Главная arrow Новости arrow Война в Карабахе. Глава из книги Марка Агатова «Код страха»
25.05.2018 г.
 
 
Главное меню
Главная
О проекте
Статьи, очерки, рассказы
Новости
Советы туристам
Книги Марка Агатова
Рецензии, интервью
Крымчаки Расстрелянный народ
Фоторепортажи
Российские журналисты в Крыму
Коридоры власти
Контакты
odnaknopka.ru/kolyan.cz
Реклама
Лента комментариев
no comments
Прогноз погоды
Яндекс.Погода
Война в Карабахе. Глава из книги Марка Агатова «Код страха» Печать E-mail
Марк АгатовВ бандитские девяностые в Ереване переиздали мою первую книгу «В паутине смерти», побывал я тогда в Карабахе и в Ереванском СИЗО.
Вот, только не знал я, что за моей командировкой в Карабах стояло КГБ. Они боялись, что я напишу правду о «карательной психиатрии» в СССР и издам эту книгу на Западе. А потом, рухнул Советский Союз, и страшные тайны психбольниц потеряли актуальность для тех, кто отправил меня на войну. От той давней поездки остались только несколько глав в книге "Код страха" .

Глава из книги Марка Агатова «Код страха».

Место катастрофы полностью милиции удалось оцепить минут через сорок. Началась проверка документов у тех, кто находился в зоне. Сергей, удостоверившись, что никто из пассажиров и членов экипажа не выжил, направился к своему автомобилю.

— Какая глупая смерть, — пробормотал Сергей. Он попытался представить писателя в этом самолете. Но вместо шестидесятилетнего дряхлого старика он видел перед собой сорокалетнего мужика с карабином в руках.

Это ЧП произошло по дороге в Карабах. Война была в самом разгаре. На инструктаже перед поездкой генерал Саркисян предупредил Сергея о личной ответственности.

— Запомни, я лично был против этой поездки. Можно попасть под огонь снайперов. На дороге орудуют наемники. Они стреляют по машинам из автоматов. По гражданским машинам. С военными эти подонки связываться бояться. Я бы мог дать для сопровождения БэТээР, но тогда твой гость поймет, что эта поездка не частная инициатива Сергея Овакимяна, а спецоперация органов МВД. Другому я бы мог все правильно объяснить, но к этому писателю в Москве относятся с недоверием. Люди наверху боятся, что он напишет правду о психушках и диссидентах. А эта правда никому не нужна. Короче, поездка в Карабах твоя частная инициатива, но и отпустить вас безоружными не могу. Поэтому в научно — техническом отделе возьмешь пистолеты для всех. Композитор и музыкант — охотники, со мной на кабана ходили. А вот наш уважаемый поэт стрелять не умеет. Ему выдай пистолет с холостыми патронами, чтобы он вас не перестрелял в дороге. На твоего друга из Крыма у меня тоже нет никакой надежды.

В НТО пистолетов на всех не хватило, и Сергей прихватил с собой старый карабин Симонова.

Первую остановку Овакимян сделал у родника.

— Предлагаю слегка позавтракать, чем Бог послал, и пристрелять оружие. Постреляем по консервным банкам, — открывая багажник «Жигулей», произнес Сергей. — У меня есть четыре пистолета и карабин.

Маркус выбрал себе карабин.

— Пистолет не для меня, — пояснил писатель. — В армии за мной карабин был закреплен.

Сергей предложил стрелять по мишеням из положения лёжа, но Маркус не стал ждать своих коллег. Прицелившись, он за несколько секунд поразил все четыре мишени.

— Ты, что, в спецназе служил? — удивился Сергей.

— Нет. Я был старшим фельдшером авиационного полка. А стрелять научился на запасном аэродроме, куда меня отправили на перевоспитание «за разврат, за пьянку и дебош». Девицу одну присмотрел в болгарском селе. Ходил в самоволки на свидание. А тут еще комбат приревновал свою жену к молодому сержанту. Она в санчасти врачом работала, а я ее гипнозом лечил.

— Ну, и как тебе докторша под гипнозом? — спросил поэт.

— Во время сеанса гипноза она спала, а что было после — история умалчивает, — улыбнулся Маркус Крыми. — Мы с ней ночами в санчасти дежурили, вдвоем, а комбату было уже за сорок. Он ночные проверки устраивал.

— И комбат тебя застукал со своей женой? — спросил Сергей.

— Скажем так, на запасной аэродром служить я ушел рядовым. В приказе было записано: за пьянство, неуставные отношения и самовольные отлучки. Жена комбата в приказе не упоминалась. Слишком большая разница у них в возрасте была. Вообще — то, офицерские жены — это особая история. Ночные дежурства и многодневные учения не способствуют укреплению семьи. Короче, отправили меня на запасной аэродром, а старшиной там был изгнанный из ВДВ Сергей Винницкий. Мужиком он оказался пьющим, а у меня в санчасти был спирт, который на учениях я списывал литрами. Вот за этот спирт и научил меня стрелять из карабина «бывший лучший, но опальный стрелок». Патронов к карабину у нас было полно, старшина во время стрельб сэкономил два ящика на продажу. А с покупателями проблема. Короче, прошел хорошую школу, и на дембель ушел «Отличником боевой и политической подготовки», старшим сержантом.

— А после армии ты как форму поддерживал? — спросил охотник — композитор.

— В основном стаканами и рюмками, но как говорил один умный человек: талант — не пропьешь!

— Тебе бы в кино сниматься в роли Рэмбо, — поддел писателя Сергей.

— Это запросто. Кидай фуражку! — став спиной к Сергею, скомандовал Маркус.

— Пусть поэт кидает, у него меньше, — отказался от эксперимента Сергей.

— Пусть стреляет. Если промажет, накрывает стол для всей компании в ресторане «Ереван», — согласился поэт.

— А если попаду?

— Я тебе стихи посвящу, как человеку, который прострелил фуражку поэта.

Поэт бросил вверх фуражку, Маркус со словами «Пиши стихи» дважды выстрелил. В упавшей фуражке обнаружили два пулевых отверстия.

— Действительно, талант не пропьешь. А я всю службу в армии в штабе просидел, «боевые листки» выпускал, стенгазеты и письма в стихах девушкам сочинял для всей роты. Трем бойцам жениться помог, — пояснил поэт. — Из армии готовым поэтом пришел. На любую тему сочиняю: на русском, армянском и английском.

— Тогда с тебя три стихотворения на русском, армянском и английском про расстрелянную фуражку поэта по дороге в Карабах, — сказал Маркус.

— И вот теперь его нет с нами. Глупая смерть, — тихо произнес Сергей, выезжая на забитую автомашинами трассу. «На автомате» он продирался сквозь московские пробки, вспоминая ту давнюю поездку в Карабах.

В засаду они попали в трех километрах от передовой. Короткая очередь с вершины горы. Пули пробили в трех местах багажник. Сергей вначале рванул вперед, но увидев перед собой хорошо простреливаемое пространство, остановил «Жигули» впритык к скале.

— Выскочили из машины и рассредоточились. Стрелять по моей команде, — приказал Сергей.

Маркус инструктаж не слушал. Выпрыгнув из машины, он спрятался за огромным валуном, осмотрелся по сторонам, и пока Сергей по рации связывался с военными, Маркус сделал один единственный выстрел, после которого по склону посыпались вначале камни, а вслед за ними в пропасть сорвалось тело подстреленного им автоматчика. Стрелком оказался молодой парень из Украины. На допросе раненый в грудь наемник рассказал не только правду о тех, с кем воевал в Карабахе, но и о тех, кто послал его на чужую войну.

Книги писателя Марк Агатов на ОЗОНЕ

Книги писателя Марка Агатов на ЛитРес

Книги писателя Марк Агатов на АМАЗОНЕ

Источник Яндекс.ДЗЕН

Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.25 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
« Пред.   След. »
Нравится
     
 
© Agatov.com - сайт Марка Агатова, 2007-2013
При использовании материалов
указание источника и гиперссылка на http://www.agatov.com/ обязательны

Rambler's Top100