Главная arrow Книги Марка Агатова arrow Премьер Куницын и его команда. arrow Бандитский полуостров.
19.12.2018 г.
 
 
Главное меню
Главная
О проекте
Статьи, очерки, рассказы
Новости
Советы туристам
Книги Марка Агатова
Рецензии, интервью
Крымчаки Расстрелянный народ
Фоторепортажи
Российские журналисты в Крыму
Коридоры власти
Контакты
odnaknopka.ru/kolyan.cz
Реклама
Лента комментариев
no comments
Прогноз погоды
Яндекс.Погода
Бандитский полуостров. Печать E-mail
Бандитский полуостров.

Рассказывая о сомнительных, а то и криминальных делах крымских чиновников, главарей преступных кланов, продажных прокуроров и милиционеров, я не хотел бы сгущать краски. Среди тех, кто живет рядом с нами, подавляющее большинство — люди, честные, порядочные, верные долгу. Таким мне запомнился старший следователь прокуратуры АРК Владимир МОЛОМИН (в настоящее время он на пенсии). Несколько лет назад ему было поручено расследование дела о преступной деятельности бывшего председателя ВС Крыма Евгения Супрунюка и его брата Сергея Кущенко.
А до этого он довел до скамьи подсудимых банду Бабака. Это было первое дело в Крыму о бандитизме. Удалось ему раскрыть и жуткую «тайну двух алуштинских скелетов». На мой взгляд, Владимир Моломин был и остается на сегодняшний день лучшим следователем прокуратуры АРК. Предлагаю вниманию читателей три «дела» Владимира Моломина.

Банда Бабака
Человек, к которому я шел на свидание, ждал меня в одной из симферопольских пивнушек. В прошлом он работал в органах, а сейчас, оставшись не у дел, стал моим консультантом.
Настоящего имени его я не знаю. Да это и не важно. В моих бумагах он фигурирует под псевдонимом Хиипон. Что означает это слово, я расскажу позже.
Хиипон сидел в дальнем темном углу утонувшей в табачной синеве забегаловки и степенно потягивал пиво.
Взяв у буфетчицы две кружки «Жигулевского», я в поисках свободного стула побродил по подвалу и «совершенно случайно» оказался у его стола.
— Я все узнал, — вместо приветствия тихо произнес Хиипон, — только книжного детектива из этой истории не выйдет.
— Почему? — искренне удивился я, — об этой банде столько разговоров.
— Наша контора разучилась работать. В былые годы мы бы покончили с ними за три дня, — недовольно буркнул мой собеседник, — и они бы не пролили столько крови. Но если настаиваешь, я расскажу об этой банде правду — без милицейских легенд и журналистского вранья. Только без фамилий потерпевших: их слишком много. Да и не стоит, лишний раз тревожить людей.
Прослушав несколько раз наш диалог, я не стал превращать его в судебный очерк, тем более, что суда еще не было, а решил изложить на бумаге диктофонную запись частной беседы.

Первое дело банды
В конце июня прошлого года на берегу Азовского моря появился цыганский табор. Вернее, московский.
— Народец крутой подобрался, да промашка у них с цифрами вышла, — пробурчал Хиипон.
— С какими цифрами? — уточнил я.
— В том лагере тринадцать человек было.
— Чертова дюжина.
— И я о том же. Прикатили в Крым москвичи на двух «Джипах» и «Жигуленке». При всех делах, даже электростанцию портативную привезли. Лагерь они поставили у села Золотое в Ленинском районе.
Водичка в Азовском море в июне как молочко парное. Еды, питья — на любой вкус. Короче, отдых намечался в лучшем виде. Да на беду свою не учли ребята колорит местный. Крым-то обнищал. Картоха за деликатес в деревнях. А тут буржуины с музычкой. Коньяки да шампань под паюсную. . .
Короче, нашлись завидущие и стукнули о компании бандиту местному, Бабаку. А может, он и сам прознал о богатеньких «буратино». Теперь уж не разберешь, а у покойника не спросишь.
Годков Бабаку было тридцать пять. Из них десять по зонам чалился: за разбой, грабежи и побег из колонии. В село Калиновку вернулся особо опасным рецидивистом в марте восемьдесят девятого. Для отмазки на работу устроился, но корешей своих не забыл. Народ болтал, что Петя Бабак рэкетом в районе промышлял. Кооператоров, торгашей щипал потихоньку, но никто в милицию не жаловался.
И все бы ладненько было, да куражу Бабаку захотелось. Посчитал, что бандитское время настало. Банду сколотил из деревенских. На первое дело пошли вчетвером. Правой рукой у Бабака был тридцатилетний Геннадий Продан. У него — две ходки в зону. Двое других не судимы. Игорь Кравцов — наркоман, воевал в Афганистане.
Самый молодой в банде был Виктор Никеров. Ему двадцать три исполнилось. А теперь наверняка зеленкой лоб намажут.
— Расстреляют?
— Нет, по головке погладят! Подельники говорят, что Витька-то и пришил Бабака. Я так думаю, не жилец он при любом раскладе. Ежели суд вышку не даст — на зоне достанут. Но вернемся к москвичам. Кто-то из бандитов днем обследовал лагерь и притаранил весточку, что мужики там крутые. На понт не взять. Да и стволы у них, наверняка, припрятаны на всякий пожарный. Поэтому и не сунулся Бабак сразу, человек-то он тертый, с биографией. Дождался темноты и на своих «Жигулях» привез банду к лагерю.
Было у них с собой два автомата и пистолет, а чтоб фотороботы потом не рисовали — напялили на головы чулки. Ждать пришлось недолго. Около часа ночи один из отдыхающих направился в темноту нужду справить, и тут застучали автоматы. Человек упал, а бандиты выскочили из укрытий и бросились к палаткам.
Согнав перепуганных москвичей в одно место, они расстелили на песке покрывало и потребовали сложить туда все ценные вещи, золото, валюту, радиоаппаратуру и оружие.
В ту ночь отдыхающие лишились карабина с оптическим прицелом, винчестера и пистолета Марголина. Общий ущерб оценен следствием в 3 миллиарда 11 миллионов украинских карбованцев.
Награбленное преступники погрузили на автомашины потерпевших (Джип Cherokee, джип Wrangler и ВАЗ 2108) и выехали в сторону каменоломен.
Возле села Семисотка, в старых заброшенных штольнях, бандиты спрятали автомашины и похищенные вещи. Валюту и драгоценности забрал с собой Бабак, объяснив подельникам, что все это сдаст в воровской общак.
Поиски грабителей начались на следующее утро. Однако внимание милиции каменоломни почему-то не привлекли. Тем временем бандиты вернулись домой. Днем они мало чем отличались от односельчан, разве что пили больше других. Зато вечерами преображались. На ворованных машинах объезжали ближайшие пансионаты, хулиганили, избивали отдыхающих.
Удачное ограбление добавило бандитам наглости. Они почувствовали себя хозяевами района. 17 июля заявились в бар «Зацеп», расположенный на территории пансионата «Ярославский». Изрядно выпив, набросились на отдыхающих, жестоко избили некоторых и попытались захватить одну из автомашин. Но водителю удалось опередить бандитов и скрыться на КАМАЗе.
Неудача их не остановила. Через два дня на базе отдыха «Элби» в селе Песочном они напали на местного жителя Зверева и, угрожая оружием, забрали у него автомобиль «Волга» ГАЗ-24.
— А что же милиция? — перебил я Хиипона. — Бандиты же оставили массу следов, да и краденые машины засветили.
Мой собеседник укоризненно покачал головой.
— Это в твоих детективах сыщики каждый эпизод отрабатывают, а в нынешней жизни все проще: грабанули залетных, да и Бог с ними. Опер-то зарплату в фантиках получает. Ему на этот «Джип» и за сто лет не заработать...
— Ты хочешь сказать, что их не очень-то и искали?
— Я этого не говорил, — поморщился Хиипон, — но если бы в восьмидесятом на моем участке банда объявилась... Да начальство с меня б три шкуры спустило! А если честно — не из-за начальства мы пахали тогда.
— Вопрос снимаю. Итак, угнали «Волгу»...
— Но и этого им показалось мало. На следующую ночь Бабак с компанией напал на другой палаточный городок. На берегу моря жили киевляне, семеро взрослых и пятеро детей. В полночь их разбудили автоматные очереди. Бандиты забрали одежду, золотые украшения, валюту, автомашину «Ауди-100» и даже продукты. Общая сумма ущерба превысила 200 миллионов карбованцев.
Все это добро бандиты спрятали в каменоломнях и до утра пьянствовали в своем логове. Под утро заснули. А поднятые по тревоге работники милиции уже прочесывали прилегающие к месту преступления дороги. Проезжая недалеко от каменоломен, сотрудники ГАИ старший лейтенант милиции Александр Тарасенко и старшина милиции Игорь Фарафонтов увидели свежий след автомобиля, ведущий к заброшенной штольне. Они решили обследовать этот район самостоятельно, хотя и знали, что бандиты вооружены автоматами.
Фарафонтов проверил свой табельный «ПМ», и патруль ГАИ направился к каменоломням. Кто-то из бандитов заметил милиционеров. Бабак и Продан схватились за автоматы. В первую же минуту Фарафонтов и Тарасенко были ранены. Но несмотря на это, старшему лейтенанту под огнем удалось забежать в один из входов каменоломен. В свое время, будучи еще мальчишкой, он вдоль и поперек излазил подземелья. Поэтому ему без труда удалось оторваться от преследователей и спрятаться в одной из штолен.
А Игоря Фарафонтова бандиты затащили в свое логово. Устроили допрос с пристрастием. Их интересовало местонахождение патрульных групп и милицейских постов. Узнав, что кольцо сжимается, а их убежище оказалось засвеченным, Продан переступил черту. Выстрелом из карабина он убил старшину.
Теперь банда оказалась вне закона. За убийство милиционера наверняка расстрел, и на их поиски бросят всю милицию Крыма. Чтобы не искушать судьбу, бандиты усаживаются в «Джипы» и пытаются выехать из опасного района. Они очень торопятся, и на крутом повороте одна из машин переворачивается. Попавший в аварию автомобиль нашел последнее пристанище на дне Северо-Крымского канала. На втором «Джипе» бандиты доезжают до Калиновки. Здесь Бабак предложил подельникам разделиться. Вместе с Никеровым он отправился в село. Остальные же на машине попытались покинуть опасный район, но далеко уйти им не удалось: разыскиваемый «Джип» заметили сотрудники милиции.
Исход погони решил автомат Кравцова. Милицейский УАЗ был изрешечен очередями. Преступникам удалось уйти, и только по счастливой случайности никто из сотрудников милиции не пострадал.
Бандиты решили избавиться от засветившейся автомашины. Они сбросили ее в Северо-Крымский канал, а сами несколько дней скрывались в лесопосадках,
Вскоре фотографии членов бандитской группы появились в газетах. Жить на виду, в селе стало опасно, и они перебрались на мыс Казантип. Лежбище свое соорудили в цокольном этаже заброшенной стройки.

Убийство Бабака
Хиипон достал из кармана пачку «Беломорканала». Не спеша раскурил папиросу и, затянувшись, продолжил:
— То, что произошло в дальнейшем, вызвало удивление у опытных следователей. Неоднократно судимый Бабак вместо того, чтобы покинуть Крым с награбленным добром, остается вместе со своими подельниками. От вынужденного безделья и постоянного страха быть разоблаченными в банде начинаются конфликты. Бабак завинчивает гайки, устраивает для своих дружков тюремные порядки. Арестованные теперь поясняют, что Бабак корчил из себя пахана, издевался над ними.
В конце концов бандиты решили покончить с главарем. Исполнить приговор взялся самый молодой, Никеров.
Даже в страшном сне Бабак не мог представить, чтобы на него, признанного авторитета, особо опасного рецидивиста, поднял руку его подельник, ни разу не сидевший в тюрьме. Но уж так складывались отношении в волчьей стае, и 16 августа в 23 часа Виктор Никеров подошел к Бабаку, который устраивался на ночлег. Пуля попала в затылок, поставив точку в биографии Петра Бабака.
Бандитов, переступивших через труп главаря, уже ничто не могло остановить. Они превратились в диких волков, обложенных егерями со всех сторон. Ни у кого из них них не мелькнуло даже мысли, чтобы уехать из Крыма, уйти на дно, спрятаться...
На следующее утро Продан и Никеров пришли к матери Бабака и заявили ей, что Петя собрался за границу и просил ее передать спрятанные им вещи, золото и валюту.
Мать Бабака привела гостей к тайнику, расположенному недалеко от дома. Из водоразборного колодца появились сумки с видеоаппаратурой, телевизорами, фотоаппаратами и импортной одеждой. Но золота и валюты не было.
Бандиты забрали вещи, спрятали сумки в одном из строящихся домов в городе Щелкино. Ночевали они у приятеля, а утром еще одна «добрая душа», спасая бандитов от милиции, вывозит их на личном КАМАЗе.
Вот так мнимая доброта одних приводит к гибели других, ни в чем не повинных людей. В тот же день Продан и Никеров направились в поселок Ленино, где разыскали работника станции техобслуживания Юрия Берина. Они обвинили его в том, что он якобы плохо отремонтировал им машину, и потребовали 1000 долларов.
Берин знал, что перед ним бандиты, и пытался тянуть время. И тогда Продан достал пистолет и дважды выстрелил.
Оттащив труп за гараж, бандиты в машине Берина направились к своим сообщникам. Загрузив ворованные вещи в «Жигули», четверо преступников двинулись в сторону Симферополя. Но далеко им уехать не удалось, так как у машины оказались неисправными тормоза.
У села Владиславовка Кировского района они заметили стоящую на обочине «девятку». Хозяин машины и его супруга трудились на своем огороде. Бандиты подъехали ближе, и Продан предложил Эдуарду Тунику расправиться с хозяевами.
Туник, недолго думал, из автомата одиночными выстрелами растрелял людей. На всякий случай Продан выстрелил в бездыханное тело из пистолета.
Теперь уже трое оказались повязанными на крови.
Неисправную машину они сбросили в канал и на новенькой «девятке» направились в Симферополь.
Несколько дней преступники скрывались в селе Мирном, а потом перебрались в село Укромное. Здесь чувствуют себя привольно, продолжают совершать разбойные нападения.
Хиипон очередной раз приложился к кружке.
— Я пытался понять психологию этих людей. Ведь среди них судимый был только Продан, не считая убитого Никеровым Бабака. Откуда у этих парней взялось столько ненависти?
— А тебе не кажется, что ими двигала обычная зависть к чужому богатству? Испытание капитализмом выдерживает не каждый. Они прекрасно понимали, что добиться достойной жизни честным путем не смогут.
Хиипон хитро прищурился.
— Ты считаешь, что ими двигал революционный лозунг «Грабь награбленное!»?
— Скорее всего, этим они попытаются объяснить свои действия в суде.
— А ведь они могли уехать из Крыма. Награбленного им хватило бы для безбедной жизни где-нибудь в Грузии или Чечне. И там они бы стали недосягаемы для украинской милиции. Но они этого не сделали.
— Почему?
— Мне кажется — дело все в главаре. В отличие от Бабака, тщательно готовившего нападения, Продан не думал о последствиях. 4 сентября 1994 года на «Жигулях» бандиты отправляются через весь полуостров в Джанкой. Они надумали похитить очередной автомобиль. Для этого Продан и Никеров напялили на себя милицейскую форму, вооружились автоматами. Милиция сейчас разводит руками: мол, невозможно перекрыть все дороги в Крыму. Но это объяснение в пользу бедных. В былые времена бандиты, убившие сотрудника милиции, не рискнули бы даже выйти из дома.
— У меня тоже не укладывается в голове, как это преступники, находящиеся в розыске, могли спокойно разъезжать на автомашине убитого человека по всему Крыму.
— ...И по дороге высматривать очередную жертву. Им был нужен новенький автомобиль. Увидели подходящую «девятку» с транзитными номерами. Ничего не подозревающий водитель предъявляет лжемилиционерам документы и рассказывает, что машину он приобрел в Германии у родственников и теперь перегоняет ее к себе домой, в Краснодарский край.
Бандиты придирчиво осматривают автомобиль. Супруги Варваркины везут из Германии спутниковую антенну, два магнитофона, автозапчасти, одежду.
На свою беду водитель плохо знает крымские дороги и спрашивает у «милиционеров», как быстрее проехать к переправе. Они указывают ему путь, а через несколько километров на безлюдном шоссе у села Новопокровка Кировского района догоняют «девятку» и требуют остановиться. После чего, вооруженные автоматом и пистолетом, выходят из машины.
То, что перед ним не милиционеры, а бандиты, водитель понял, увидев направленное на него оружие. Но было уже поздно. Продан намеревался тут же избавиться от потерпевших, но на этот раз Туник и Никеров сжалились над людьми и уговорили главаря оставить их в живых.
После этого налета бандиты окончательно поверили в свою безнаказанность. Они вызывают к себе своих жен. Лена Туник приехала в село Урожайное к мужу с годовалым ребенком. Но ни участковый, ни оперативники не обратили никакого внимания на новых людей
А бандиты тем временем приобрели мотоцикл «Ява». 10 октября Продан и Никеров, прихватив с собой автомат и пистолет, через весь полуостров поехали на мотоцикле в Щелкино за очередной данью.
Среди бела дня они напали на гражданина Лялина и потребовали 1000 долларов. Пострадавший знал, что бандитов разыскивает милиция, и, чтобы потянуть время, он заявил им, что деньги у него дома. Оставив вымогателей на улице, Лялин зашел в свою квартиру и, открыв окно, выбрался наружу.
Прождав минут пять, бандиты стали ломиться в дверь но хозяина уже и след простыл. Поняв, что Лялин побежал в милицию, Продан и Никеров на мотоцикле уехали в Симферополь.
Поднятая по тревоге милиция и на этот раз не смогла задержать преступников.
— И как же поймали неуловимых?
— Как в твоих детективах, его величество случай пришел на помощь. Через неделю после неудачной поездки в Щелкино Продан и Никеров на «Яве» под вечер отправились в Симферополь. А в это время по шоссе шли три участковых милиционера. Увидев виляющий из стороны в сторону мотоцикл, у которого к тому же не оказалось номерных знаков, милиционеры решили остановить его.
Одному из милиционеров удалось схватить за одежду сидевшего за рулем Продана и повалить мотоцикл. Никеров, сидевший сзади, бросился бежать, оставив своего друга на шоссе.
За ним погнались два сотрудника милиции. Оружия у них с собой не было. А Никеров, не раздумывая, тут же открыл стрельбу из пистолета и тяжело ранил Владимира Лозовского и Владимира Сидлярука. По убегающему преступнику стал стрелять из табельного оружия Александр Пономарев. Он выпустил в него всю обойму, но промахнулся. На выстрелы прибежали люди, которые помогли задержать Продана.
А Никеров тем временем отыскал своего знакомого и рассказал ему о случившемся. Тот, ни минуты не сомневаясь, на своей машине поехал в село Укромное и предупредил об опасности Кравцова.
Бандиты тут же перенесли все ценные вещи в соседний дом, но село не покинули.
В милиции опознали разыскиваемого бандита. И, выяснив у Продана местонахождение остальных преступников, выехали на задержание. Но дома их уже не было. Они спрятались в соседских огородах. Обыскав дом, сотрудники милиции уехали из села, посчитав, что бандиты сюда больше не вернутся. Но не тут-то было! Утром Эдуард Туник забрал сумку с добром и отправился на вещевой рынок в Симферополь. Но торговля шла плохо, и он решил уехать в Щелкино.
Заметив засаду в своем доме, Туник сумел переправиться в Керчь. Здесь он селится у своей знакомой восьмидесятилетней старухи. Живет тихо. Из дома никуда не выходит.
— А остальные?
— 19 октября милиции удается задержать Никерова. Он решил спрятаться у своей родственницы в селе Мирном. Но в доме оперативники устроили засаду.
Увидев милиционера, Никеров из пистолета Макарова открыл стрельбу и ранил сотрудника уголовного розыска Геннадия Ипатова. Но и Никерову уйти не удалось.
Третий бандит, Кравцов, до 25 октября проживает а поселке Гвардейском у своих знакомых. Потом по его просьбе ему приобретают билет на поезд до Луганска. Он ни на минуту не расстается с автоматом и гранатой. Работникам милиции становится известно, на каком поезде он уедет, но задержать бандита не удается.
А вот Туника взяли 11 ноября 1994 г. Он надумал навестить жену в Щелкино, но на этот раз милиция сработала профессионально. Бандит не успел даже достать оружие.
Хиипон допил пиво и, отставив в сторону вторую кружку, произнес:
— Вот и вся история. Детектива из нее не получится. Нет здесь закрученной фабулы, гениальной работы сыщиков.
— А кто ведет это дело?
— Старший следователь по особо важным делам прокуратуры Крыма старший советник юстиции Владимир Моломин. Только до окончания следствия никакой информации ты от него не получишь.
Признаюсь честно, история, которую поведал Хиипон, мне показалась фантастической. Целую неделю я потратил на проверку фактов. Беседовал с очевидцами, потерпевшими. Увы, все оказалось правдой. Бандиты действовали примитивно и нагло, не думая о последствиях, пускали в ход оружие. Убивали из-за автомашин, из-за денег.
Как и предсказывал Хиипон, старший следователь прокуратуры Республики Крым Владимир Андреевич Моломин отказался сообщить подробности по этому делу до окончания следствия, отметив лишь, что ему впервые за двадцать лет работы в прокуратуре пришлось расследовать дело по 69 статье УК Украины. В Крыму четыре раза возбуждали дела по бандитизму, но суды переквалифицировали их на другие статьи.
Может быть, из-за этого и начался на полуострове беспредел. Бандиты, чувствуя свою безнаказанность, наглеют. Чуть ли не ежедневно гремят взрывы и автоматные очереди. Только в прошлом году от рук убийц погибло около тысячи человек.
Владимир Моломин в свое время работал следователем по особо важным делам Прокуратуры СССР. Расследовал дела о взятках в верхних эшелонах власти Казахстана и Азербайджана. А сейчас он скрупулезно выявляет всех соучастников и пособников, благодаря которым бандиты могли совершать убийства и грабежи.
В заключение нашей беседы следователь поинтересовался о моих источниках информации.
— Моего друга зовут — Хиипон, — пояснил я, — что в переводе означает «Хорошо Информированный Источник, Пожелавший Остаться Неизвестным».

Эпилог
Верховный Суд Республики Крым признал Геннадия Продана, Виктора Никерова и Эдуарда Туника виновным в совершении убийств, бандитизме, грабежах, разбойных нападениях, воровстве, вымогательстве. По мнению следствия, с апреля 1993 года по октябрь 1994 года они совершили 17 преступлений. Убили пять человек, ранили четырех, в том числе трех милиционеров. Похитили шесть автомашин. Потерпевшие предъявили иск к бандитам по возмещению ущерба на общую сумму один миллиард сто тридцать три миллиона четыреста сорок семь тысяч украинских карбованцев.
Первый суд над бандитами состоялся 23 марта 1995 года. На скамье подсудимых тогда находился только один Тышенко, участвовавший вместе с Проданом и Бабаком в вымогательстве десяти тысяч долларов у П. Суд признал Тышенко виновным в вымогательстве и осудил по статье 144 части 3 к шести годам лишения свободы.
А вот хозяин дома, где скрывались и долгое время хранили оружие и награбленное добро, до суда не дожил. Николай Омельчук 29 марта 1995 года погиб в результате дорожно-транспортного происшествия на тринадцатом километре автотрассы Симферополь-Армянск. Уголовное дело в отношении двух пособников, Чудинова и Щербатова, и скрывавшегося от следствия Кравцова, выделены в отдельное производство.
29 августа Верховный Суд Республики Крым признал Геннадия Продана, Виктора Никерова и Эдуарда Туника виновными в совершении умышленных убийств, бандитизме, разбойных нападениях, грабежах и приговорил всех троих к исключительной мере наказания — расстрелу.
Итог закономерен. Преступники вряд ли рассчитывали на более мягкий приговор. Слишком много горя они принесли людям. Но в камере смертников они еще надеются на чудо. Вдруг сжалится Президент Украины и помилует их. Трое, безжалостно убивавшие, надеются на снисхождение... И наверное, сегодня клянут тот день и час, когда неверная дорожка свела их с Бабаком, когда впервые взяли в руки оружие, когда из-за автомобиля пошли на убийство ни в чем не повинных людей.

Апрель 1995 г.

Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.25 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
« Пред.   След. »
Нравится
     
 
© Agatov.com - сайт Марка Агатова, 2007-2013
При использовании материалов
указание источника и гиперссылка на http://www.agatov.com/ обязательны

Rambler's Top100