Главная
19.10.2019 г.
 
 
Главное меню
Главная
О проекте
Статьи, очерки, рассказы
Новости
Советы туристам
Книги Марка Агатова
Рецензии, интервью
Крымчаки Расстрелянный народ
Фоторепортажи
Российские журналисты в Крыму
Коридоры власти
Контакты
odnaknopka.ru/kolyan.cz
Реклама
Лента комментариев
no comments
Прогноз погоды
Яндекс.Погода
3. Стеклотара и папа Римский Печать E-mail
МАРАТ БАРСКИЙ:  Стеклотара и папа Римский.
Лев ПАПА РИМСКИЙКНИГА ИЗ ПАРАЛЛЕЛЬНОГО МИРА. Все о чем вы уже прочитали, не имеет никакого значения, потому что на сцену выхожу я, Марат Барский – собственный корреспондент газеты  «Наше дело» из книги «Журналист – убийца».
«На ржавом крючке седьмого столба пляжного навеса белым флагом металась по ветру давно вышедшая из моды рубаха. Вплотную к столбу был придвинут почерневший от времени деревянный топчан, на котором покоились мятые голубые брюки, рваные пляжные тапки и полиэтиленовый пакет с кошачьей физиономией. Единственной ценной вещью здесь были огромные тяжелые ласты "Акванавт", изготовленные лет десять назад из литой резины. Хозяином этого добра был журналист московской газеты "Наше дело" Марат. Накануне ему исполнилось тридцать три года. Среднего роста, худощавый, сутулый, коротко стриженный, с черной бородкой и тяжелым взглядом. Было в его взгляде что-то дьявольское, злое и страшное. Он не вызывал особых симпатий у женщин, не посещал богемных тусовок и не любил пресс-конференций. Работал Марат на отдел убийств газеты, которую читатели называли по-итальянски коротко и емко "Коза ностра". Вот так начиналась книга «Журналист – убийца». Ее главный герой журналист Марат Барский за эти годы совсем не изменился, остались прежними и его методы работы и взгляды на жизнь. Вот только объект исследования стал другим. В девяностых годах он расследовал дело о похищении спикера крымского парламента, которого никто не похищал, сегодня  ему предстояло рассказать читателям правду о сером кардинале Крыма. Консультант определил для меня место и время, и я приступаю к своему параллельному расследованию. Но это рассказ уже не о Миримском, а о человеке известном в народе под именем  - ПАПА РИМСКИЙ.
 
Сегодня я расскажу Вам  о страшных тайнах папы Римского, но не того, который в Риме, а другого – гражданина Республики Таврида. Хотя, если говорить правду, то никакой республики Таврида не было, нет, и не будет. А была папская Империя. Вот о ней-то мы и поведем сейчас рассказ.

Папа Римский  долгое время был одним из  отрицательных героев крымской прессы. Каких только обвинений ему не предъявляли теле-дамы из крымского телевидения. Сегодня, всего и не вспомнишь, но одно из них – осталось в моей памяти  навсегда.

Версия о том, что папа Римский  заработал свои миллионы  на стеклотаре, принимая пустые бутылки в ларьке, запущенная с телеэкрана в Крыму дамой журналисткой под стук керамического башмака, мне показалась в то время, весьма экзотичной. Это в советское время приемщик стеклотары казался некоторым инженерам человеческих душ, скопищем порока, потому что про хитроумные аферы со стеклотарой рассказали  популярные актеры в первом советском телесериале «Следствие ведут знатоки».

Но это был телевизионный детектив, а в Крыму превратить пустые бутылки в многомиллионное богатство мне казалось делом  не реальным. Однако эти истории, похожие на правду, звучали в эфире и многие телезрители им верили. Сегодня  пиарщики внесли б эти программы  крымских телевизионщиков в учебники по черному пиару. Ну, что может быть хуже, для постсоветского политика, чем обвинения его в том, что свою трудовую деятельность он начинал  приемщиком стеклотары, а потом стал миллионером.

 - На моей таре нажился! – било по мозгам похмельную личность. - Я ему бутылку за 12 копеек сдал, а он с нее в миллионеры сиганул!

Так с легкой руки крымских телевизионщиков информация о стеклотаре и папе Римском  ушла в народ.

Поэтому, свое расследование  о жизни и деятельности  папы Римского на просторах ИМПЕРИИ ТАВРИДА  я решил начать с телепрограмм о стеклотаре. Отправляюсь в Симферополь к  «деловым». В качестве эксперта мне посоветовали выбрать БУХГАЛТЕРА -  человека малоизвестного и незаметного. На нем был старый потертый пиджак и фуражка «а-ля Лужков». Встретиться с этим типом мне порекомендовал местный  журналист из судебной хроники: «Он всех знал и многих сдал следакам».

 Я  забрасываю эксперту вопрос по теме.

- Во времена застоя, наверно, можно было что-то наварить и на стеклотаре,  - пожал плечами  местный эксперт-экономист, отсидевший свое за какие-то темные дела.  - «Жигули» покупали, слышал, но чтобы в конце восьмидесятых подняться на пустых бутылках…

- Говорят на стеклотаре деньги делал папа Римский, - подсказываю ранее судимому.

- А ты уверен, что папа Римский вообще имел какое-то отношение к этому бизнесу. Даже если он и работал приемщиком стеклотары – пойди, докажи теперь, - а потом удивленно посмотрев на меня, спросил. - А ты, что на  папу Римского  компру собираешь?

- Ничего я не собираю, - успокоил я эксперта, -  просто интересно, на чем папа Римский первичный капитал сделал. Слухи ходят, что рэкетом промышлял с «Башмаками».

- А ты у него сам спроси, может, расколешь, – улыбнулся человек из  прошлого, - а я о папе Римском говорить с тобой не буду.

- Боишься? -  сделал я удивленными глаза.

- Зачем мне чужие проблемы в конце жизни, - закурил сигарету БУХГАЛТЕР, - они не стоят тех денег, что ты предложил. Я думал, что мы поговорим о прошлой жизни взагали. А тебе нужен конкретный человек. Очень конкретный.

- Сдавать дружков из «Сейлема» ты не боялся, - решил напомнить о  недавнем прошлом «эксперта».

- За тот базар я уже ответил, - сплюнул на землю БУХГАЛТЕР, - и не тебе меня учить. Единственное, что  скажу – папа Римский не тот человек, кто позволит собирать на себя копру. Зубы сломаешь.

- Или сломают?

- Могут и сломать, - недобро усмехнулся БУХГАЛТЕР. – Смотри, сколько машин на дорогах, каждый день люди попадают в  автоаварии, вешаются, тонут в море. Зачем тебе проблемы, Марат. Папа Римский -  не «похищенный»  СПИКЕР, он человек конкретный, может всерьез обидеться.

- А я уж думал, что время изменилось.

- Время изменилось, а люди остались прежними, - продолжил собеседник, - прикид сменили, галстуки надели, машины другие – взрываются реже. А в душе – они те же, из девяностых.
Я протянул БУХГАЛТЕРУ обещанный гонорар. Он взял деньги, затушил окурок и, не прощаясь, незаметно исчез.

Честно говоря, я не ожидал подобной реакции бывшего ЗЭКа на простой, безобидный вопрос. Неужели стеклотара таила в себе опасность для  Папы Римского? Эту ж тему засветили еще в девяностых, и он обсуждал ее в телепрограммах, что-то отвечал журналистам. А может, БУХГАЛТЕРА испугал сам разговор о ПАПЕ РИМСКОМ?

Через неделю после этой беседы подкатил ко мне один симферопольский журналист из той самой команды, которая в свое время устроила вселенский плач по «похищенному спикеру» Супрунюку. У этого журналюги есть фамилия и имя, но из-за того что «герой эпизода» после выхода книги станет таскать автора по судам, я решил приклеить ему бандитское погоняло «Свидомый». А от «Свидомого» судья заявление о чести и достоинстве - не примет. Потому, что у «Свидомого» ни чести, ни достоинства. Взяли пивка у цирка, и тут его друг нарисовался - третьим. Поговорили о ерунде, чувствую, что зреет вопрос на языке у «Свидомого». Наконец, выдохнул: «А слабо тебе про папу Римского  книгу написать, бывшего пожарного спикера Супрунюка ты лихо опустил  своим расследованием. Чего пасуешь. Народу будет интересно узнать, как люди в ИМПЕРИИ ТАВРИДА бабки делали».

Я приложился к пиву. Похоже, хренов эксперт слух запустил не вовремя, что я компру  собираю на самого папу Римского.

- У меня другие планы, – поставил я бокал на стол.  – Пора домой.

- Так, скажи, о чем книга? Тебя с охранником папы Римского видели и возле его секретарши, говорят, вертелся. – Не отставал «Свидомый».

- А вчера я в этом баре тоску разгонял с ветераном сексуального фронта 50 -летней Варварой, а потом здесь же с негром из мединститута общался.

- Про Варвару слышал, - расплылся в улыбке «Свидомый».  - 0на многих знает. И с «Башмаками» дружила. Так про что пишешь?

- Завтра узнаешь, - пообещал я, чтобы уйти от опасных вопросов. Отмазка, конечно, левая, но ничего лучшего в тот момент в голову не пришло.

Из-за болтливого эксперта-уголовника  ситуация резко осложнилась. Если слух дойдет до папы Римского, охранники отсекут от меня  «офисную пыль» его многочисленных фирм  и многие вопросы останутся без ответов. А вопросов этих у меня было очень много, в том числе и главный: «Был ли папа Римский бандитом в прошлой жизни и как он заработал первичный капитал?».
Но «Свидомый» не отставал и тогда я выдал первое, что пришло в голову.

- Меня интересует Геннадий Москаль, помнишь такого.

- Ничего ты про Москаля не напишешь, - махнул рукой Свидомый. Можешь не понтовать перед народом.

- Это почему? – искренне удивился я.

- Потому что у тебя  нет доступа к телу генерала. Он  с тобой  никогда не встречался,  и даже интервью тебе  ни разу не давал, - стал разводить  «на слабо» «Свидомый».

- А зачем мне генерал, когда есть любовницы говорливые. Да и людишки вокруг генерала разговорчивыми оказались. Вот, например, слили  недавно добрые люди информацию о том, какую наседку в камеру к мадам Денисовой подсадили при ее аресте. Раскрутила б она ее тогда по полной программе, если бы президент не вмешался по просьбе Куницына, и ушла бы тогда белым лебедем Денисова  в дальние края, и не была б она сегодня «министром по-пенсионерам». Но переиграл Куницын Москаля и прокурора Крыма Шубу, а вот почему и как никто до сих пор не знает. И ты, Свидомый из всех свидомых, уходишь от этой темы.

Мой собеседник  знал об аресте Людмилы Денисовой все кроме  приготовленной для нее «наседки» в камере, но старые оперативные дела на нынешнего «оранжевого» министра по соцзащите его явно не интересовали.

- Пустые хлопоты, Марат, - скривился, как от лимона «Свидомый», - прокурора Шубу благополучно убили на охоте, Москаль про тайну следствия болтать не будет, да и пенсионер – президент тебе ничего не скажет. Кто ж на себя возьмет «давление на следствие».

Поговорив со мной, еще минут пять, он  убежал к своим кураторам из трехбуквенной конторы за гонораром, а я  отправился на свидание с «Башмаками». А если быть точнее,  на «стрелку» в аэропорту Симферополь, которую  забил мне бывший мент, который  в свое время водил дружбу с «башмаками». За малые деньги он обещал рассказать пару занимательных историй из бандитской жизни Симферополя.

Сенсация от «оборотня в погонах»

В аэропорту мы пристроились с бутылкой вина на свежем воздухе и под рев взлетающих самолетов, человек с опухшей физиономией пересказал мне трагическую историю взлета и падения «Башмаков». Оказалось, что мой собеседник был не просто ментом, а самым настоящим  «оборотнем в погонах», который обменивался нужной информацией с бандитами и помогал им избежать ареста. Многое из того, что рассказал  «Оборотень», назовем его так, я знал и без него, но были детали, о которых  никогда не слышал. И о них можно было бы рассказать  в книге, но уж больно ненадежным был источник информации – спившийся бывший мент. Да и жизнеописание бандитов из организованной преступной группировки «Башмаки»  меня интересовали меньше всего. Я собирал материал о крымских политиках и крупных  предпринимателях, которые сегодня тайно или открыто, управляли полуостровом.

- Ты спрашиваешь, знаю ли я папу Римского? – услышав вопрос, расплылся в улыбке Оборотень. Да он тут в аэропорту на моих глазах вырос, можно сказать, прошел свои первые университеты.
- В аэропорту? – Искренне удивился я. – Не приходилось мне слышать, чтобы папа Римский был связан с авиацией.

- Я ж тебе не про самолеты говорю, а про аэропорт, - возмутился Оборотень, - Он торговал у меня на глазах и взятки ежедневно давал начальнику ОБХСС в спичечном коробке.

- В каком коробке, чего ты несешь, он  же был членом банды, дружил с Башмаковым? – Стал «пробивать» популярную у журналистов версию через бывшего мента. - Его сам Москаль посадить грозил за бандитизм.

- И чего ж не посадил его грозный рубака вместе с «сэйлемовскими»?  - Вдруг осерчал Оборотень, наливая себе  в стакан очередную порцию «Портвейна». –  Компры не хватило или за ним ничего реального не было? А ведь тебя мне рекомендовал Косой, как человека умного и с понятиями.

- Бог с ним, с Москалем. Генерал много чего говорил журналистам, ты лучше про взятки в спичечном коробке расскажи. - Поняв, что перегнул с «наездом», вернулся я к предложенной информатором теме. - Он, что тебе сам исповедался.

- Да, на хрена мне его исповеди. Папа Римский тут бизнесом занимался. Торговал по патенту.  Смотрю, повадился к нему начальник ОБХСС аэропортовский каждый   вечер прикуривать. А папа Римский ему коробок со спичками в руки сует. Раз сунул, два, а потом я понял, что в этом коробке он начальнику нашему деньги передавал.

- И как ты это просек.

- Да очень просто. Подхожу я к своему начальнику, как  только он от торгаша отошел, и прошу прикурить, а перерожденец мне зажигалку сует, а не коробок спичек, который  только что получил. И зажигалка вполне рабочая. Чиркнул, зажглась. Вот, так, то господин хороший. А ты меня за фуфлыжника держал. А я про твоего папу Римского такое знал, что никто не скажет тебе ни за какие деньги.

- Хорошо. Обэхээснику он платил за место, но к нему и другие могли подойти с  красными корочками? Он их что, к твоему начальнику посылал?

- Нет.  Однажды, когда начальник наш куда-то уехал, я подошел к нему и попросил показать патент, мол, проверка внеплановая. Он дает бумагу с печатью – не придерешься, а внизу на машинке, которая у нас в отделе стояла, допечатаны два слова «аэропорт Симферополь».

- А с чего ты взял, что на вашей машинке допечатали «аэропорт»?

- Так на этой машинке я с утра до ночи стучал, там буква «е» кривая была, она отвалилась, и я ее лично клеил. Так, что к патенту папы Римского наш начальник дополнения внес. А тогда торговать разрешали только на рынках. Других патентов не выдавали.

Я передал «оборотню в погонах» конверт с гривнями, и пошел на трассу ловить маршрутку до Приморска.

Информация, стоила потраченных на нее денег.  Про свои трудовые подвиги в аэропорту папа Римский  никогда и никому не говорил.

Дома, полученную информацию от «оборотня в погонах» я ввел в компьютер в раздел: «Требует проверки».  В плюсах была сама информация, а в минусах стояли вопросы: патент, свидетели, милиция аэропорта.

Теоретически, можно было отыскать ветеранов торгового бизнеса в симферопольском аэропорту и пробить через них прошлое папы Римского, но этот путь мне показался слишком опасным. Массовый опрос рыночных торговок от папы Римского не скроешь. Ему, наверняка, стуканут в первый же день, и тогда на расследовании можно будет поставить жирный крест. Стукачу из органов папа Римский может  и не поверить, а вот на информацию от своих бывших коллег из аэропорта, с которыми трудился за прилавком несколько лет, он отреагирует.

Чернильная душа

Я стал прикидывать, что делать дальше. И тут  вспомнил об одной чернильной душе из окружения Шевьева. Он мне помог при расследовании таинственного похищения спикера крымского парламента. Адресок дачи Супрунюка подбросил. Ему тогда уже было за пятьдесят. Маленький, лысый, в очках с тихим голосом. Целыми днями он пропадал в исполкомах и  налоговой сдавал какие–то отчеты, выбивал разрешения на аренду и  занимался регистрацией предприятий. Платили Регистратору (назовем его так) по тем временам неплохо. Надбавку от братков он получал за специфические знания о жизни. В конце восьмидесятых Регистратор работал в райисполкоме, потом его оттуда попросили, и знающего клерка  подобрал Шевьев или люди из его окружения. Главное, чтобы его паралич не разбил или склероз не изувечил.

Отыскать Регистратора оказалось совсем не просто. Знаток из «бандитского профсоюза» посоветовал искать ветерана бухгалтерского труда на кладбище.

 – Его уже давно нет на этом свете. Погиб во время разборки. Он в офисе был, который конкуренты взорвали вместе с бухгалтерией.

Я проверил по расстрельному архиву – погибший оказался однофамильцем, а Регистратор был на пенсии и жил в старой части Симферополя в развалюхе с печкой в коридоре.

- Углем топить приходится. Шевьев обещал с квартирой решить, но не успел. Самому лыжи пришлось делать. Ну, а ты – то чего пришел? Чем промышляешь? – С порога начал задавать вопросы Регистратор.

-  В газете работаю, а сейчас, историю Симферополя пишу, про девяностые. Интересное время было.

- Не то слово, - закашлял старик, - главное, что живыми остались. Большинство из тех, кого я знал, уже на «абдале». Все им мало было. Весь город подмять под себя хотели, а в итоге, в расцвете сил – на кладбище. Я и сам, чуть на тот свет не отправился, когда контору нашу подорвали бандиты. На полчаса опоздал. Прихожу, а в моем кабинете стекла выбиты, милиция, эксперты. И никого не нашли. Шевьев, правда, говорил своим, что с тем, кто взрывчатку на подоконник положил, потом несчастный случай произошел. Разорвало его взрывом, но я в это не верю. Успокоить хотел людей, что все под контролем и с беспредельщиками покончили. Так, что тебя интересует?

- Главу пишу о первых предпринимателях Симферополя, ты не помнишь, кто тогда патенты выдавал?

- По районам, в исполкомах, чего глупые вопросы задаешь?

- Я в Приморске живу, а у нас районов нет, все горисполком решает, - объяснил Регистратору. – А скажи, можно сегодня поднять списки тех,  кто в 1986 году по патентам в Симферополе работал. Я б опубликовал его в книге – первые предприниматели Крыма, с фотографиями. Интервью бы записал с теми, кто город поднимал из руин.

- И страну развалил, - неожиданно взорвался старик, - да, на хрен они кому нужны. Нашел героев капиталистического труда. Ты же раньше приличным человеком был, спикеров самопохищенных на чистую воду выводил.

- Да я и сейчас занимаюсь тем же.

- Ну, и на хрена тебе мешочники? Кому нужна их история. Пусть Бога благодарят, что в девяностых не убили в разборках. – Продолжил старик.- Ты книги пиши про выдуманную жизнь, чтоб людям приятно было, а про тех, кто хотел урвать кусок пожирнее, пусть следак пишет. Хотя, и в конторе теперь не те сидят. Милицию в аукцион превратили: кто больше дал, тот и прав.

- Красиво сказал, но мне ж тоже кушать надо, вот и решил вспомнить об истоках бардака вселенского, - подыграл собеседнику, возвращая разговор в нужное русло.

- Не выйдет у тебя ничего с этими списками, - налил себе воды из чайника старик, - скорее всего все эти журналы в макулатуру сдали или сожгли, чтобы забыть о них навсегда. Там же химия и жизнь на каждой странице. Левые патенты, подставные люди. Я сам, таких патентов  с десяток за взятки оформил. Кто ж эту беду хранить станет двадцать лет для историков из органов, чтобы сесть в тюрьму.

- Ты хочешь сказать, что этих журналов в исполкоме уже нет?

- Да там тетрадки школьные в клеточку были, терялись они постоянно. Был один случай, когда нужно было получить дубликат патента, концов не нашли уже через три месяца после его выдачи. Придите завтра, придите завтра… Я к ним, как на работу ходил. До сих пор ищут.

- Последний вопрос, скажи, а про папу Римского ты что-нибудь  в то время слышал. Сегодня он человек известный.

- А вот и ответ на вопрос, почему ты здесь. А я голову ломаю, с какой радости   Марат Барский меня через двадцать лет искать начал. Роман про мешочников сочинить захотел? Так я тебе и поверил.  Ты и в прошлой жизни меня в упор не видел, когда я еще что – то значил, а уж сейчас и подавно. Списки мешочников ему подавай. Скажи правду, за компрой пришел? Так двадцать лет прошло – срок давности. Сегодня не только  за фальшивый патент не привлекут, от убийства отмажут по этому сроку.

- С людьми из «Сэйлема» надо говорить, как на исповеди, их не  проведешь. - Махнул я рукой. - По телевизору слышал, что папа Римский стеклотару принимал по патенту. Может, через тебя его бумаги проходили или слышал чего.

- А кто он такой, чтобы к нам приходить. У него с нашими - дел не было. Лева, как тот кот – сам по себе был. Он из другой песочницы, и кто ему бумаги оформлял, я не знаю. И со стеклотарой ты что-то врешь. В те годы патенты выдавали только для торговли на рынках и кустарям. Стеклотара была за государством.

- Скажи, а можно было взять патент, чтобы торговать где-то в другом месте, не на рынке.

- На кладбище. Ты чего вопросы дурные задаешь? Советская власть деловых легализовала не для того, чтобы они карманы набивали себе, а для того, чтобы всех видеть. Поэтому и создали для мешочников рыночное гетто. Торговать можно было только на рынках в специально отведенных местах!

- Ну, это по закону, а если договориться с кем надо?

- Торговали, конечно, но это до первого мента. Протокол за торговлю в неустановленном месте и ты тут же становился лишенцем.

- Патент отбирали?

- Нет, «Героя соцтруда» давали, за изворотливость.  Еще вопросы есть?

- Есть, конечно. Раз уж зашел разговор о папе Римском, я бы спросил, а как он свои предприятия оформлял?

- Понятия не имею. В восьмидесятых я о нем ничего не слышал, а когда  Лева поднялся – то у него уже юристы были в штате. Они напрямую работали с исполкомами, без  посредников.
 
- А тебе, не кажется, что он в бизнес из бандитов пришел?

- Ты знаешь, мне с похмеляки иногда черти кажутся в облике бабы Параськи из телевизора  с башмаком в руках. Его ж твоя знакомая журналистка обвиняла во всех смертных грехах, ко мне – то чего пришел. Ты бы к ней смотался, говорят она в Израиле уже, да и поспрашивал, что-почем, и кто заказал ей папу Римского   под винегрет с селедочкой. А я не при делах, пенсионер. Из дома – только за хлебом и молоком. Никаких развлечений и воспоминаний. И адресок мой не давай никому. Я в твои игры играть не хочу. В прошлой жизни столько взрывов было, столько выстрелов, вспомнить страшно. Когда «Сэйлем» громили, меня следак в камере чуть не убил. Его тоже бумаги интересовали разные. Как предприятия создавали, кто команды давал, кому и что заносили в исполкомах.

- Я ему говорю, что все чисто в бумагах. И взяток не давал,  а он, мня в морду табуретом и орет, как скаженный: «Мне команда – разорвать Вас, гадов с самого верха! Кончилось ваше время».
Старик на минуту замолк, походил по комнате.

- Десять суток в подвале просидел, думал не выйду. И там, в камере поклялся все забыть навсегда, как будто не было.

Я пожал руку старику. Достал из дипломата пакет с апельсинами, водку он и в молодости не пил, положил на стол и направился к двери.

- Ты, вот еще что, - остановил Регистратор на пороге, - книгу, как напишешь, занеси. Почитаю о прошлой жизни, я в ней тоже участвовал. Человеком был, а сейчас не пойми кто. И советы мои не слушай, те, кто на «абдале» – вспыхнули и ушли молодыми, а тот, кто сберег себя, на луну по ночам воет от  тоски, потому что шанс свой единственный упустил.

Было странно слышать эти слова от Регистратора, который всю свою жизнь прожил незаметным клерком в одной из самых мощных преступных группировок  Крыма «Сэйлем».

В этот день мне  предстояло навестить еще одного человека из прошлой жизни. Он не был клерком и не был бандитом, его ни разу не судили, но людская молва навсегда приклеила Экономисту  «сэйлемовское» клеймо. Сам же он именовал себя предпринимателем средней руки, был образцовым отцом и счастливым дедушкой. Встречу  Экономисту я назначил у недостроенной церкви в центре Симферополя.

- Знаменитое место, - пожав руку Экономисту, проговорил я, - с одной стороны храм с танком на постаменте, а через дорогу развалины ресторана.

- Комсомольцы постарались, - усмехнулся старик.  -  Сначала храмы взрывали, атеизм внедряли, а потом, верные ленинцы одумались, церкви восстанавливать стали. Так о чем ты поговорить хотел?

- О жизни нашей бренной. Книгу пишу философскую и есть там один вопрос, на который не могу найти ответ: «Почему, одних любит золото, а  других свинец?».

- Так ты у них-то и спроси, у тех, кого любит золото, - показав на развалины ресторана у Верховного Совета Крыма, проговорил Экономист.

- Так не скажут же правды на бегу.

- Им некогда, всё гоняются за миллионами чужими, а время придет, и с собой ничего не возьмут.

- Жён  и наследников осчастливят. Стартовый капитал потомкам оставят, - продолжил я, - может, в бар заглянем, помянем общих знакомых.

- Я бы, конечно, помянул комсомольцев за развалины не злым тихим словом. Но с тобой по барам ходить - себе дороже будет. Ты ж поговорить со мной хотел, а тему не обозначил.

- Есть один успешный человек, папа Римский, которого любят деньги, и живет он не в Ватикане, а в Симферополе.

- О таких людях говорить надо на берегу реки, подальше от чужих ушей. Пошли к Салгиру.

По дорожке мимо почты мы  спустились к реке.

- Так что ты хочешь услышать от меня? – усаживаясь на скамейку, спросил Экономист.

- Журналисты в девяностых обвиняли Папу Римского  в связях с «Башмаками». Говорили, что первичный капитал Империи был, мягко говоря, не совсем легальный. Причем,  об этом говорили не только журналисты,  но и генерал Москаль.

- Москаль много чего говорил в то время.  Копал на папу Римского, но похоже так ничего и не накопал.

- А фотографии, где папа Римский рядом с теми, кто потом на зону ушел.

-  Папа Римский человеком был   контактным, общительным. Встречался с разными людьми. Конституция позволяет пить с кем угодно. И не только пить, но и закусывать. Время сложное было, временами знакомство с братвой, помогало бизнесу, но папу Римского лихие люди  «за своего» не держали.

- Потому, что торговал?

- Для братьев это был аргумент. Но все это на уровне предположений и слухов. У меня нет доказательств. В то время я работал с другими людьми, - усмехнулся Экономист.

- Верится с трудом. Вы же отслеживали весь бизнес в Тавриде. Думаю, что и папа Римский был в поле вашего зрения. Мне один человек рассказал, как папа Римский взятки местному менту давал в спичечном коробке. Может и вы, что- то слышали об этом?

- Досье я вел на многих, - уклонился от ответа Экономист.

- Тогда прямой вопрос: «Что вы знали про Симферопольский аэропорт? Кто его «крышевал»?

История о том, как в Крыму создавали ПЯТУЮ КОЛОННУ. 

Убийство на Казантипе.  Виагра для ЦРУ.  "Тупик Чубайса №13".  SEX джихад.  История о том, как на УКРАИНЕ ЦРУ создавало ПЯТУЮ КОЛОННУ.    

В США НА «АМАЗОНЕ» ПРОДАЮТ  ШПИОНСКИЕ РОМАН    МАРКА АГАТОВА  О ЦРУ:


- Спроси, что-нибудь попроще. Аэропорт стоит на отшибе. Там были какие-то свои дела, свои расчеты. Я даже не знаю, кто его контролировал, - задумался Экономист.

- Может быть, «Башмаки»? – уточнил Марат.

- Может и «Башмаки», если к этому вопросу подходить с территориальных позиций, но там главное – транспорт. Междугороднее такси, автобусы, игровые, которые разводили в дороге пассажиров на деньги. Транспорт приносил реальные деньги и там был прямой интерес игровых. А торговля в аэропорту была в зачаточном состоянии. Скорее всего, предпринимателей  опекали местные менты. Бандиты не стали б обращать внимание на мелочевку. А ты, я смотрю, серьезно занялся папой Римским, раз до аэропорта докопался?

- Хочу понять, на чем он сделал первичный капитал.

- Не там ищешь. В аэропорту можно было заработать побольше, чем на рынке, если привозить то, что интересует пассажиров. Там не было конкуренции и можно было задирать цены, но для того, чтобы построить «Империю» этих денег будет маловато. Давай прикинем: привозит челнок барахло из Турции или Одессы, скажем на 10 тысяч баксов. Продавец накидывает к цене 100% наценку.  Навар за месяц 10 тысяч баксов, если продашь все. Но у меня большие сомнения, чтобы точка в аэропорту могла иметь такой оборот.

- Тогда другой вариант. Приходит папа Римский к господу и тот его спрашивает: «Расскажите, уважаемый, как вы смогли  заработать 10 миллионов баксов?». А он глаза в пол и шепчет Богу: «Не пил, не ел месяцами, на школьных завтраках экономил…».
 
- А потом умер дедушка и оставил мне в наследство 10 миллионов долларов, - прервал  Экономист, - Ты зачем старые анекдоты пересказываешь.

- Похоже, и вы не верите в  наследство, и в золото партии, и дамам с  хрустальным башмачком в руках из телеящика, которые кричали на весь мир, что папа Римский поднялся на общаке братьев?

- Сказать с телеэкрана можно, что угодно, но нужны доказательства, а у меня их нет, - покачал головой старик, - заговорился я тут с тобой.

Он поднялся со скамейки, церемонно пожал мне руку и направился к мостику через Салгир, а потом неожиданно остановился и произнес: «Думаю, что партнеры у папы Римского на старте были другие. У «Башмаков» он бы взял деньги, если бы предложили. Но ему их никто не предлагал. Не ты первый ищешь «золото партии» не под тем деревом.

- А где ж та страна дураков, где деньги лежат? - схватил я за рукав Экономиста.

- Совета хочешь, так бы и сказал. Так я подскажу.  «Сэйлем» взорвали изнутри. Взорвали те, кому доверяли.

- В отличие от Вас, пан Экономист, я   никого не собираюсь взрывать. Я пишу криминальный роман о взаимной любви денег и человека. Я хочу найти ответ на очень простой вопрос: «Почему, к одним рукам прилипают деньги, а другие остаются ни с чем. «Империю» и Миримского я выбрал случайно. На его месте мог бы быть и другой политик-олигарх, но в Крыму он самый заметный.

- Хорошо излагаешь, Марат, но ответ не там ищешь. В конце восьмидесятых деньги делали из воздуха.

- А поподробнее, можно?

- Почему бы и нет, - ухмыльнулся Экономист. - Я ведь не только группировки отслеживал, но и журналистов, которые  занимались криминалом.  В Приморске при советах у одного нашего общего знакомого была своя дискотека. Веселил он народ в санаториях. В среднем за вечер  «Азимут» поднимал 100-150 рублей. Полтинник уходил на транспорт, кое-что отдавали государству за билеты и завклубу, который закрывал глаза на «вертушку с билетами». Кого-то пропускали без билетов, кому-то продавали собранные билеты по второму разу. Но кассиров, ни разу не поймали.

- Раз не поймали – значит, не было «вертушки».

- Вот и ответ. Закон нарушали все. Мало того, я на сто процентов уверен, что ни один успешный предприниматель в то время не смог бы подняться, если б он неукоснительно следовал всем инструкциям и указаниям контролирующих органов, и не давал взяток налоговым инспекторам, сотрудникам милиции, санитарным врачам, сотрудникам исполкомов. Поэтому эпизод, который тебе удалось раскопать в аэропорту, ни о чем не говорит. Он лишь подтверждает правило. Хорошее это правило, или плохое, не важно. Главное, что оно существовало в то время. Это был узаконенный государственный рэкет. С другой стороны на предпринимателей давили криминальные структуры. Те, кто оказался между молотом и наковальней должны были выбирать: или продолжать свой бизнес, играя по установленным правилам, или…пополнить расстрельный архив Марка Агатова. Папа Римский выбрал первое и победил, несмотря на милицейско-бандитские наезды и информационные войны. И дело здесь не в том, кого любят деньги, а в умении договариваться с теми от кого зависит твой бизнес и принимать правильные решения. И при этом, бизнес свой надо вести честно. И еще, я бы на твоем месте съездил к развалинам кинотеатра «Мир», поговорил с ветеранами о том, кто и как там  принимал стеклотару.

- Вы хотите сказать, что это не выдумка и папа Римский действительно начинал свою трудовую деятельность приемщиком стеклотары?

На этот вопрос Экономист отвечать не стал.

Он  прошел по мосту над Салгиром, помахал рукой на прощание, и, обернувшись, крикнул: «Главное в жизни комсомольских развалин не оставлять после себя в центре города, чтобы люди не проклинали тебя и твой бизнес!».
Продолжение следует
На фото: Лев ПАПА РИМСКИЙ
 Фото:   Фото: ПРАВОСЛАВИЕ.RU
 
 
 

5. Встреча с прошлым в московской гостинице «Минск»

6. Лев Миримский - ПАПА РИМСКИЙ в прошлой жизни был фотографом?

7. Робот Яндекса против Льва Миримского 

8. Предвыборный рецепт для олигархов. 

9. Лев Миримский. А что ты делал в период застоя? 

Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.25 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
« Пред.   След. »
Нравится
     
 
© Agatov.com - сайт Марка Агатова, 2007-2013
При использовании материалов
указание источника и гиперссылка на http://www.agatov.com/ обязательны

Rambler's Top100