Главная arrow Книги Марка Агатова arrow Премьер Куницын и его команда. arrow «Русская рулетка» для крымских чиновников.
20.10.2018 г.
 
 
Главное меню
Главная
О проекте
Статьи, очерки, рассказы
Новости
Советы туристам
Книги Марка Агатова
Рецензии, интервью
Крымчаки Расстрелянный народ
Фоторепортажи
Российские журналисты в Крыму
Коридоры власти
Контакты
odnaknopka.ru/kolyan.cz
Реклама
Лента комментариев
no comments
Прогноз погоды
Яндекс.Погода
«Русская рулетка» для крымских чиновников. Печать E-mail
В начале книги я уже говорил, что взяться за эту работу решил после того, как в Евпатории из автомата был расстрелян предприниматель Радов и его спутники, а в Симферополе неустановленные «грабители» напали на члена президиума Верховного Совета Крыма, одного из лидеров партии «Союз» Владимира Клычникова. Лично у меня, свидетеля и участника драматических событий конца девяностых годов в Крыму, эти совпавшие по времени преступления вызвали неприятные ассоциации. Именно так, при помощи автоматов, кастетов, ножей шла к власти впоследствии расстрелянная более удачливыми конкурентами Партия Экономического Возрождения. Многие герои недавних криминальных войн уже никогда не возьмут в руки оружие, не выйдут к трибуне парламента произносить зажигательные речи и «не пойдут в народ» уговаривать сограждан отдать последнее, что у них осталось — голос на выборах.
Судьба выбросила «черную метку», отправив молодых честолюбивых мужчин на почетный сектор симферопольского кладбища. Не обошла стороной эта беда и крымское правительство.

Хроника расстрелов
18 января 1994 года: Эскендер Меметов

Знатоки крымских криминальных войн первой жертвой в печальном списке погибших политиков называют депутата Верховного Совета Крыма, советника председателя Верховного Совета Крыма по экономическим вопросам 42-летнего Эскендера Меметова.
Вначале его машину обстреляли рэкетиры в Алупке. 13 декабря 1993 года неустановленные преступники ночью положили под окно дома взрывное устройство. После этого теракта Эскендер Меметов заявил, что у его дома «школьники взорвали взрывпакет».
Последняя точка была поставлена 18 января 1994 года во дворе дома на улице Батумской, 4. Неизвестные преступники обстреляли машину Эскендера Меметова, в которой находились и двое его детей, По словам свидетелей преступления, огонь из автоматического оружия велся как минимум с двух точек. При нападении пострадало восемь человек. Сам Меметов был ранен тремя пулями и, несмотря на две операции, впоследствии скончался. Погибли и два телохранителя депутата — Олег Степанов и Константин Таланин. Пострадали также и двое детей Меметова. На месте преступления убийцы оставили два автомата и пистолет.
Преступление не раскрыто.
1 февраля 1995 года: Владимир Синельник
Директор объединения «Крымгаз» Владимир Синельник был обстрелян неизвестным преступником в 8 утра 1 февраля 1995 года на улице Дмитрия Ульянова, 18 в Симферополе. Он находился в автомобиле «Волга». Огнестрельные ранения грудной клетки, правого и левого бедра оказались смертельными. Ранен в ногу был и водитель.
Преступление не раскрыто.
23 декабря 1996 года: Леонид Рябика
Глава райгосадминистрации Раздольненского района Леонид Рябика был убит выстрелами из пистолета «ТТ» 23 декабря 1996 года недалеко от школы в поселке Раздольное. «Заказчиком» убийства, по мнению следствия, был депутат Раздольненского райсовета, а исполнителем — 19-летний житель этого поселка.
16 мая 1997 года: Алексей Головизин
Глава фонда госимущества Крыма, организатор предвыборной кампании Леонида Кучмы в Крыму был убит на лестничной площадке своего дома в Симферополе утром 16 мая 1997 года. Киллеры вывели из строя лифт и подкараулили чиновника на лестнице. Алексей Головизин умер по дороге в больницу от полученных огнестрельных ранений в голову и грудь.
Убийство Алексея Головизина расследовала Генеральная Прокуратура Украины. О нем много писали в газетах, и, чтобы успокоить общественность, Центр общественных связей ГУ МВД Украины в Крыму выпустил специальное сообщение. Этот документ весьма ярко характеризует наше недавнее прошлое.

«Следствие продолжается...»
Как уже сообщалось в средствах массовой информации, Генеральной прокуратурой, МВД, СБУ Украины проводятся активные оперативно-следственные мероприятия, направленные на скорейшее раскрытие убийства председателя Фонда госимущества Крыма Алексея Головизина.
В состав созданных оперативно-следственных групп вошли лучшие специалисты и эксперты всех трех силовых ведомств. Отрабатываются основные версии совершения этого преступления.
Совместно с государственной налоговой администрацией, контрольно-ревизионным управлением осуществляется проверка хозяйственно-экономической деятельности предприятий, организаций и учреждений. Установлены отдельные факты нарушения действующего законодательства, по которым возбуждены уголовные дела.
При проведении оперативно-следственных действий по расследованию данного убийства за последние трое суток раскрыто 135 из 240 совершенных преступлений (56,3%), в том числе 2 убийства. Задержаны 32 подозреваемых в их совершении, 14 из которых арестованы. У преступников изъято 50 единиц огнестрельного, газового и холодного оружия, в том числе противотанковое ружье, две винтовки, 2 пистолета, обрез, граната, около сотни патронов, 1 кг пластиковой взрывчатки.
Обезврежено мощнейшее взрывное устройство, установленное 18 мая т.г. одним из активных членов организованной преступной группировки на частной АЗС в г. Армянске. Преступник задержан, двое его сообщников объявлены в розыск.
Милиция Крыма будет благодарна всем, кто окажет помощь в расследовании убийства Алексея Головизина, раскрытии и предупреждении других преступлений.

Центр общественных связей ГУ МВД Украины в Крыму».
Однако призыв крымской милиции к тем, кто владеет информацией об убийце и «заказчике» этого резонансного преступления, услышан не был. До настоящего времени убийство Алексея Головизина остается нераскрытым.

18 сентября 1997 года: Дмитрий Гольдич
Заместитель Министра курортов и туризма правительства Крыма Дмитрий Гольдич был убит неустановленным преступником в 8 часов 20 минут утра 18 сентября 1997 года в подъезде дома № 33 по улице. Московской в Симферополе. Пуля киллера настигла Гольдича на лестничной площадке между первым и вторым этажами. На месте преступления были найдены три гильзы. Пуля попала ему в голову, Потерпевший был доставлен в республиканскую больницу имени Семашко, где, не приходя в сознание, скончался.
На посту заместителя министра курортов и туризма АРК Дмитрий Гольдич проработал всего две недели.
Вице-премьер правительства Крыма Андрей Сенченко, у которого с Дмитрием Гольдичем были деловые и дружеские отношения, после его убийства заявил журналистам:
«Я могу с почти стопроцентной гарантией утверждать, что «заказано» мое убийство. Более того, я уверен, что Диму Гольдича убили по ошибке — на его месте должен был быть я».
Дмитрий Гольдич был убит, когда выходил из квартиры бывшего вице-премьера правительств Крыма Андрея Сенченко. До настоящего времени преступление не раскрыто.

5 февраля 1998 года: Александр Сафонцев
Покушение на первого заместителя председателя Совета министров Крыма Александра Сафонцева было совершено на территории турбазы «Таврия» в Симферополе . Бомба, по мощности эквивалентная 400-600 г. тротила, была заложена в чугунную урну для мусора и приводилась в действие радиосигналом. Взрывной механизм террорист привел в действие в момент когда Александр Сафонцев вместе с телохранителем, сержантом милиции Романом Гаркушей, поднимался по лестнице к дверям турбазы.
Сила взрыва была так велика, что обломки урны разбросало в радиусе 500 метров.
Александр Сафонцев в правительстве Крыма курировал все крупнейшие бюджетообразующие предприятия Крыма, курорты и туризм, за контроль над которыми вели борьбу в ту пору влиятельные криминальные кланы.
Следователи проверяли самые различные версии, но выйти на «заказчиков» и исполнителей теракта так и не смогли. Осведомленные в тайных пружинах крымской власти люди в неформальных беседах поясняли мне, что Сафонцева убили не из-за того, что он кому-то помешал или не выполнил некие обязательства перед контролировавшими тогда Крым бандами. Он погиб случайно. Просто организаторам чудовищной провокации нужно было громкое «дело», после которого не только киевские хозяева, но и местные жители закрыли бы глаза на любые действия милиции по разгрому оргреступных группировок Крыма. С Сафонцевым сыграли в «русскую рулетку», — ту самую, когда револьвер заряжают одним патроном и, крутнув барабан и поднеся дуло к виску, нажимают на спусковой крючок.
Каким образом «черная метка» выпала на Сафонцева и кто «крутил рулетку», неизвестно. А вот о том, как был организован этот теракт, развязавший руки правоохранителям, мне рассказал один осведомленный человек. (Более подробно об этой истории вы можете прочитать в рассказе «Вице-премьера взорвали бомж и студент»). Вот только доказательств этой версии у меня нет, поэтому и превращена она в короткий детектив, где автору позволено выдвигать самые немыслимые версии реальных событий.
А вот газету ГУ МВД Украины в Крыму «С места происшествия» обвинить в склонности к фантазированию вряд ли кто решится. Поэтому я без купюр приведу несколько абзацев из опубликованных на ее страницах отрывков из книги В. Чернецова «Бандитский Крым»
«...Основные события развернулись в начале следующего (1998) года в предверии выборов в Верховную Раду Украины, Крыма и местные Советы. ПЭВ выдвинула своих кандидатов на все более или менее заметные депутатские места, включая пост ялтинского городского головы. Это же сделали и «стратегические противники». От итогов выборов зависело, кто окажется хозяином Ялты на ближайшие четыре года. Судя по всему, крымские мафиози не предполагали, с кем столкнулись их интересы на Южном берегу...
После визита Пустовойтенко в конце января 1998 года грянули проверки, сопровождаемые возбуждением уголовных дел, оборона Ялтинского горсовета с последующим ее снятием.
Протесты вожаков ПЭВ против нарушения прав местного самоуправления не возымели ни малейшего действия, проверялись контролируемые ими коммерческие предприятия. Согласно официальным сообщениям, только по результатам проверки деятельности Ялтинского горисполкома было заведено более тридцати уголовных дел.
Чистки коснулись и правоохранительных органов: своих кресел лишились четыре заместителя начальника местного УВД, был освобожден от должности прокурор Ялты Николай Герман, который, как оказалось, раскатывал на ворованной автомашине».
А теперь главное: «... то, что произошло затем, по сей день вызывает разноречивые интерпретации: то ли у «сейлемовских» сдали нервы, то ли те, кто начал большую игру против них, РЕШИЛСЯ НА БОЛЬШУЮ ЖЕ ПРОВОКАЦИЮ, то ли вмешался кто-то третий, задумавший решить свои проблемы за счет ялтинской «замятни».
5 февраля было совершено покушение на второе лицо в крымском правительстве — вице-премьера Крыма Александра Сафонцева.
Для властей покушение на Сафонцева стало сигналом для нанесения массированного удара по всем «сейлемовским» структурам, начиная с самого «верха».
В эти же дни был арестован один из функционеров Ялтинского горсовета А. Коваленко — тот самый Коваль, который, по слухам, являлся ялтинским представителем «Сейлема»
Удар был нанесен по лидерам и коммерческим структурам «Сейлема». Прокуратура возбудила уголовные дела по деятельности четырех банков... Весной 1998 года были подвергнуты фронтальным проверкам десятки фирм, в той или иной степени связанные с «Сейлемом», многие из которых после этого попросту прекратили свою деятельность».
Для того, чтобы запустить столь масштабную акцию, необходим был очень серьезный повод. И убийство вице-премьера пришлось как нельзя кстати. (Правда, заинтересованные граждане и сейчас утверждают, что разгром ПЭВа СЛУЧАЙНО СОВПАЛ С УБИЙСТВОМ ВИЦЕ-ПРЕМЬЕРА и никто его из киевских руководителей «не заказывал»).
Вот только мне непонятно почему, при таких широкомасштабных мероприятиях, проводимых службой безопасности, милицией и прокуратурой, так и не удалось отыскать людей, причастных к убийству Сафонцева. При таком небывалом прессинге люди, связанные с Партией экономического возрождения и «Сейлемом», наверняка бы «сдали» «заказчика» убийства. Но для этого нужно было как минимум знать, кто это сделал.
Один из участников этих событий заявил мне, что «заказчиков» убийства Сафонцева надо было искать в Киеве, а не в Крыму, ответив на вопрос «Кому было выгодно убийство вице-премьера Крыма?».
Я решил последовать этому совету и в ноябре 2002 года, когда книга была уже сверстана, отправился по старым адресам. Моими собеседниками были сотрудники милиции, депутаты Верховного Совета прошлого и нынешнего созывов, следователи прокуратуры, парламентские журналисты и чиновники из совмина, которые могли пролить свет на ту давнюю историю. Так вот все они, не сговариваясь, но при условии, что я никогда не стану разглашать их имена, назвали в качестве «заказчика» убийства Сафонцева весьма влиятельного украинского политика.
Мотивировали они свое предположение тем, что с Сафонцевым за несколько дней до его убийства, якобы, вел разговоры один из руководителей Украины того времени и предлагал ему пост главы крымского правительства. Сафонцев от этого предложения не отказался, чем и подписал себе смертный приговор.
Имя ГЛАВНОГО ПОДОЗРЕВАЕМОГО (будем называть так предполагаемого «заказчика» убийства) сразу же после взрыва на турбазе «Таврия» называлось не только сотрудникам милиции и прокуратуры «некими осведомленными гражданами», но и «засвечивалось» в украинских СМИ. Однако ни оперативники спецслужб, ни следователи прокуратуры так и не смогли добыть реальные доказательства вины ГЛАВНОГО ПОДОЗРЕВАЕМОГО.
Лично я в эту «лежащую на поверхности» версию не верил. Слишком уж навязчиво «сливали компромат» на ГЛАВНОГО ПОДОЗРЕВАЕМОГО мои коллеги — журналисты из центральных украинских СМИ. Создавалось впечатление, что это делается по указанию хозяев и учредителей некоторых телекомпаний и газет или тех невидимых «кукловодов», которые уже в начале февраля 1998 года «заказали результаты крымских выборов».
Перелистывая свои журналистские блокноты того времени, я наткнулся на трижды подчеркнутую запись, сделанную красной пастой: «Отследить, кто получит максимальные дивиденды от этого убийства через 3-4 года». Иными словами, надо было по прошествии времени ответить на простой вопрос: «Кому было выгодно убийство Сафонцева – реального кандидата на пост премьер-министра Крыма?
Так вот оказалось, что ГЛАВНОМУ ПОДОЗРЕВАЕМОМУ гибель Сафонцева никакой существенной выгоды не принесла. Ему не удалось занять кресло премьера (хотя позиции его были весьма сильны в то время на полуострове) и в этом, на мой взгляд, не последнюю роль сыграли слухи, намеки и откровенный «слив компромата» «из информированных источников» о якобы причастности его к убийству Сафонцева. Так что взрыв на турбазе убил не только вице-премьера, но и нанес весьма существенный урон репутации ГЛАВНОГО ПОДОЗРЕВАЕМОГО.
Мои сегодняшние собеседники пытались доказать, что ГЛАВНЫЙ ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ потерпел поражение в борьбе за премьерское кресло не из-за активной пиар-кампании, направленной против него, а из за «ошибки в расчетах» при организации самого теракта и отказа киевских покровителей после столь вызывающей акции помогать ему в борьбе со своими оппонентами в Крыму.
На мой взгляд, все эти версии и умозаключения «построены на песке». Сегодня можно однозначно утверждать, что ГЛАВНЫЙ ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ никакой выгоды от убийства Александра Сафонцева даже теоретически не мог получить, что само по себе может служить для него в определенной степени «охранной грамотой», поэтому я и не называю его фамилии в книге. А своим информаторам, однозначно «приговорившим» ГЛАВНОГО ПОДОЗРЕВАЕМОГО, посоветовал бы впредь не раскручивать «лежащие на поверхности напрашивающиеся версии». И это совет не журналиста, а автора детективов. При работе над очередным криминальным романом, «закручивая сюжет», чтобы запутать читателя, я отвлекаю его внимание от истинных виновников преступления различными ложными версиями, кстати, весьма правдоподобными и убедительными. Причем эти ложные следы — всегда на поверхности. (Также поступают и организаторы серьезных преступлений. Среди этих людей можно встретить и опытных юристов, бывших оперативников, а то и следователей). Больше половины читателей моих книг клюют на эту соблазнительную наживку и когда в конце романа вдруг узнают, что автор их все время «водил за нос», остаются весьма недовольны своими «детективными способностями». Главное, как в детективе, так и в журналистском расследовании, скрывается за словами: «Кому выгодно убийство?» и «Кто в конечном итоге получил максимальную прибыль от совершенного преступления?». Если удастся найти ответы на эти вопросы – то на 90% можно считать свою миссию завершенной.
А теперь от оценочных суждений автора вернемся к реальным событиям 1998 года, в которых НЕТ МЕСТА ФАНТАЗИЯМ и предположениям. Эта часть текста никак не связанна с изложенными выше версиями произошедшей трагедии на турбазе «Таврия». После гибели Сафонцева на полуострове прошли очередные выборы в Верховный Совет Крыма. Вновь избранные депутаты, после довольно сложных переговоров и консультаций с киевскими руководителями, неожиданно для большинства крымчан проголосовали за «человека из глубинки» – Сергея Куницына, занимавшего в то время, по меркам Крыма, весьма невысокую должность – председателя Красноперекопского городского Совета. Для меня так и осталось загадкой, почему депутаты остановили свой выбор на человеке, который не имел опыта работы в центральных органах власти полуострова. (Руководство городским Советом небольшого городка по своему объему и ответственности с руководством СОВМИНОМ Крыма просто несопоставимы).
Думаю, что читателям книги будет небезынтересно ознакомиться с биографией Сергея Куницына, совершившего столь стремительный карьерный взлет в памятном 1998 году. Этот документ был опубликован в крымских газетах после его второго прихода во власть.

Председатель Совета министров Автономной Республики Крым
Куницын Сергей Владимирович

Родился 27 июля 1960 г. в пгт Бекдаш Красноводского р-на Туркменской ССР. Национальность – русский, образование – высшее.
В 1982 году окончил Симферопольский филиал Днепропетровского инженерно-строительного института.
Трудовую деятельность начал в 1982 году в тресте «Перекопхимстрой» Крымской области. В 1983 году работал заместителем начальника цеха на Тюменском домостроительном комбинате. С мая 1983 по октябрь 1984 года – служба в Советской Армии и переподготовка офицеров запаса. Срочную службу проходил в составе ограниченного контингента советских войск в Демократической Республике Афганистан.
С 1985 по 1989 год работал инженером-технологом, начальником цеха, главным инженером завода ЖБИ в г. Красноперекопске. С августа 1989 по март 1990 г. – инструктор идеологического отдела Красноперекопского горкома партии. С 1990 по 1998 год — председатель Красноперекопского городского Совета двух составов. С 1990 по 1994 год – депутат Верховного Совета Украины. С 1995 по 1998 год руководил администрацией созданной в Красноперекопске первой в Украине Северокрымской экспериментальной экономической зоны «Сиваш».
С мая 1998 по июль 2001 года – Председатель Совета министров АРК.
С июля 2001 по апрель 2002 г. – советник Президента Украины.
29 апреля 2002 г. вновь назначен на пост Председателя Совета министров АРК. Депутат Верховной Рады АРК второго и третьего созывов.
Награжден орденом «За заслуги» III степени, тремя медалями, Грамотой Президиума Верховного Совета СССР, знаком «Воин-интернационалист», Почетными грамотами Кабинета министров Украины и Верховной Рады АРК.
Женат. Воспитывает двоих детей.

Рассказывая о совминовских делах и преступлениях, связанных с высокопоставленными чиновниками, я хотел бы напомнить тем, кто не читал мою книгу «Спикер-убийца» о том, что в конце девяностых годов «заказы» на избиение, а то и убийство депутатов, некоторых чиновников и «простых граждан с криминальным прошлым» размещал лично полковник МВД Украины - спикер крымского парламента Евгений Супрунюк. В этой книге я бы не стал писать о Супрунюке, но недавние события вынудили меня вспомнить давнюю историю нападения «двух хулиганов» на бывшего спикера Крымского парламента Сергея Цекова. Я не буду сейчас проводить напрашивающиеся параллели между нападением на Цекова и избиением Владимира Клычникова, а предлагаю ознакомиться с двумя публикациями в газете «Крымское время» — «В Симферополе напали на члена президиума ВС» от 1 октября 2002 года и интервью Сергея Цекова «Уголовник руководил Крымом с ведома Киева», опубликованное четыре года назад. Думаю, что эти две истории помогут вам получить ответ на вопросы о том, что происходит сегодня на крымской земле и кто на самом деле стоит за бандитским беспределом, творимым в нашей республике.

В Симферополе напали на члена президиума ВС
За последние несколько лет крымчане уже успели поотвыкнуть от сообщений о нападениях на высоких должностных лиц из руководства автономии. Бывало, что убивали весьма солидных бизнесменов, но вот людей в ранге министра года эдак с 1998 не трогали.
В прошлую пятницу этот «мораторий» был нарушен: в реанимационное отделение Республиканской клинической больницы имени Семашко «скорая» доставила члена президиума ВС Крыма, председателя парламентской комиссии по местному самоуправлению и административным вопросам, а заодно и председателя исполкома партии «Союз» Владимира Клычникова.
Когда готовился этот материал, посетителей к Клычникову еще не пускали. Врачи нам сообщили лишь, что больной поступил к ним около пяти часов вечера с диагнозом «открытая черепно-мозговая травма», то бишь рассечение глубоких слоев кожного покрова головы. Правда, несмотря на это, по словам медиков, пострадавший с первого дня находится в сознании и «адекватен и контактен». К концу вчерашнего дня его уже должны были перевести из реанимации в стационар нейрохирургического отделения.
По сообщению ЦОС главка крымской милиции, нападение на Клычникова произошло в подъезде его собственного дома между 16.40 и 17 часами «скорее всего с целью завладения личным имуществом». У пострадавшего отобрали барсетку с документами, мобильным телефоном и ключами от квартиры.
Правда, правоохранители пока даже не знают точно, сколько было нападавших (предполагается, что двое) и чем они били. «Пока сложно об этом говорить, — ответили нам в ЦОС, — может, даже и рукой». Милиция уже возбудила уголовное дело по статье 187 ч.1 УК (разбойное нападение), и на данный момент следствие «никакой политической подоплеки пока не усматривает».
Связались мы и с супругой Клычникова Светланой Петровной. Она рассказала, что в похищенной барсетке если и были деньги, то очень маленькая «карманная» сумма. По ее же словам, сам Владимир Николаевич практически ничего об инциденте не помнит: помнит лишь, как вошел в подъезд.
Кстати, как сообщила Светлана Петровна, ее муж собирался заскочить домой всего на минутку, за таблетками. Приехал из парламента на служебной машине, которая подвезла его прямо к подъезду. А уже через считанные минуты соседи услышали удар в свою дверь (возможно, о нее ударился падающий Клычников), вышли на площадку и увидели лежащего на полу члена президиума ВС. Те же соседи сразу позвонили в «Скорую» и сообщили о случившемся жене и водителю, дожидавшемуся шефа у дома.
Кстати, водитель, с которым мы тоже поговорили, не видел никого входящего или выходящего из подъезда. Впрочем, он разворачивал машину и мог кого-то просто не заметить. Зато, по информации агентства УНИАН, которое сослалось на анонимный источник в милицейских кругах, есть-таки свидетели, видевшие, как из подъезда выбежали два человека с барсеткой в руках.
Понятно, что, когда совершается нападение на чиновников такого ранга, версия о политических причинах преступления всегда возникает автоматически. В данном случае в ее пользу говорит, например, то, что как раз сейчас в парламенте назрела довольно напряженная ситуация. Насколько нам известно, Клычников был активнейшим участником консультаций между депутатами по созданию новой фракции, которая может стать инициатором больших кадровых перестановок в Совмине.
Кроме того, настораживает осведомленность нападавших. Обычно преступники некоторое время «ведут» «клиента», чтобы убедиться, что у него есть что взять. Например, они могли бы увидеть, как Клычников, расплачиваясь в магазине, «засветил» крупную сумму денег. Но, напомним, пострадавший выехал из ВС и сразу без остановок подъехал к дому. Стало быть, засада к этому моменту уже находилась в подъезде.
Последнее тоже не очень похоже на традиционный почерк «гопников»: какой смысл «тереться» в подъезде, навлекая подозрения соседей, чтобы отобрать у первого встречного барсетку с неизвестным содержимым? Рисковать несколькими годами жизни из-за, возможно, пустой сумки, согласитесь, не слишком умно...
Алексей НЕЖИВОЙ (газета «Крымское Время», 1 октября 2002 г.).

Событие комментирует народный депутат Лев Миримский.
— Не могу сказать, кто это сделал, но я однозначно понимаю, кому это выгодно. Если это непонятно прокуратуре и милиции, я готов им это пояснить. И в этой ситуации мне очень интересно посмотреть — они будут с таким же рвением расследовать этот факт, как расследуют якобы подкуп избирателей на 30-м округе? Они привлекут такие же мощные расследовательские силы, будут так же опрашивать всех возможных и невозможных свидетелей нападения на Владимира Клычникова, как делают это, расследуя выборные страсти?
— Лев Юльевич, для особо непонятливых давайте все же расшифруем ваши слова: «Понятно, кому выгодно».
— Всем известно, что Клычников - не бизнесмен, он чистый политик. Даже когда последние четыре года Владимир Николаевич не был депутатом, он занимался партийным строительством. То есть у него нет других сфер деятельности, кроме политики. Поэтому нападение на него я однозначно оцениваю как политический акт устрашения.
Точно так же всем, даже далекому от политики обывателю, известно, что Клычников и Миримский — это одна команда. И нападение на моего соратника после выборов, когда началась настоящая истерия о якобы грядущих революциях в высших эшелонах крымской власти, простым совпадением быть не может. Украденная барсетка, я считаю, — лишь прикрытие, маскировка под рядовое уголовное преступление. Кто ж поверит, что грабитель стоял и ждал, когда именно Клычников будет подниматься по лестнице, чтобы его ограбить! Нет, тут явный политический заказ.
Мы с Клычниковым собирались в парламенте создавать фракцию, и он должен был ее возглавить. Поэтому здесь явно, я считаю, намек всем крымским депутатам: мол, так будет со всяким, кто пойдет против. Это предупреждение не только им, но и мне.
Крым надо строить без бандитских разборок. Не надо упускать и еще один момент: в последнее время Клычников как член президиума занимался проверкой тендеров, которые проводило правительство. Как вы понимаете, здесь есть широкий круг заинтересованных лиц.
— Не остановит ли реализацию ваших планов насчет создания фракции возможно длительное отсутствие Клычникова? И не испугают ли вас многочисленные послевыборные заявления премьера?
— Куницыну нас не запугать!
— ...Что, так и написать?
— Да! Я ж не говорю, что Куницын что-то сделал. Я говорю: фракция все равно будет!
Все это собираюсь завтра (во вторник — Н.Г.) сказать в Киеве на пресс-конференции. И еще готовлю депутатские запросы во все правоохранительные органы — посмотрим на этот раз, что они ответят...
Наталья ГАВРИЛЕВА (газета «Крымское время», 1 октября 2002 г.)

На возможного «заказчика» нападения на депутата указал в своем интервью журналистам газеты «2000» начальник Управления КГЦБФР по АРК и Севастополю Владимир Тихончук:
«За два часа до нападения на Клычникова я разговаривал с ним в Верховном Совете Крыма. Он мне сказал, что имел разговор с членами Счетной палаты крымского парламента о необходимости проверки Тендерного комитета при правительстве АРК, поскольку есть подозрение, что, может быть, через эту структуру задействован один из механизмов отмывания денег (насколько я знаю, вопрос об этом поднимался и ранее, но у Куницына очень негативная реакция на проведение подобной проверки). Вот именно об этом мы с Клычниковым говорили, и тут я ближе к вечеру того же дня узнаю, что его ударили по голове...»
Игорь Кондрашов, и. о. начальника Центра общественных связей Главного управления МВД Украины в АРК:
«Следствие рассматривает произошедшее с Владимиром Клычниковым как разбойное нападение с целью ограбления (у него пропала барсетка с документами), по данному факту возбуждено уголовное дело. Уже известно, что совершили это двое мужчин и на одного составлен фоторобот. Говорить о политической подоплеке случившегося нет никаких оснований. Во всяком случае следствие подобной информацией не располагает».
Сам же потерпевший настаивает именно на политической подоплеке случившегося. В интервью инернет-изданию «Крым-2002» Владимир Клычников, в частности, сказал: «Я не знаю, собственно, кто заказал нападение, но в запугивании меня... окружение и Куницын заинтересованы безусловно».

Сергей Цеков: Уголовник руководил Крымом с ведома Киева
Не только большое видится на расстоянии — события из прошлого, пусть даже совсем недавнего, тоже предстают в ином свете с течением времени. На этой неделе Крым обсуждал сногсшибательную новость: экс-спикер ВС Крыма Евгений Супрунюк объявлен в розыск как особо опасный преступник.
Вспомним, Супрунюк был вторым по счету председателем ВС после выборов-94. Ставленник ПЭВ летом 1995 года с шумом водворился на престол, сместив Сергея Цекова, лидера Республиканской партии Крыма, которого после отставки жестоко избили двое неизвестных...
Мы предлагаем нашему читателю интервью с заместителем председателя Русской общины Крыма Сергеем ЦЕКОВЫМ. Что сегодня у него на душе после всех этих известий?

— Узнал я о том, что до Супрунюка добралась милиция, за день до того, как это озвучил Л.Грач. Но удивления это у меня не вызвало: ведь то, что по Супрунюку «тюрьма плачет», я знал еще в 1995 году. Еще тогда мне было известно, что и нападение на меня организовано именно Супрунюком, и то, что второй из нападавших уже давно мертв. Знали и говорили об этом многие, в том числе и те, кто занимал очень высокое положение как в республике, так и за ее пределами.
Сейчас события подаются в некоторых СМИ не совсем верно. Нападение на меня произошло через четыре месяца после того, как меня сместили с поста председателя ВС Крыма, — 9 октября. И это произошло сразу после того, как мы с Натальей Красновской выступили по телевидению и заявили напрямик о том, что происходит в Крыму, что делал Супрунюк для моего смещения и что он творит на посту председателя. Тогда мы в очередной раз сказали о том, что его подпитывают криминальные структуры, платившие за депутатскую карточку и голос против меня огромные суммы — тысячи долларов...
То, что этот человек не просто опирается на криминалитет, а сам является его представителем, мне окончательно стало ясно именно тогда. И это подтверждалось несколькими источниками.
Хорошо помню день нападения на меня: был день рождения жены, я не собирался никуда выходить. Но неожиданно с раннего утра пошли звонки из первой приемной: Супрунюк меня неожиданно и весьма настойчиво стал отправлять в командировку в Киев. До этого четыре месяца вообще ко мне не обращался, а тут вдруг!.. Это меня крайне удивило. А им просто нужно было выманить меня из дома. Однако жена попросила меня пойти с ней в магазин — вот тут-то я и попался. То есть кто-то точно должен был знать, что я дома, что я выйду.
— Вы сказали это следователю?
— Конечно! На это «не обратили внимания». Зная уголовное нутро Супрунюка, его «похищение» мы сразу же назвали фарсом. Леонид Иванович, который сегодня извиняется за прежних председателей ВС (я не понимаю, почему за меня кто-то должен извиняться?), между прочим, одним из первых тогда позвонил Супрунюку и принес ему соболезнования. Он это и не скрывал.
— Уместен вопрос: вы все знали — и молчали?
— Не все так просто. Я говорил после нападения. Мы, фракция РПК, не согласились с решением суда по поводу второго нападавшего, которого задержали на месте избиения, и приняли заявление о том, что нападение было продиктовано политическими мотивами, которые связаны с желанием тогдашней власти в Крыму удержаться в кресле. Против нас по поводу этого заявления даже возбудили уголовное дело — по факту якобы давления на судей. И закрыли только недавно.
Я говорил и до нападения. Вспомним, какая в Крыму тогда была ситуация. Были мы — «сепаратисты», «пророссийские силы», «радикалы» и т.д. А нам противостояли «продержавники», «проукраинские силы». И неважно, что последние были откровенными уголовниками. Их поддерживал Киев, ему это было выгодно. Именно с этой точки зрения подавалась крымчанам моя отставка, именно Супрунюка и его компанию поддерживала пресса...
— Сергей Павлович...
— «Крымское время» было единственным исключением, это правда.
— Не верю, что в это же самое время оперативной информацией не обладали правоохранительные органы...
— Она у них, несомненно, была. В правовом государстве они должны были бы, если это касается депутата, защищенного иммунитетом (а тогда депутатскую неприкосновенность никто не отменял), подать представление в ВС для рассмотрения вопроса на сессии. В неправовом же вступает в силу иная схема: есть «антигосударственник» Цеков и есть «прогосударственник» Супрунюк, который борется (неважно, по какому поводу) с Цековым. Прежде чем совершить какие-то конкретные правовые действия в отношении Супрунюка, берется трубка и идет звонок наверх: так и так, Супрунюк-то, оказывается, уголовник! А звонящему отвечают: вас поняли, но для Украины сегодня более опасен Цеков и его окружение. Так что информацию отложите до лучших времен.
— То, что сегодня эта информация «ожила», означает...
— Только то, что Киеву Супрунюк стал не нужен. Думаю, что может всплыть еще многое другое...
— Значит, молчание органов — не чисто профессиональное, а политическое?
— Уточню: молчание не органов, а политиков, которые принимают политические решения по поводу других политиков.
— И даже то, что нам рассказали об ориентировке по розыску Супрунюка на неделю (на неделю ли?) позже, чем она была разослана по рядовым милиционерам, это тоже политическое решение?
— Вне всякого сомнения. Будучи председателем ВС, о многом я мог только догадываться. У меня не было доказательств, хотя и была уверенность на 99 процентов. Поэтому в феврале 1995 года позволил себе с трибуны ВС Крыма сказать, что криминальные структуры рвутся к власти — вы помните, что началось... В общем, я получил вполне ожидаемую реакцию: «продержавные» СМИ в один голос закричали о том, что таким образом Цеков-де желает спасти пошатнувшееся под ним кресло.
И позже у меня не было этих самых доказательств. Мне рассказывали, что есть магнитофонные записи переговоров Супрунюка с теми людьми, которые были исполнителями в нападении на меня, эти записи ходили по рукам, кто-то пытался даже ими шантажировать Супрунюка.
— У органов их тоже не было?
— Когда я им пытался об этом сказать, они уходили в сторону: Сергей Павлович, это домыслы, мы не можем это доказать, слова к делу не пришьешь... В этой ситуации я мог только молчать.
— А Киев вы информировали о своих подозрениях?
— Чтоб развеять ваши сомнения, еще раз повторяю: да, да! Говорил, и не раз, что криминальные силы в Крыму рвутся к власти, что здесь дело не во мне, не во взглядах пророссийских или проукраинских — идет сплошная уголовщина. Что на данном этапе вершиной криминальных сил является Супрунюк, претендующий на кресло спикера. Но мне отвечали: мы понимаем — вы теряете кресло, поэтому ищете какие-то оправдания. По нашим, мол, разработкам, которые нам предоставляют органы, ничего подобного в Крыму нет.
Я лично говорил о своих подозрениях А.Морозу, Л.Кучме...
— Представляю, какое у вас сегодня должно быть сладостное чувство отмщенного...
— Вот уж нет — категорически! Если говорить о чувствах, то это, скорее, чувство злости, и на себя в том числе: не смог убедить, доказать. Это чувство обостряется, когда я вижу, что у нас вдруг появились «бескомпромиссные» борцы с криминалом, которые совсем еще недавно пожимали руку этому самому криминалитету и старались быть к нему поближе. Мне смешно, когда они говорят, что они тут ходят «под дулом пистолета» за то, что говорят «правду»...
На самом деле с криминалом боролись мы, члены Антикриминальной коалиции, над которой смеялись многие ваши, Наташа, коллеги по перу — те, которым сегодня нравится пугать народ криминальной революцией.
— Скажите, Супрунюк — это пик, больше не будет информации, подобной этой?
— Собственно говоря, пик борьбы с криминалом был в январе-феврале 98 года, при прежнем составе ВС, перед выборами. Тогда сбежал Шевьев... И основная работа для подготовки этой, пусть небольшой, победы была сделана нами в предыдущие годы. Олицетворением этого криминального мира был не только Супрунюк, был еще ряд людей, которые сегодня либо в бегах, либо за решеткой. А то, что сегодня в Крыму модно говорить о криминальной революции, рассчитано на тех, кто не понимает, что же происходит на самом деле. Идет просто игра на публику. Но я уверен, что долго так продолжаться не может, этой демагогии все равно придет конец.
Сегодня нужно бороться не с тем, что было раньше, а с тем, что сейчас происходит. Помните, газеты писали: высокий чиновник в одном из городов Крыма предупреждал коммерсантов о грядущей проверке — почему дело замяли? Есть еще ряд серьезных примеров. Преступность переместилась в кабинеты, одела ладно скроенные пиджаки и перестала стрелять друг в друга (это, конечно, временно). Вот что нужно отслеживать, а не кричать о «революциях».
— Информацию обнародовали. Как думаете, доведут ли до суда экс- «государственника»?
— А что, его уже нашли?
— Нет, сообщений не было.
— Я могу только догадываться, поскольку имею представление о взаимоотношениях некоторых руководителей. Если его задержат — суд безусловно будет, его безусловно посадят. Но это — если он еще жив, что большой вопрос. Он слишком много знает.
— А кому выгодно его, скажем так, молчание?
— Слишком многим. Он знает многое о тайных пружинах многих дел в сфере государственного управления — как крымского, так и украинского; он знает о связях государственных структур с криминальными; он знает о многих аферах, которые брали начало в высоких кабинетах. Слишком многим было бы выгодно его отсутствие на этой земле. Если его не задержат — значит, его уже просто нет. А если арестуют, не сомневаюсь: будет происходить интенсивный торг между ним и теми, которые не хотели бы его откровений. И если суд вынесет ему мягкое наказание, это подтвердит мои догадки.
Наталья ГАВРИЛЕВА. (газета «Крымское Время», 14 ноября 1998 г.)

Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.25 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
« Пред.   След. »
Нравится
     
 
© Agatov.com - сайт Марка Агатова, 2007-2013
При использовании материалов
указание источника и гиперссылка на http://www.agatov.com/ обязательны

Rambler's Top100