Главная arrow Новости arrow Десять черных котов на одно кладбище
13.07.2024 г.
 
 
Главное меню
Главная
О проекте
Статьи, очерки, рассказы
Новости
Советы туристам
Книги Марка Агатова
Рецензии, интервью
Крымчаки Расстрелянный народ
Фоторепортажи
Российские журналисты в Крыму
Коридоры власти
Контакты
odnaknopka.ru/kolyan.cz
Реклама
Лента комментариев
no comments
Прогноз погоды
Яндекс.Погода
Десять черных котов на одно кладбище Печать E-mail

милицияГлава из фантастического романа Марка Агатова «Особо опасный пришелец».

Кротов вышел из магазина и отправился в мастерскую. За грубо сколоченным столом сидели трое мужчин в рабочих спецовках. Четвертым в этой компании был участковый. На столе стояли  бутылка водки и открытая банка консервов  «Бычки в томате».

− Почему пьем  в рабочее время? – увидев человека в форме, громко спросил участковый у своих собутыльников. – Бутылку убрать и не соблазнять тех, кто на службе.

На вид ему было лет сорок, побитое оспой лицо сотрудника милиции украшали черные, закрученные вверх тонкие усики.

− Имеем право. Мы свое отбатрачили,− как от надоедливой мухи отмахнулся от участкового скульптор Никодим.  − Пить будешь, лейтенант?

− Я не пью на работе и вам не советую, − заявил Кротов. − Рассказывайте, что случилось.

− Ничего не случилось, − тут же вписался в разговор, сидевший по правую руку от скульптора молодой парень в модной кожаной фуражке.

− Ты кто такой?

− Месяц, как дембельнулся, в десанте служил,− похвастал мужчина. −  А сейчас учеником скульптора работаю.


− Я из уголовного розыска, − представился лейтенант. –  Погром на кладбище кто устроил?

− Принц Датский  с неба свалился, −  сообщил  пьяный Никодим.− После него все и началось.

− Кто  с неба свалился? – не понял милиционер.

− Тебе ж сказали, Принц Датский упал с неба, а потом, как завертело кругом, завыло. А этот гад даже не чихнул. Вот, что значит кладбище.

− Он с дерева упал, − поправил скульптора  десантник. −  Я сам видел, своими глазами! Его ветром сдуло с дерева. Если б он с неба падал, помер бы сразу. Он с дерева упал.

− Ага, с дерева?! В тринадцатом секторе!? Ты где там деревья видел. Там же кусты вокруг и ни одного тополя, − возмутился скульптор. − А падают тополя.

− Погодите, вы о ком, − попытался разобраться лейтенант.

− О «Принце Датском». Это главная наша  достопримечательность, − продолжил  знакомить с обитателями кладбища десантник.  – Нам памятник надо было установить Ворону.

− Кому? – вновь  не понял офицер милиции.

− Слушай, лейтенант. Может, мы по сто грамм, для начала. Чтоб на одной волне быть.

− Нет, пить я не буду, вы членораздельно произносите и я все пойму.

− Короче, произношу членораздельно. Ворон – это не птица и не зверь. Ворон, это фамилия  покойника. Ну, типа Иванов, Петров, Сидоров.  Нам надо было установить на его могиле памятник. Жена усопшего торопила, чтобы к свадьбе успели.

− Погоди. С могилой и памятником я согласен, но при чем тут свадьба!?

− Вот, кто б только знал,  как тяжело говорить с трезвым милиционером. Ничего не понимает. Короче, объясняю в третий раз членораздельно. Сегодня  с утра мы повезли памятник Ворону.  Жена усопшего торопилась, потому что собралась замуж второй раз. Короче, пришли мы в тринадцатый сектор, а тут ветер  листву как закрутит вверх. А сверху Принц Датский спланировал  на голову Никодиму. После чего он умом тронулся.

− Кто умом тронулся, Принц Датский? − удивленно посмотрел на свидетеля Кротов.

− С Принцем все в порядке. У него башка-бронежилет.  С пятого этажа недавно упал и хоть бы что. Встал на ноги и побежал. А вот скульптор, Никодим, умом тронулся. От закуски морду воротит, − разливая по стаканам водку, продолжил десантник.  − А это с ним первый раз. Он вообще без закуси не пьет.

− Что тут закусывать? Ты этих болтунов поменьше слушай. Я жду, чтобы в голову ударило, а паленая водка не берет. Черный кот заколдовал. Я всегда с третьего стакана веселым становлюсь, а сегодня,  будто не нюхал.

− У меня такое тоже бывает, − поддержал разговор участковый. – Первые три стакана поперек горла. Не лезут гады, а потом ничего, за милую душу и водка, и самогон.

− Третий чего молчит? – подозрительно посмотрел на мужчину восточной внешности Кротов.

− Ахмет  русского не знает, − продолжил десантник. − Он из Туркмении. В Подмосковье на стройке работал, потом в запой ушел. На кладбище поселился. Кота дрессирует  бычками  в томатном соусе.  А Принц Датский обнаглел до такой степени, что взял и прыгнул на голову  скульптора.

− Так он прыгнул или с неба упал?

  Я своими глазами видел, как он летел, а откуда – не понял, − продолжил десантник. −  И вам советую забыть про кота. Раз он летать научился,  жди страшной беды. Это мне баба Нюра говорила в детстве.

− Поймать кота сможешь? – спросил десантника Кротов.

− Поймать могу, но ловить не буду. Нечистая сила в нем. Его раньше Шайтаном звали из-за вредности характера, а потом переименовали. Сейчас он Принц Датский из-за прыжков своих дурацких. Он чуть что, на дерево лезет. Потом спрячется там, а когда все забудут о нем, вниз летит, как боевая граната. Митрича вчера  до  инфаркта довел. «Скорая» увезла в больницу. А ему хоть бы что. И убить нельзя: черные коты в «Красную книгу» занесены, как вымирающее поколение.  Так что черного кота сами ищите. Запомни, на этом кладбище все беды от Принца Датского. И ВИП  сектор не люди  разгромили, а коты черные. У нас их тут десять штук живет, а может и больше, если правильно считать.

− Так он не единственный? – вновь удивился лейтенант.

− Кротов, ты размеры объекта зацени. Тут счет не на метры, на гектары идет. У каждого  кота своя территория.

− А собаки бездомные тоже есть?

− Чего нет, того нет. Жили раньше, но однажды на мать убитого бандита овчарка набросилась. Она позвонила дружкам его. Так те, три дня стреляли во все, что движется, и директора кладбища сменили. Теперь ни одного случая. А котов оставили, чтобы порядок был.

   Митрич, кто такой? – вопросительно посмотрел на участкового  Кротов.

− Такой же забулдыга, как эти трое. Я его ни разу трезвым не видел. И десантник себе на уме. Милиции сука помогать не хочет. Кота выгораживает.  А я могу и ответку включить. Он думает, если мне стакан самогона налил, то я уже с ними, − возмутился участковый. − А ну, ка вещи собрал и на допрос к следователю. А оттуда в СИЗО поедете все трое. Десантник, как тебе поворот судьбы?

− Мы-то причем? Чуть что, к следователю, − неожиданно на чистом русском заговорил туркмен. – Нам-то какое дело до свихнувшегося кота? Я, например,  работаю на кладбище, деньги для семьи зарабатываю, и это при том, что я кандидат наук.

− Следователь плевать хотел на ваши подробности. Пятнадцать суток оформит,  не за кота, а за вранье представителю власти. Коты у них по небу летают! Под психа косить решил? Так я дурь быстро выбью из каждого. А ну, признавайтесь, кто бандитские памятники порушил и телевизионщиков вызвал?

− Да никто их не вызывал.  Это нечистая сила поработала. У нас такого раньше не было, − отставил в сторону стакан кандидат наук

− Не было, говоришь?! А Маматкул куда сбежал?

− От бандитов удрал. Они ж его убить хотят, − сообщил десантник.

− Кто еще бесследно исчез после этого ЧП?

− Лабух кладбищенский Соколов. Музыканты искали его на ВИП-зоне. А он как сквозь землю.

− Ты хочешь сказать, что местные музыканты побывали на ВИП-зоне еще до приезда журналистов?

− Их трое было: тромбон, большой барабан и труба. Вот, и спрашивайте с музыкантов. Они же пьяные вдрабадан были, могли и отомстить кому-то.

− Я поговорю с музыкантами. А торнадо, кто из вас видел? – продолжил расспросы Кротов.

− Это еще, что за зверь? – уточнил десантник.

− Смерч такой.

− Не видели мы здесь никакого смерча и торнадо. И вообще, нам домой пора.

− Ночевать в отделении будете, − вновь перешел на угрозы лейтенант милиции.

 – Не там ищешь оперок, − встал из-за стола скульптор Никодим. – Нас уже по полной форме участковый допросил.

  Не видели они ничего, потому что тринадцатый сектор на отшибе стоит, – вмешался в разговор участковый. – Они памятник установили на могиле Ворону, водку забрали и в мастерскую пошли.

− Не видели, говоришь? А как они здесь оформлены? Пусть паспорта покажут,  прописку, разрешение на работу, медицинскую книжку,– не отставал Кротов.

   Да все у них есть. Эти двое  по договору здесь, а с туркменом я сам разберусь. Не могли они памятники изуродовать до такой степени. От тринадцатого сектора до бандитских могил,  километра два будет. Ты лучше музыкантами займись. Они в общак тридцать процентов отдают каждый месяц. Тронул я их однажды, тут же шестерки «Котлеты» нарисовались.

− Следователь прокуратуры сказал, чтобы всех свидетелей  к ВИП сектору доставили на допрос. И телевизионщиков найти надо. Кто позвонил, во сколько, кому?

− Да это мы запросто. Ты только не суетись под клиентом. Следак сказал доставить свидетелей, значит, доставим. И телегруппу я ему лично привезу. Пусть допрашивает.

Глава из фантастического романа Марка Агатова «Особо опасный пришелец».

Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.25 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
« Пред.   След. »
Нравится
     
 
© Agatov.com - сайт Марка Агатова, 2007-2013
При использовании материалов
указание источника и гиперссылка на http://www.agatov.com/ обязательны

Rambler's Top100