Главная arrow Новости arrow Фальшивое самоубийство
01.10.2022 г.
 
 
Главное меню
Главная
О проекте
Статьи, очерки, рассказы
Новости
Советы туристам
Книги Марка Агатова
Рецензии, интервью
Крымчаки Расстрелянный народ
Фоторепортажи
Российские журналисты в Крыму
Коридоры власти
Контакты
odnaknopka.ru/kolyan.cz
Реклама
Лента комментариев
no comments
Прогноз погоды
Яндекс.Погода
Фальшивое самоубийство Печать E-mail

 Марк Агатов

Глава из новой книги Марк Агатов "Тайна холостых патронов"

Через сорок минут милицейский УАЗ затормозил у ворот генеральской дачи.

В гостиной спиной к двери сидел молодой оперативник Василий Иванович Кротов. Тот самый опер, которого Лариса Привольная безуспешно пыталась охмурить в служебном УАЗе.

− Какие люди и без конвоя? – хлопнула по спине опера Лариса. − Мы с тобой как нитка с иголкой. Вчера на кладбище целый день провели, сегодня не пойми где. Ты работаешь здесь или в качестве мебели?

− Какая мебель, я дежурный опер. Васильев попросил подменить.

− Тогда рассказывай, что случилось, и где наследить успели. Входная дверь нараспашку, форточка открыта.

− Все так и было, − махнул рукой Кротов. – В час ночи поступил телефонный звонок из дачного поселка «Снегири». Бдительный гражданин сообщил, что слышал выстрел из пистолета «ПМ». Вышел на балкон, а у соседа все прожектора горят и входная дверь нараспашку.

− И что?

− Гражданина это удивило. Дело в том, что пенсионер этот очень бандитов боялся. Договор заключил с отделом охраны УВД. Спать без телефонного звонка на пульт не ложился. У него с этим строго было, а тут дверь нараспашку, прожектора горят. Короче, спускаться к соседу мужчина не рискнул. Позвонил на «02».

− Пистолет как он определил?

− Так сосед − бывший мент. На пенсию из отдела по борьбе с наркотиками ушел, а до этого в «разрешительной системе» работал с оружием.


− Понятно, а теперь слушай команду старшего по званию лейтенант, − перешла на командирский тон майор милиции. – Пока я осматриваю двери, ты мухой летишь за лестницей и ставишь ее снаружи у форточки.

− Где я лестницу возьму? – возмутился Кротов.

− В подсобке, сарае, гараже… Только второй труп не тащи сюда. Если что не так, ничего руками не трогать и ко мне мухой. Ключи от входной двери кто-нибудь трогал?

− Тут начальство из горотдела, прокуратуры, КГБ. Каждый что-нибудь щупал, трогал и хватал.

− И что они говорили?

− Прокурор сказал: самоубийство.

− А следак?

− Он место происшествие толком осмотреть не успел. Его на двойное убийство увезли. Обещал потом бумаги оформить.

Лариса не спеша осмотрела входную дверь, потом вышла во двор. К этому времени оперативник притащил лестницу из гаража.

− Тяжелая, еле дотащил. И пролезть через эту форточку в помещение никто не сможет,− сообщил Кротов.

− Так уж никто, − улыбнулась эксперт. – На земле разные люди живут. Я таких виртуозов видела, что тебе и не снились. Так что с выводами не торопись, лейтенант.

Зафиксировав отпечатки пальцев, Лариса Павловна отправилась в спальную.

− И что тут стряслось? – спросила Привольная у оперативника в строгом сером костюме и таком же галстуке.

− Огнестрел в голову. Врачи «скорой» установили факт смерти «до приезда скорой». А вам, как и всем членам оперативной группы, придется подписать «документ о неразглашении». Никакой информации журналистам, коллегам и руководителям горотдела милиции. Вы меня поняли: НИКОМУ!

− А вы кто такой, чтобы я на каждом углу автографы свои разбрасывала?− возмутилась Привольная.

− Майор Король из внутренней безопасности.

− Новенький, что ли? – оценивающе посмотрела на оперативника эксперт. – Я там всех знаю, а вот короля не встречала.

− Я уже две недели на этой должности. Начальство приказало, чтобы ни одного звука на сторону не ушло, ни одной фотографии.

Лариса Павловна не глядя подписала казенную бумагу и подошла к лежащему в луже крови мужчине.

− Нежданчик какой, так это же генерал Магомаев. В «Красном уголке» у нас портрет его висит. Только одет он не по форме: парадный китель с орденами и черные семейные трусы на босу ногу.

− Ничего странного, − решил вставить свои «пять копеек» Кротов. − Товарищ генерал отдыхал с бутылкой, а когда дошел до точки, решил покончить с собой.

− Ага, в трусах на босу ногу. Такие люди как Магомаев за свой имидж горло перегрызут при жизни и после смерти. И крестик на шее у него золотой, значит верующий. Если я ничего не путаю, то самоубийство для верующих самый большой грех. Вы второго нашли?

− Не было тут никого.

− А вторая рюмка?

− Ей никто не пользовался.

− Значит, генерал пил один, по-черному из двух рюмок сразу. Кротов, ты тоже так на ночь глядя из двух рюмок бухаешь в одиночку и без штанов?

− Одной обхожусь!

− Зачем тогда боевому генералу из двух рюмок пить? Да и водочка-то паленая из ближайшего ларька. Не по чину. Генералы дорогой коньячок предпочитают.

− Нам пустая болтовня на месте ЧП не нужна, − тут же осадил эксперта оперативник Король. − Вы бы свое дело делали молча, а то наш патологоанатом Голден Шмусер от скуки умрет еще до вскрытия трупа.

− Свое, так свое. Вам помочь хотела, но вы, похоже, преступление уже раскрыли.

− Да тут все и без вас понятно, майор Привольная: самоубийство в состоянии алкогольного опьянения. Нам бы бумаги все оформить побыстрее и похоронить генерала с почестями и без лишнего шума.

− Тогда пишите. Потерпевший в левой руке держит пистолет «ПМ». Пистолет наградной, записали? Пуля вошла голову сверху вниз под острым углом. Вас ничего не смущает ваше королевское величество?

− Что меня должно смущать? И прекратите издеваться над моей фамилией.

− Фамилия ваша товарищ Король принципиального значения для следствия не имеет, а вот то, что пистолет у него находится в левой руке, вызывает некоторые сомнения.

− Какие еще сомнения?

− Генерал при жизни не был левшой. Рюмку держал в правой руке и в тире стрелял, так же, как пил.

− А вы откуда знаете, что он не левша?

− В тире стреляла вместе с генералом. Если б он был левшой, запомнила, а так чистый лист.

− И водку тоже вместе с генералом употребляла? − подколол Король эксперта.

− Да вы что, гражданин начальник, у нас в отделе генералы майорам не наливали. Но это еще не все. Мне нужно снять пальчики с пистолета, бутылки, рюмок, и с упаковки нитроглицерина, которая на полу лежит, и только после этого мой любимый доктор сможет подойти к потерпевшему.

− Делайте свою работу быстрее. Мне начальству докладывать. А лейтенант тут лишний. Лестницу на место поставь и ищи свидетелей.

− Есть искать свидетелей, − вытянулся по стойке «Смирно» Кротов.

− И еще, товарищ Король, мне нужен полный список и отпечатки пальцев и шаловливых ручонок всех, кто побывал в квартире генерала после его смерти.

− И прокурора?

− Я сказала всех, кроме патологоанатома. Он родился в резиновых перчатках и, насколько я его знаю, ни разу не снимал их.

− Не верьте эксперту, − тут же открыл глаза Голден Шмусер. – У майора Привольной есть мои пальчики в архиве. Так, что я обойдусь «без игры на пианино».

Привольная сфотографировала с разных точек труп генерала и, упаковав в специальные пакеты вещдоки, вышла покурить на крыльцо.

− Кротов, сигаретой не угостишь? – спросила эксперт проходившего мимо лейтенанта. Она еще не теряла надежды на более близкое знакомство с молодым опером.

− Король орать не будет?

− Еще как будет, его версия, похоже, накрылась медным тазом.

− Погоди, а почему самоубийца не может выстрелить левой рукой?

− Потому что доктор Фрейд в свое время говорил том, что самоубийца не станет менять руку в момент выстрела без особой нужды.

− Что значит, без особой нужды?

− Выстрел с левой руки говорит о том, что самоубийца не смог исполнить задуманное из-за перелома правой руки, ключицы, инсульта и т.п. и т.д.

Поэтому все в руках доктора. Вот, скажет он, что генерал за секунду до смерти сломал правую руку, тогда на поверхность выплывает «несчастный случай при обращении с оружием» вместе с государственными похоронами и почетным караулом.

− Но есть и другие версии. А вдруг он перед смертью хотел запутать следователя и экспертов? − продолжил фантазировать лейтенант. − Или что-то ему помешало руку сменить.

− А вот другие версии Красавчик мы с тобой здесь обсуждать не будем, чтобы не вызвать на себя гнев Службы внутренней безопасности. Хочешь поговорить о версиях, приходи ко мне в гости. У меня есть хорошее вино и приличная закуска.

− Погоди, а почему мы здесь не можем обсудить эту тему? Мы же включены в одну следственно-оперативную группу?

− Дело в том, что я, как эксперт о своей работе могу говорить только со следователем прокуратуры. И ты напрямую со мной общаться не имеешь права. В нашей группе, даже у доктора, после того, как он подписал казенную бумагу, своя гостайна объявилась. На это дело можно, конечно, и забить, но делать этого не советую. Так ты придешь ко мне или тебя навсегда исключить из списка «доверенных и надежных».

− Приду. Чего тут. Я женщин не боюсь.

− А чего их бояться. Женщин использовать надо по назначению и не один раз. На такой случай у меня есть официальная визитка с адресом и телефоном. И еще вопрос, скажи, что тут сделали птенцы Сороса, что их прокурор драной метлой погнал с места происшествия?

− Они всю квартиру облазили до приезда начальства. Входную дверь изучили, и окна, бутылку с водкой нюхали, рюмки.

− Надеюсь, они в перчатках работали?

− Нет, за это их прокурор и послал на виселицу.

− А я думала, что он что-то скрыть хотел.

− Нет, прокурор был недоволен, что его в четыре утра подняли, а как карлика с бутылкой в руках увидел, пригрозил соровскую шарагу закрыть, а карлика повесить на реях.

Это у него поговорка такая, − успокоила Лариса оперативника. – Вешать прокурор никого не будет. Он вообще-то человек интеллигентный и выдержанный, как старый коньяк, но дело ему досталось уж очень неординарное. Если журналисты узнают подробности, мало не покажется всем.
Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.25 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
« Пред.   След. »
Нравится
     
 
© Agatov.com - сайт Марка Агатова, 2007-2013
При использовании материалов
указание источника и гиперссылка на http://www.agatov.com/ обязательны

Rambler's Top100