Главная
14.04.2024 г.
 
 
Главное меню
Главная
О проекте
Статьи, очерки, рассказы
Новости
Советы туристам
Книги Марка Агатова
Рецензии, интервью
Крымчаки Расстрелянный народ
Фоторепортажи
Российские журналисты в Крыму
Коридоры власти
Контакты
odnaknopka.ru/kolyan.cz
Реклама
Лента комментариев
no comments
Прогноз погоды
Яндекс.Погода
Шпионский роман "Убийство на Казантипе" Печать E-mail

Шпионский роман "Убийство на Казантипе"
История о том, как польские шпионы, создавали на Украине "ПЯТУЮ КОЛОННУ". Продолжение.

Image
СУПРУЖЕСКИЙ ДОЛГ


После отъезда водителя Казимир распаковал чемоданы, а Ядвига на кухне приготовила ужин.
— Садись за стол, — сказала она.
— А ты?
— Я вечером не кушаю, чтобы не растолстеть и не стать коровой, — возмутилась Ядвига. — Тебе сколько раз об этом повторять?!
— Это я так, чтобы ты сама не забывала, а домик Зиновий неплохой снял. Мебель из магазина, кресло удобное, торшер работает. Прошлый раз я жил в спартанских условиях, — проговорил Казимир.
— Скажи мне спасибо! Это я там, в Варшаве, выбила для нас жилье первой категории, — похвастала Ядвига. Она присела на кровать, потом попрыгала на ней, сидя, после чего легла на спину, стала прыгать на ней лежа. — Пружины хорошие, качает, как на батуте. Казимир, иди сюда, кровать будем испытывать на прочность.
— Я устал сильно, сама испытай, — заныл Казимир.
— Что значит, сама испытай!? — закричала Ядвига, выскакивая на кухню. Там она схватила мужа за галстук и потащила в спальню. — Что значит сама!? Сама — это когда я одна и без мужа, а сегодня у меня есть законный партнер для испытания кровати.
Ядвига стала быстро срывать с него одежду. Руки ее дрожали от нетерпения, а глаза горели дьявольским огнем. Казимир не сопротивлялся, но и не помогал жене.
«Ведьма! Натуральная ведьма! Даже нос покраснел, — подумал он. — Угораздило же меня взять такую бабу в жены».
— Я слышала на ток-шоу, как одна аборигенка сказала, что в СССР секса нет, а у нас он сейчас будет. Настоящий секс, европейский! А то сама, испытай! Вот я сейчас тебя как испытаю, до утра не заснешь, летчик испытатель!

ПРИСТУП РЕВНОСТИ


Муж Алисы Владимир Ковалев, тридцатилетний инженер, появился у ворот больницы за полчаса до окончания рабочего дня. На нем был строгий черный костюм, галстук и югославские очки. Он ходил вокруг диспансера и нервно курил, но зайти внутрь так и не рискнул. А еще он внимательно присматривался к выходящим из ворот мужчинам.
Наконец, появилась Алиса, уставшая и нервная. Подойдя к мужу, она улыбнулась и взяла его за руку.
— Ты чего так рано? — спросила Алиса. — И что это за сигареты, мы же договаривались, что ты бросаешь курить.
— Я все знаю, мне позвонили, — быстро заговорил Ковалев. — Увольняйся немедленно. Эта работа не для тебя, я умоляю. Женщины не могут работать с сумасшедшими. Эта работа для мужиков.
— В этой больнице из ста сотрудников — один мужчина, — устало отмахнулась Алиса.
— И этот мужчина — санитар. Студент, пацан! — закричал Владимир.
— Ему восемнадцать лет, а что случилось?
— Ничего не случилось. Ты поехала с этим мальчиком осматривать убийцу, он на тебя напал, и этот мальчик тебе спас жизнь, — задыхаясь, продолжил инженер.
— Дальше, — помрачнев, приказала Алиса. Она хорошо знала мужа и чувствовала, что его взволновал не сам факт нападения на нее больного, а что-то другое.
— А дальше, дальше ты целовалась с ним. И это произошло на второй день твоей работы в больнице. Ты только второй день на работе и уже позволила себе целоваться с каким-то санитаром, — истерично закричал Владимир.
— Кто тебе об этом сказал? — пристально посмотрела на мужа Алиса.
— Женщина. Она позвонила мне на работу и рассказала, что на тебя с топором напал убийца-насильник, а потом ты целовалась с санитаром. Я убью его! — нервно закричал Владимир.
— Кого? Убийцу?
— Нет. Санитара!
— Не по Сеньке шапка. Он вооруженного топором двухметрового громилу скрутил голыми руками, а тут ты, интеллигент в пятом поколении, профессорский сынок, — осадила мужа Алиса. — Ты думай, о чем говоришь. Что меня может связывать с санитаром? Мой папа за тебя голосовал, потому что ты из хорошей интеллигентной семьи, сын профессора, кандидат наук. И ты думаешь, что я брошу тебя ради какого-то санитара, который по пять раз зачеты по хирургии пересдает. «Острый живот» в училище сдать не может.
— Ты тоже «острый живот» на шестой раз сдала, — напомнил Владимир.
— Я уже забыла, а ты помнишь. Да, я шесть раз пересдавала этот зачет, зато теперь симптомы «острого живота» от зубов отлетают. Ночью разбуди, перечислю все до единого.
— А последний раз тебя срезали за то, что ты хотела до осмотра хирурга наркотик вколоть больному, чтоб не мучился, — успокаиваясь, напомнил Владимир.
— Его тоже на обезболивающем подловили сегодня.
— Кого подловили?
— Гарика, — вдруг вспомнила Алиса.
— Ты опять думаешь о санитаре?
— А о ком думать, если этот Гарик мне сегодня жизнь спас, а ты все время о нем говоришь. Мы же с тобой договаривались, что ты меня не будешь больше ревновать. Или уже забыл, что у тебя красавица жена, мимо которой ни один мужик спокойно пройти не может. Если ты хотел спокойной жизни, то выбирать нужно было какую-нибудь серенькую заучку из политеха. А ты выбрал победительницу конкурса красоты мединститута, 90−60−90. А теперь, все. Шутки закончили. Еще раз заговоришь о своей ревности — выгоню на мороз. Если я захочу уйти от тебя, то об этом первым узнаешь ты.
ПСИХИ — БУДУЩЕЕ ОКРАИНЫ
Часа через два Ядвига успокоилась, достала сигарету и закурила. Казимир сбегал на кухню и поставил рядом с ней пепельницу.
— Кровать неплохая, — затягиваясь, проговорила Ядвига. — Да и ты сегодня не подкачал. Мне понравилось. Скажи, а у этого Зиновия жена есть?
— Есть, а чего ты про него вспомнила? — подозрительно посмотрел на супругу Казимир.
— Ну, и как она?
— Кто?
— Жена Говорова.
— Никак, она повариха.
— А повариха, что, не женщина? Или она очень толстая? — продолжила расспросы Ядвига.
— Ты на что намекаешь? — возмутился Казимир. — Ты думаешь, что я способен опуститься до поварихи, к которой каждую ночь муж пристает, а днем, между первой и второй подачей блюд, ее ставит в традиционную для аборигенов позу повар-мясник Беридзе.
— Прямо на кухне ресторана? — удивилась Ядвига.
— Да. На столе для готовой пищи. Он по кругу обвешан поварешками, ложками, вилками, ножами. Так что верхнюю часть Беридзе и поварихи я не видел, а все, что ниже пояса, доступно к обозрению.
— Значит, ты проверял его окружение! И чего возмущался? Я хочу знать, можно ему доверять, или нет? — попыталась успокоить мужа Ядвига.
— В посольстве сказали, что можно привлекать к разовым акциям по сбору компромата на участников благотворительной акции.
— Короче, первый уровень аккредитации, — кивнула головой Ядвига. — Я так и думала.
— Послушай, я что-то с этим фондом не понял. Зачем его создают, и чем он поможет в реализации наших программ? — спросил Казимир.
— Объясняю особо талантливым. В программах «Пятая колона», «Управляемый хаос», «Церковь последнего дня» и «Золотая молодежь» задействованы психически ненормальные люди. Для работы с ними нужно привлекать профессионалов. Вот и проверим через фонд врачей-психиатров и медсестер на жадность, и уже из тех, кто больше всего любит деньги, отберем себе помощников. Да и списки больных получить будет проще. Мы ж им продуктовые наборы передавать будем, а за каждый пакет роспись в получении надо ставить, фамилию и домашний адрес.

Шпионский роман "Убийство на Казантипе"
История о том, как польские шпионы, создавали на Украине "ПЯТУЮ КОЛОННУ". Продолжение.

 

Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.25 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
« Пред.   След. »
Нравится
     
 
© Agatov.com - сайт Марка Агатова, 2007-2013
При использовании материалов
указание источника и гиперссылка на http://www.agatov.com/ обязательны

Rambler's Top100