Главная arrow Новости arrow Куда пропал российский след «Новичка»?
21.09.2018 г.
 
 
Главное меню
Главная
О проекте
Статьи, очерки, рассказы
Новости
Советы туристам
Книги Марка Агатова
Рецензии, интервью
Крымчаки Расстрелянный народ
Фоторепортажи
Российские журналисты в Крыму
Коридоры власти
Контакты
odnaknopka.ru/kolyan.cz
Реклама
Лента комментариев
no comments
Прогноз погоды
Яндекс.Погода
Куда пропал российский след «Новичка»? Печать E-mail

Image 

США вводит очередные санкции против России теперь уже по Скрипалям, хотя никаких доказательств причастности спецслужб России к этим отравлениям у них нет. Так, что же произошло на самом деле в Англии? Кто пытался убить изменника Родины, бывшего сотрудника ГРУ Скрипаля и его дочь и куда пропал российский след «Новичка»? На эти и другие вопросы пытается ответить автор серии шпионских романов Марк Агатов.

Хотите знать о том, что произошло в Лондоне на самом деле, читайте  шпионский роман Марка Агатова «Спецоперация ФСБ «Новичок».

В девяностые годы корреспондент газеты «Коммерсантъ» Гарри Барский написал книгу о Березовском, а когда олигарх погиб, обвинил спецслужбы Великобритании в его убийстве. Из-за этих разоблачений писатель без труда прошел кастинг на роль сакральной жертвы Brexit. Вместе с ним ядом «Новичок» были отравлены бывший сотрудник ГРУ Скрипаль и его родная дочь Юлия. И если о Скрипалях писали все мировые СМИ, то материалы о третьей сакральной жертве были засекречены спецслужбами России и Великобритании.

Гарри Барский верил в темные силы и называл себя учеником Вольфа Мессинга. Он был автором тринадцати книг, которые в бандитские девяностые выходили в свет стотысячными тиражами. Читатели заваливали его письмами, рассказывали свои истории, просили помощи. Но после того как президент России Борис Ельцин отдал Крым Украине о русскоязычных писателях стали забывать. Не нужны они были и новоиспеченному государству. Барский, как и многие его коллеги, попытался заниматься бизнесом, но на него тут же «наехали» местные бандиты из ОПГ «Сейлем». Те, кто приходил к нему за деньгами требовали 25% с оборота, но ученик Вольфа Мессинга никому ничего не платил. Вместо денег он предсказывал рэкетирам скоропостижную смерть. И эти предсказания чудным образом сбывались. Машины с бандитами средь бела дня расстреливали в Симферополе народные мстители из автоматов, а бригадиров и главарей ОПГ доставали снайперы в ресторанах, на сходках и даже в церкви. Сам Гарри Барский никогда не считал себя супергероем, но он хорошо стрелял из автомата и снайперской винтовки.

В 2018-том, после того, как Крым вернулся в Россию, Гарри Барского неожиданно пригласили в Москву. Ему пообещали снять фильм по мотивам его первого романа о карательной психиатрии в СССР. Но вместо гонорара за уступку прав на экранизацию романа «Паутина», у памятника Пушкину в Москве Барского ждали направленная в лицо струя ядовитого газа «Новичок» и машина «Скорой помощи». Три дня он находился в коме, пережил клиническую смерть но, несмотря на старания врачей, все-таки выжил. Гарри Барский решил выяснить есть ли связь его отравления с попыткой убийства в Великобритании бывшего сотрудника ГРУ Скрипаля и его дочери.

 Журналиста в Москве отравили «Новичком»?

Эта история началась накануне выборов президента России в феврале 2018 года.

По улицам Москвы на огромной скорости под сиреной неслась машина «Скорой помощи». Внутри салона, пристегнутый ремнями к носилкам, лежал мужчина. На вид ему было лет шестьдесят. На крутых поворотах его швыряло из стороны в сторону. Временами он приходил в себя, открывал глаза и пытался что-то сказать, но его никто не слушал. Человек в белом халате сидел рядом с водителем за металлической перегородкой и совсем не интересовался, тем, что происходило в салоне медицинского РАФика. Наконец, «скорая» добралась до приемного отделения 113-й московской больницы. Врач и водитель занесли в помещение, лежащего на носилках мужчину.

– Что с больным? – спросил дежурный врач приемного отделения.

– Отравление, инфаркт под вопросом, – сообщил врач «скорой». – Вас как зовут? Мне записать надо, кто принял больного.

– Вадим Петрович Кондрашов, – представился доктор. – Кардиограмму делали?

– Нет, мы решили, не теряя времени, отвезти в больницу. Это отравление. Он без сознания.

Медсестра приемного отделения тут же стала снимать кардиограмму.

– И чем его отравили? – проверив пульс, спросил Кондрашов.

– Это нервно паралитический газ BZ из группы «Новичок». Я служил врачом в химвойсках недалеко от Москвы в Ясенево. Приходилось наблюдать такую клинику. Ему срочно нужно ввести антидот. Отправьте кровь в лабораторию «MAKS» на Тверской. Они за два часа сделают анализ.

– Зачем нам «MAKS», у нас есть свои аттестованные лаборатории, – возразил Кондрашов.

– Наши лаборатории не работают с боевыми отравляющими веществами, а «MAKS» – это международная сеть, мировой лидер. Они не только помогут с установкой правильного диагноза, но и назовут антидот, который нужно ввести больному. Вот, визитка с адресом дежурной лаборатории. Работает круглосуточно, анализы по жизненным показаниям делают бесплатно. Им нужно только направление на проведение анализа из больницы с печатью и подробное описание, того, что произошло с больным.

– А вы у этого «MAKSa» рекламным агентом подрабатываете? – внимательно посмотрел на коллегу Кондрашов.

– Нет, я в армии служил в химвойсках, а специализацию по токсикологии проходил в США.

– У больного проблемы с сердцем, – просмотрев кардиограмму, сообщил врач. – Похоже на острый инфаркт.

– Его надо поместить в реанимацию токсикологии. «Новичок» очень опасный яд. Это все вписывается в симптоматику отравления. Он вызывает сердечную недостаточность, инфаркт миокарда, потерю памяти и психические расстройства.

– У нас здесь одна реанимация для всех. Туда и инфарктников, и отравленных кладут. Это в 57-й больнице в каждом отделении своя реанимация. А здесь работают по старинке, как в СССР. На голую ставку живем! И врачей наших на стажировку в Америку не посылают, и рекламой лекарств мы не занимаемся! Вам понятно, куда вы попали!? Это окраина Москвы, и еще один совет. Не морочьте голову врачам реанимации отравлением. Туда напрямую, минуя приемное отделение, кладут только больных с инфарктом и инсультами для оказания специализированной высокотехнологической помощи. Все остальные – в порядке общей очереди. А это значит, что ваш больной «с отравлением» попадет в ту же реанимацию часа через три. Приказ 338. Вопросы есть?

– Нет.

– Счастливого пути, господа. Историю болезни будут заполнять в реанимации. С вас направление и документы больного: паспорт и страховое свидетельство.

– У него нет документов.

– Печально. А родственники у него есть или мобильник с номером телефона любимой жены или внука?

– Мы его на улице подобрали.

В реанимации больной пролежал четверо суток без сознания, потом среди ночи открыл глаза и позвал медсестру.

– Где это я? – спросил мужчина.

– В больнице, – сообщила медсестра, посмотрев на монитор компьютера. – Удивительные вещи творятся. Давление 120 на 80, пульс 60. Кардиограмма в норме, а я уже думала, что вслед за моим мужем пойдешь.

– Куда пойду?

– На тот свет. Его тоже дружки отравили, а ты как огурчик. Пойду врача порадую. Фамилию назови свою.

– Барский Гарри, – неуверенно произнес мужчина.

– Твоя фамилия Барский? – уточнила медсестра.

– Да.

– А в детстве тебя как звали?

– Не знаю, не помню. Запишите, Барский. Это ничего не изменит. Меня убить хотели.

– И кто тебя хотел убить?

– Бандиты из девяностых. Я их узнал. Они меня из баллончика газом траванули в центре Москвы.

Утром консилиум врачей принял решение перевести больного из реанимации в «инфарктную» палату. Мужчина хотел идти по коридору сам, но его усадили в кресло.

– Вам нельзя ходить, – предупредила медсестра реанимации. – Сердце прихватить может. И вставать с кровати не советую.

В шестиместной палате две кровати были свободны. Одна стояла у самой двери, другая у окна.

– Из окна дует, – сообщил маленький тощий мужичонка, шмыгая носом.– Меня зовут Петухов Василий. А вас?

– Потом поговорим, – чуть слышно произнес мужчина и лег на ту кровать, что стояла у двери.

Через минуту из-за двери послышался женский голос: «Ваш клиент проснулся. Только что его перевели в инфарктную палату. Приезжайте. Какой диагноз? Подозрение на инфаркт. Нет, отравление в реанимации сняли, а инфаркт оставили, чтоб не портить статистику.

Но на этом разговор не закончился. Невидимый собеседник дежурной медсестры с минуту о чем-то говорил, потом она сказала, что «сделает всё, как договаривались» и отключила мобильник.

Вскоре в палате появилась все та же медсестра из реанимации, на лице ее теперь была маска из белоснежной марли.

– А вы что, тут живете? – удивленно посмотрев на женщину, спросил Барский.

– Я на две ставки работаю. Ночью в реанимации, а днем – в кардиологии.

– А я вас где-то видел раньше.

– Я тоже, ночью, голым, с русской недвижимостью наперевес и катетером в нужном месте, – поддела больного женщина. – Стоит из реанимации выползти, как мужики тут же к медсестрам приставать начинают. В замуж зовут!

– И что в этом плохого? Значит, выздоровел.

– Ну, если выздоровел, расскажи, где твой «страховой полис» и паспорт. Мне историю болезни заполнять надо по документам, а не по воспоминаниям о прошлой жизни.

– Нет у меня документов, украли. А кому вы звонили только что?

– Участковому. Ты же с отравлением поступил. Врачи при поступлении, извещение отправили в полицию.

– Вы же сами сказали, что инфаркт. Причем здесь полиция?

– Инфаркт, по бумагам, а сам ты мне ночью говорил, что тебя бандиты из девяностых убить хотели.

– Не было такого, – отрицательно покачал головой больной. – Я не знаю никаких бандитов. У меня сердце прихватило на Тверской.

– Сердце, так сердце, кто же спорит. Руку давай, капать будем.

– А это что за флаконы?

– Физраствор и лекарство для восстановления памяти. Ты же хочешь вспомнить, кто и когда у тебя отобрал паспорт и страховое свидетельство?

Мужчина не ответил, но теперь он уже был уверен на сто процентов, что в эту больницу попал не случайно. Он узнал медсестру по голосу и манере говорить

Глава из книги Марка Агатова "Спецоперация ФСБ "Новичок"

Марк Агатов — автор 26-ти книг.  Среди них: «Премьер Куницын и его команда», «Спикер-убийца», «Оранжевая революция», «Крымская весна», «Смерть рэкетирам!», «Убийство на Казантипе», «Виагра для ЦРУ». По мотивам повести «В паутине смерти» на киностудии имени Горького в 1991 году был снят художественный фильм «Игра на миллионы». Общий тираж книг Марка Агатова около 700 000 экз. Марк Агатов работал в российских газетах «КоммерсантЪ», «Труд», «Новые известия». Марк Агатов — заслуженный работник культуры республики Крым. 

Источник Яндекс.Дзен

Марк Агатов "Новичок". Спецоперация ФСБ".

 Скрипалей отравила киевская банда Трупчинова?

Снайпер, который не стрелял

Убийца в черном смокинге 

Убийство у стены ЦОЯ 

СПЕЦОПЕРАЦИЯ ФСБ "НОВИЧОК"

 Куда пропал российский след «Новичка»?

Отравителей из Англии за такие хреновые сюжеты надо гнать с работы!

Реклама.

Книги писателя  Марк Агатов  на ОЗОНЕ

Книги писателя Марка Агатов  на ЛитРес

Книги писателя  Марк Агатов  на АМАЗОНЕ

Все книги писателя Марка Агатова на РИДЕРО

Все книги писателя Марка Агатова на Букмейт

Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.25 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
« Пред.   След. »
Нравится
     
 
© Agatov.com - сайт Марка Агатова, 2007-2013
При использовании материалов
указание источника и гиперссылка на http://www.agatov.com/ обязательны

Rambler's Top100