опыт судебной тяжбы с бывшим премьер-министром Крыма, а ныне председателем городской государственной администрации Севастополя Сергеем Куницыным из-за книги «Премьер Куницын и его команда»). Команда юристов, во главе с небезызвестным Полуденным, тем самым, который помог Виктору Ющенко «СДЕЛАТЬ ТРЕТИЙ ТУР ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ», несколько лет назад пыталась пустить под нож книгу «из-за пары пустяков – мало значащих для автора книги эпизодов из жизни Куницына».  Сергею Куницыну добиться от суда публичной казни над книгой тогда не удалось. Весь тираж ушел по назначению и книга «Премьер Куницын и его команда» до сих пор украшает многие библиотеки Крыма и Украины. Но, учитывая судебный опыт, я решил более внимательно относиться к «эпизодам» этого исторического исследования.

Среди тех, кто составлял костяк Союза кооперативов Крыма (СКК), а впоследствии и созданного СКК – обкома профсоюза предпринимателей были крупные «советские теневики», партийно-комсомольская номенклатура и директора крупных заводов и фабрик. Последние,  особо не светились и не избирались в руководящие органы нашего Союза,  но тень этих господ незримо присутствовала на совещаниях и отчетно-выборных собраниях. Дело в том, что реальные деньги,  можно было «отбить» в то время только  у государства, создавая при госпредприятии кооператив, через который ушлый директор и перекачивал государственный безнал в реальные банковские ассигнации.

Судя по тому, что никаких следов Миримского возле этого полузаконного советского бизнеса многочисленным исследователям его биографии  обнаружить,  не удалось, то в это веселое время он занимался чем-то другим.

В отличие от Миримского  некоторые нынешние нардепы Украины из бывших секретарей обкомов и горкомов, свой первичный капитал нажили на разграблении партийно-комсомольской собственности. Памятник одному из них, вы можете лицезреть сегодня в центре Симферополя, рядом с бывшим обкомом компартии Украины, куда этот деловой господин шустро бегал в свои молодые годы за получением инструкций и выговоров от старших товарищей.

Миримский в симферопольский «пентагон» в советское время был не вхож, и дерибанить «народное достояние» с верными ленинцами не имел права. Не досталось ему и «золота партии», вывезенного натихаря в оффшоры ушлыми комсомольцами и их друзьями из органов. Как говаривал один из  комсомольцев восьмидесятых: «ЗОЛОТО ПАРТИИ не предназначено «инвалидам пятой группы». Этот бизнес был для проверенных товарищей из номенклатуры».

Вначале, я не хотел пояснять, что такое  «ИНВАЛИД ПЯТОЙ ГРУППЫ» СТРАНЫ СОВЕТОВ, но опросив знакомых студентов, понял, что в истории родного государства эта тема была, мягко говоря, освещена недостаточно. В пятой графе записывали НАЦИОНАЛЬНОСТЬ соискателя коммунистических благ и путевок заграницу. А национальность  Льва Миримского,  в то время как и сейчас,   не входила в список «ТИТУЛЬНЫХ», и предполагала ряд серьезных ограничений. Насколько мне известно, Лев Миримский не был ВЕРНЫМ ЛЕНИНЦЕМ И ПРОВЕРЕННЫМ  КОММУНИСТОМ, ДОПУЩЕННЫМ К ПАРТИЙНОЙ КОРМУШКЕ И «ЗОЛОТУ ПАРТИИ». А отсюда следует, что он не имел возможности «по легкому «срубить» первичный капитал для создания своей «Империи».

 Итак, в конце 80-х годов в стране образовались две неравные группы бизнесменов. Одни - с комсомольским значком на лацкане пиджака и партийным билетом в кармане грабила родное государство с коммунистической ненавистью, прибирая к рукам фабрики, заводы и санатории, которыми сами же управляли. Всем остальным  - приходилось на пустом месте создавать  кооперативы, организовывать производство и сбыт товаров, договариваться с городскими властями, милицией. Это был менее криминальный бизнес, но и им приходилось частенько нарушать законы, скрывать доходы, давать взятки и платить дань бандитам. Учитывая специфику деятельности, информацию кто и чем занимается, начинающие бизнесмены старались скрывать не только от журналистов, но и от своих коллег кооператоров. Не был исключением и Лев Миримский. Вначале девяностых я не видел ни одного документа, который бы проливал свет на его весьма успешный бизнес в Симферополе.

Отсутствие объективной информации о деятельности вновь создаваемых структур и нежелание предпринимателей в то бандитское время идти на контакты с журналистами, впоследствии было использовано заинтересованными гражданами  при организации наездов на своих конкурентов.

В девяностых годах  в Крыму не только убивали и взрывали бандитов и бизнесменов, но и организовывали настоящие информационные войны. Причем распознать «заказной» характер той или иной публикации было непросто. «Ментовские сливы» в прямом эфире озвучивали «бесстрашные» журналисты и безукоризненно честные милиционеры с большими звездами на погонах. Среди «отважных борцов с криминалом» долгое время числился и генерал  Геннадий МОСКАЛЬ, начальник Главного Управления МВД Украины в Крыму. Соловьиной песней Геннадия Москаля было разоблачение «самопохищенного» спикера Крымского парламента Евгения Супрунюка и объявление его в международный розыск… ЗА НЕЗАКОННОЕ ХРАНЕНИЕ «ДВУХ ПАТРОНОВ».

Столь пространное вступление я вынужден был сделать для того, чтобы  читатели этой книги сегодня  смогли понять, кто и как  создавал  крымские легенды о «бандитских крышах», предпринимателях и новоиспеченных политиках.
Продолжение следует.

На фото:  ЛЕВ МИРИМСКИЙ
Фото: Интернет издание "ФОКУС"
 
 
 
 
 
 
 
8. Предвыборный рецепт для олигархов.

9. Лев Миримский. А что ты делал в период застоя?
Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.25 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
« Пред.   След. »
Нравится
     
 
© Agatov.com - сайт Марка Агатова, 2007-2013
При использовании материалов
указание источника и гиперссылка на http://www.agatov.com/ обязательны

Rambler's Top100