Главная arrow Новости arrow Убийство у стены Виктора Цоя
21.04.2021 г.
 
 
Главное меню
Главная
О проекте
Статьи, очерки, рассказы
Новости
Советы туристам
Книги Марка Агатова
Рецензии, интервью
Крымчаки Расстрелянный народ
Фоторепортажи
Российские журналисты в Крыму
Коридоры власти
Контакты
odnaknopka.ru/kolyan.cz
Реклама
Лента комментариев
no comments
Прогноз погоды
Яндекс.Погода
Убийство у стены Виктора Цоя Печать E-mail
 Стена Цоя
Гарри Барский верил в темные силы и называл себя учеником Вольфа Мессинга. Он был автором тринадцати книг, которые в бандитские девяностые выходили в свет стотысячными тиражами.
 
Читатели заваливали его письмами, рассказывали свои истории, просили помощи. Но после того как президент России Борис Ельцин отдал Крым Украине о русскоязычных писателях стали забывать. Не нужны они были и новоиспеченному государству. Барский, как и многие его коллеги, попытался заниматься бизнесом, но на него тут же «наехали» местные бандиты из ОПГ «Сейлем». Те, кто приходил к нему за деньгами требовали 25% с оборота, но ученик Вольфа Мессинга никому ничего не платил. Вместо денег он предсказывал рэкетирам скоропостижную смерть. И эти предсказания чудным образом сбывались. Машины с бандитами средь бела дня расстреливали в Симферополе народные мстители из автоматов, а бригадиров и главарей ОПГ доставали снайперы в ресторанах, на сходках и даже в церкви. Сам Гарри Барский никогда не считал себя супергероем, но он хорошо стрелял из автомата и снайперской винтовки.
В 2018-том, после того, как Крым вернулся в Россию, Гарри Барского неожиданно пригласили в Москву. Ему пообещали снять фильм по мотивам его первого романа о карательной психиатрии в СССР. Но вместо гонорара за уступку прав на экранизацию романа «Паутина», у памятника Пушкину в Москве Барского ждали направленная в лицо струя ядовитого газа «Новичок» и машина «Скорой помощи». Три дня он находился в коме, пережил клиническую смерть но, несмотря на старания врачей, все-таки выжил. Гарри Барский решил выяснить есть ли связь его отравления с попыткой убийства в Великобритании бывшего сотрудника ГРУ Скрипаля и его дочери.
 
Убийство у стены Виктора Цоя

Полковник Геннадий Иванович Морозов на место происшествия приехал одним из первых, но красными корочками не размахивал и в работу следственно-оперативной группы местного райотдела не вмешивался. Он стоял в стороне и нервно раскуривал трубку. С трубкой в зубах Морозов был похож на известного литературного героя, но в отличие от Шерлока Холмса на его голове не было шляпы, и он не играл на скрипке. На вид Геннадию Морозову было около пятидесяти. В ФСБ ему поручали расследование самых запутанных дел. На этот раз Морозова подключили к поиску таинственного снайпера. Это было уже пятое «заказное» убийство крупных предпринимателей в Москве.

 

Минут через пятнадцать к полковнику подошел мужчина в кожаной куртке и фуражке «аэродром». Такие фуражки в конце девяностых носили в Москве жители солнечной Грузии, а в 2018-ом фуражку «аэродром» можно было увидеть на голове только одного человека «мандаринового короля» Мичуринского рынка. Мандаринами на рынке в свободное от основной работы время, «приторговывал» оперативник из ФСБ Андрей Козырев.

 

— Нашли ствол, — сообщил оперативник Морозову. — Снайперская винтовка из первой партии, я сверил номер. Ствол в розыске с девяностых, его похитили в Чечне.

 

— Приметы, пальцы?

 

— Ничего. Как всегда, работал в перчатках. За три минуты собрал винтовку, прицелился, выстрелил и ушел. Стрелял из чердачного окна. Выстрела жители дома не слышали. Стрелка никто не видел. На видеозаписи один раз в кадр попал музыкант с виолончелью.

 

— Свидетели?

 

— Есть старуха, которая столкнулась с музыкантом на улице. Она его уродом называет. Ей запомнился длинный горбатый нос и золотые зубы, которые «пускали солнечные зайчики». Сейчас ее допрашивает следователь.

 

— Надо найти музыканта, изучить видеозаписи…

 

— Уже ищут. Полиция объявила «план-перехват», но это мимо денег. Музыкант ушел переулками, а там ни одной камеры. И телефон он с собой не носит. Не исключено, что недалеко от стены Цоя его ждал автомобиль. За двадцать минут до убийства в этом районе было угнано три иномарки.

 

— С этим понятно. Что с потерпевшими? — спросил полковник.

 

— Пятеро убитых — олигархи из третьего ряда.

 

— Это как?

 

— Долларовые миллионеры, но не из тех, о ком пишут газеты. Дачи, квартиры, охрана, крутые тачки присутствуют, но они ничего не решают, в политику не лезут и что самое интересное, друг с другом не знакомы. Во всяком случае, о каких-либо контактах погибших за последние двадцать лет неизвестно. Есть, правда одна деталь. Все пятеро выходцы из комсомола.

 

— Это не аргумент. Меня тоже по комсомольской путевке в органы направил горком.

 

— Все погибшие в 1991 году работали в аппарате ЦК ВЛКСМ.

 

— И что из этого? — продолжил пробивать версию «на слабо» полковник. — В аппарате ЦК работали сотни сотрудников.

 

— Эти пятеро занимались приватизацией комсомольской собственности и хорошо поднялись на этом деле.

 

— Притянуто за уши. Тридцать лет прошло. Если б у них были проблемы с подельниками, то под раздачу попали пятнадцать лет назад.

 

— Почему через пятнадцать?

 

— Потому что тогда больше пятнадцати никому не давали, даже за убийство. Их бы убили пятнадцать лет назад. Здесь работает кто-то другой. Приватизаторов оставь в покое.

 

— И Рыжего, который помог им приватизировать комсомольскую собственность?

 

— У чиновника, которого ты некстати вспомнил, есть фамилия, имя и должность. Весьма высокая должность, — недовольно поморщился полковник. — И он не при делах. Во всяком случае, к этим убийствам он не причастен. И еще, мне не нравится кличка Рыжий.

 

— И как же его шифровать?

 

— Я бы назвал его Золотой. Умнейший человек и к тому же демократ с большой буквы.

 

— Золотой, так Золотой, — не стал спорить Козырев. — Так вот, ваш демократ с большой буквы был знаком с убитым секретарем.

 

−Ты Егорова имеешь в виду?

 

— Так точно!

 

— И что это меняет? Я был знаком с тобой по работе.

 

— Если бы меня убили, то вас первым дернули на допрос. Классика жанра.

 

— А я ничего о тебе не знаю. Жгучий брюнет с усиками а-ля Джугашвили и замашками Сталина. Фуражка «аэродром», прикидывался грузином, не женат, торговал мандаринами на рынке. Кличка «Мандариновый король» Мичуринского рынка.

 

— Я же по заданию, — не на шутку обиделся оперативник. — Сами послали, а теперь издеваетесь. И фуражка эта не моя.

 

— Я тебе ее напрокат дал, а официально, мы не знакомы. Ни любовниц твоих не знаю, ни бывших жен, ни рыночных подружек, которых ты делал счастливыми в кузове «КАМАЗа». Думаю, что и Золотой не вникал в подробности. Таких приватизаторов, как Егоров у него в кабинете были сотни, а то и тысячи. И через тридцать лет после распила комсомольской собственности он не станет никого «заказывать», а они что-либо ему отстегивать. Так, что Золотой не при делах. Насколько я проинформирован, сегодня нас послали сюда для того, чтобы мы снайпера нашли или у тебя другое задание было?

 

— Нет.

 

— Тогда работай по снайперу и корочки не свети. Эти убийства официально расследуют следственный комитет и полиция. Ты меня правильно понял, грузин с аэродромом на голове?

 

— Понял. Если найдем киллера, прокукарекаем, а если нет, скромно уйдем в тень.

 

— Не уйдем, а останемся в тени! Ты разницу в словах осознал?

 

— Да понял я всё, понял! Не было нас здесь, потому что начальство наше «висяки» не любит.

 

— Нет, Козырев, начальство у нас правильное. Оно киллеров не любит, которые бесконтрольно шляются по Москве со снайперскими винтовками, а не «висяки» и «палки» в отчетах. Мы должны найти убийцу и уничтожить, чтобы другим неповадно было в центре Москвы живых людей убивать. Так, что ищи музыканта Козырев, но не зацикливайся. Ствол могли пронести на чердак дворники, слесари, сантехники. Они все время что-то таскают в руках: трубы, палки, метлы… Короче, займись «понаехавшими» по-взрослому. Своего человека пристрой в управляющую компанию, пусть послушает, о чем там говорят. Я бы еще проверил съемные квартиры в соседних домах. Снайпер мог там переодеться и выйти на улицу другим человеком без виолончели.

 

— Киллеру проще уехать на машине, тем более что камер наблюдения в этих переулках нет.

 

— Ты же сам сказал, что автотранспортом полиция занимается, твое дело съемную квартиру найти, — повысил голос полковник. — А еще, музыкальные школы проверь, театры, Дома культуры. Там на фото могут узнать знаменитого на весь мир виолончелиста.

 

— Сделаю, — кивнул головой Козырев.

 

В этот момент раздался звонок мобильного. Полковник, определив номер, сказал в трубку: «Докладывай».

 

— В 11 часов 30 минут Егорову кто-то позвонил из Крыма. Разговор длился одну минуту, после чего Егоров отправил на обед охранника и водителя, а сам через черный ход покинул офис.

 

Все книги писателя Марка Агатова на РИДЕРО

Книги писателя Марк Агатов на ОЗОНЕ

Книги писателя Марка Агатов на ЛитРес

Книги писателя Марк Агатов на АМАЗОНЕ

Все книги писателя Марка Агатова на Букмейт

Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.25 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
« Пред.   След. »
Нравится
     
 
© Agatov.com - сайт Марка Агатова, 2007-2013
При использовании материалов
указание источника и гиперссылка на http://www.agatov.com/ обязательны

Rambler's Top100