Главная arrow Книги Марка Агатова arrow Крымская весна arrow Страшные тайны турецких отелей
28.10.2020 г.
 
 
Главное меню
Главная
О проекте
Статьи, очерки, рассказы
Новости
Советы туристам
Книги Марка Агатова
Рецензии, интервью
Крымчаки Расстрелянный народ
Фоторепортажи
Российские журналисты в Крыму
Коридоры власти
Контакты
odnaknopka.ru/kolyan.cz
Реклама
Лента комментариев
no comments
Прогноз погоды
Яндекс.Погода
Страшные тайны турецких отелей Печать E-mail

Кто и как вербует женщин для Иблисского государства в книге Марка Агатова  «SEX-джихад. Последняя любовь шахидки».

ImageАНОНС. Агенты ЦРУ, для организации массовой вербовки женщин в Иблисское государство, на курортах Турции создали специальные гостиницы для секс-туризма. Через социальные сети и «сайты знакомств», они приглашают в Турцию замужних женщин, мужья которых занимают высокие должности в госаппарате, НИИ и бизнесе для отдыха с мужчинами из секс-эскорта, гарантируя конфиденциальность. Женщина в отеле не только проводит каждую ночь с новым мужчиной, но и получает дорогие подарки от иностранных любовников. Вернувшихся домой женщин ждет неприятный сюрприз - видеокассета с порнофильмом в котором они играют главную роль. Вербовщики ИГила предлагают им заняться шпионажем и вербовкой молодых женщин для поездок в Иблисское государство. В случае отказа, грозят разместить этот порнофильм на порносайтах, а кассету с записью передать супругу. Часть женщин, соглашаются работать на Иблисское государство, тех, же кто отказался - доводят до самоубийства.

 

ГЛАВЫ ИЗ КНИГИ МАРКА АГАТОВА «SEX-джихад. Последняя любовь шахидки»

SEX-джихад в Иблисском государстве

 

(...)Через двое суток начальник караула привел Мадлен к Абдуле.

Хозяин отеля замахнулся на женщину, и она тут же схватилась за голову: «Не бей меня, я все сделаю, что скажешь».

 - Мустафа хорошо воспитал. Ай, какой молодец. На всю жизнь тебя и твоих солдат помнить будет. Садись в кресло и смотри, что у меня есть на тебя. - Абдула включил видео, на котором Мадлен отдавалась сразу трем турецким солдатам в форме. - У меня есть 48 часов запись. Из них я выберу те, где ты настоящий проститутка и делаешь это в три места сразу с тремя солдатами НАТО с удовольствием. Понял? Там казарма не простой был. Это киносъемочный павильон. Турецкий солдат видел, а теперь ты в американской казарме. Солдаты оружие чистят на твой фон, телевизор смотрят, но самое главное, как меняется интерьер и форма на солдат, ты сразу начинаешь все делать с таким энтузиазм, с такой страстью, как будто только пришел к ним в гости. Никогда не думал, что ты такой способный проститутка.

 - Это не я. Твой Башкурт мне лекарство какое-то вводил в вену, после чего я не могла себя контролировать.

 - Это ты потом свой прокурор будешь говорить. Слушай, давай я отправлю это кино твой институт, ректору. Пусть он посмотрит и скажет: бил это или не был.

 - Не надо никуда отправлять, - закрыв лицо руками, зарыдала женщина.

 - Ты теперь понял, что с тобой будет потом. Ты трахался с солдат стран НАТО, как настоящий проститутка. Тебя отвезут в Сибирь.

 - Я поняла, что ты от меня хочешь? Только пусть уйдет отсюда это животное, я больше не могу его видеть.

 - Животный здесь ты, а не он. Мустафа правильно делал свое дело, а ты нарушил договор, за это и ответил, - Абдула взмахнул рукой, и Мустафа вышел из комнаты. - А теперь мы с тобой будем пить кофе и говорить о твой будущий жизнь. Так вот, все твои ВИП-проститутки из Москвы работают уже на Иблисское государство. К ним домой пришел человек и показал видео из нашего отеля. После чего пообещал показать это кино ее супруг и поместить его на порно-сайты. Ты меня понял. У них нет выход, и они теперь делают в Москве то, что скажут из той стороны граница. У тебя муж нет, но если мы отдадим это видео твоим начальник, то тебя отправят в Сибирь, как сутенер и проститутка. Это дважды-два. Ты теперь понял, что тебе я говорю.

 - Поняла.

 - Нет, ты меня еще не весь понял. Ты еще одна статья получишь, там, в Москве, ты развращал молодых кавказских студентов. Ты приглашал их домой, крутил перед ним свой задниц для провокаций, а когда он, как настоящий мужчин, делал дело, ты угрожал посадить его за изнасилование, дорогой Мария Ивановна Гордеева. Молодой студент очень сильно пугался и потом приходил к тебе по первому требованию, потому что ты любил молодой малчик. И мы про это знаем, потому что твои студенты есть уже и у нас в Иблисском государстве.

 - Не было этого. Они врут.

 - Зачем врут. У нас и запись разговор есть в твоем доме, и твои стоны в руках 17-летнего малчик, и твой показаний, который ты мне сейчас сама напишешь своей рукой. Вот тебе бумаг и пиши весь список молодой малчик, который у тебя побывал дома и что ты с ним делал.

 - Я ничего писать не буду.

 - Хорошо. Я сейчас очный ставка с тобой делать буду. У меня здесь случайно завалялся два твой студент. Одного звали Руслан. Ты его называл Русик. Ты у него в руках пять раз умирал за вечер. А второй Рефат, спортсмен. Такой большой сильный борец. Метр девяносто рост. Чемпион института был по борьбе. Ой, как ты его любил! Как любил.

 - У меня ничего с ними не было. Я занималась со студентами на первом курсе русским языком. Они плохо знали язык.

 - Канешно, языком, и другими местами тоже. Я в курсе. Вначале он тебя насиловал, а потом уже ты с ним делал все что хотел. Так вот, я сейчас делаю очный ставку с этим студентами, во время которой они показывают, как и что ты с ними делал. А потом, после следственный эксперимент, ты еще на два суток идешь казарма на субботник думать о свою жизнь.

Абдула нажал кнопку звонка, и в номер вошли четыре мужика в полевой форме.

 - Перед началом следственный эксперимент я должен назвать участников событий. Главный герой наш баба из Москвы Мария Ивановна Гордеева, которая здесь все знают, как Мадлен. Ее жертва, бывший студент института Руслан и его близкий друг чемпион института по борьбе Рефат. Кроме этого здесь есть два понятой: начальник караула Мустафа Ердек и его заместитель Башкурт Окай, балшой специалист по русской баба. После него любая баба шелковой становится, делает все, что скажут. Он какой-то страшный секрет знает, как самую дурную бабу превратить в послушный животный. Но сейчас Мустафа и Башкурт ничего не делают, они просто стоят и смотрят, как это было. А я, хозяин гостиницы «Чайная роза» Абдула Чилек, пишу протокол в трех экземпляров.

 - Не надо следственных экспериментов. Я подпишу все, что скажешь! - в страхе закричала женщина.

 - Почему не надо? - подошел к ней двухметровый Рефат. - Я сейчас покажу, как было все. Она передо мной ходила весь вечер, голые ноги показывала, за руку брала, в глаза смотрела, и я подумал, что она сама хочет.

 - Ты не говори, ты показывай! Это следственный эксперимент, а не воспоминания о твоей учебе в институт, - вмешался Абдула.

 - А дело было так, смотрите.

Рефат взял женщину на руки, сорвал с нее платье, уложил на диван и принялся насиловать.

 - Мадлен, а ты говори нам, если он что-то не правильно делает. Мы это в протокол внесем, - стал открыто издеваться над женщиной Абдула. - Рефат, а теперь ты скажи, сколько раз ты ее в первый день смог.

 - Вначале один, а потом она угрожать стала, что посадит за изнасилование. Тогда я еще четыре раза добавил, чтобы было за что сидеть, - проговорил Рефат.

 - Молодец, правильно решил, - одобрительно кивнул головой Абдула. - Делай, как было, а то ей двое суток на субботнике мало бил. А потом Руслан продолжит.

 Мадлен не ожидала, что так обернется ее невинная игра в любовь со студентами-кавказцами. Ей нравились молодые, темпераментные, еще никем не испорченные юноши. Она приводила их домой на консультацию по русскому языку. Потом после урока устраивала чаепитие и становилась... жертвой насильника. После чего этот юноша должен был по первому требованию приходить к ней домой на дополнительные занятия.

Следственный эксперимент затянулся на целый час. Мадлен умоляла их отпустить, обещала подписать все бумаги, но ее уже никто не слушал. Бывшие студенты старались вовсю.

Ровно через час Абдула Чилек дунул в полицейский свисток.

 - Все, твой время на любовь со студентами вышел, - громко крикнул он. - Следственный эксперимент закончил все по пять раз. Больше не надо, потому что так все и бил. Теперь, все подписывают протокол и свободны. А я еще поговорю с этой дурной баба. Вот тебе бумага, ручка, и ты все подробно здесь признаешься. Как, когда и сколько раз. Только не дури меня. Я все и без тебя знаю про студентов. Они же друг другу про тебя говорили. И они все уже здесь, в Иблисском государстве.

Мадлен взяла ручку и дрожащей рукой подробно описала все, что она делала со студентами в своей квартире.

 - А теперь, дело, которое ты будешь делать для нас, - перечитав показания, продолжил Абдула. - Ты будешь привозить сюда из Москвы каждый два месяц богатых дур, чтобы мы с ними делали порнофильм для Иблисского государства. Потом с ними встретятся наши люди в Москве, и они тебе уже не нужны. А ты привезешь мне других, новых жен от больших начальник. Пусть некрасивых и глупых. Главное, чтобы у нее муж был очень большой начальник, и никакой Светка-шметка мне не надо. Ты понял? Потому что ты их сюда на случку привозишь с красивым сильным джигит, а не наоборот. Никакой больше эскорт, ничего такого. Просто экскурсия в Турцию на отдых с красивым мальчиком, или негром, или кем она хочет. Мы все сделаем.

 - Поняла.

 - Но это еще не все. Ты работаешь психолог в институт. Так вот, ты будешь там говорить с молодыми студентками, выберешь из них тех, кто живет из плохой семьи, больной на голову немножко, кому не нравится в России, который страшный, но еще девушка. Приведешь к себе домой на дополнительные уроки, опыт эти уроки у тебя есть, и там случайно познакомишь с красавцем-джигитом, который тоже пришел к тебе на занятия. Но не только познакомишь, а еще будешь говорить с ней, восхищаться, какой хороший малчик, чтобы твой дурной девушка он понравился. А потом он уже сам все будет делать, а ты только будешь, как это по-русски, поджаривать интерес.

 - Подогревать интерес, - механически поправила Абдулу Мадлен.

 - Правильно сказал, молодец, русский язык хорошо знаешь, не то, что я. А теперь, самое главное. За каждую студентку, которая приедет с моим джигитом в Турцию, получишь пять тысяч долларов, а за целка еще пять тысяч премия. Да, и еще, малчик, который ты будешь учить, как уговорить эту девку, можешь попробовать сама. Ты ж у нас мальчик еще любишь, или уже все?

 - Я уже по горло сытая, напробовалась. Абдула, а что вы будете здесь делать с моими студентками?

 - Настоящей женщиной будем готовить для Иблисского государства. Если правильно будет себя вести, замуж пойдет, по нашим законам, за боевик, а если как ты, обманывать станет меня, казарма на субботник пойдет не здесь, а там, за речкой, а потом метро взрывать в Москве, самолет, автобус. И ты не вздумай идти в ФСБ или в милицию. Один неправильный шаг, и это кино появится на всех порносайт с письмом прокурору, какой ты не хороший развратный учитель. Это лучший тормоз для тебя. Раньше, как было. Человек надо был для наших дел, ему или денег много давал или в свою веру обращали. А потом поняли, что проще вот так, через любовь. Кино сняли, и ты уже наш навсегда. Один путь у таких, как ты, остается: или с нами, или петля на шея, потому что в тюрьма ты не захочешь. Статья совсем плохой: сутенер, разврат малолеток, шпионаж. Женщин, которых ты привозил, уже работают на нас. Чертежи секретные, документы и все, что нам нужно, сюда посылают, чтобы мы кино с ними Интернет не показывал. И еще одно, очень важный момент. Если захочешь петля на шею, то помни, в день похорон это видео уже будет на все порно сайт мира. Ты умер, а тело твое живет. Так у вас, кажется, говорят о мертвых. А теперь, иди, душ принимай, кушай, пей и уезжай без Светки. Мы ее отправим в Иблисское государство навсегда. Она свой дело уже сделал. Наташе помог, пусть теперь боевик помогает на субботник.

 - Я не могу без Светки вернуться. Она же со мной уезжала и меня могут спросить, где она и что делает?

 - Убить хочешь, да. По глазам вижу. Столько позора из-за этой проститутки, да и Костя твой первый раз тебе с ней изменил, когда вы как муж и жена жил. Видишь, я все про тебя знаю. И даже знаю, что ты еще не знаешь. Хочешь, скажу, кто эту кассету со Светкой и ее подругами в шкаф принес?

 - Скажи.

 - Светка сам и принес. Она ж хитрый баба, увидела, что их пишут на видео, украл кассету, сделал копию и принес в твой дом, когда тебя там не был. С Костей они по-быстрому трахнулся, а кассету Светка в шкаф положила, чтоб ты хлопнул двери. А как ты ушла, на твоем месте эта Светка три месяц жила. Вот что я знаю. А теперь, еще два слова. Ты на меня не обижайся. Мы тебя здесь пять лет видели, эскорт русский баба. Все ж хорошо бил. Мы с тобой даже это по-быстрому делал перед обед. Ты еще стонал, хорошо бил.

 - И чего ж ты меня солдатам отдал на растерзание, а потом этот позор со студентами устроил? - с обидой в голосе спросила Мадлен. - От кого, от кого, но от тебя не ожидала такой подлости. Я сюда как к себе домой ездила. Вместе бизнес делали.

 - Ты меня слюшай, с начала, и не ругайся. Мы честно работали здесь. Кино у нас никто не писал, шантаж-мантаж не делал. Чистый бизнес, твой баба красивый, мой богатый мужик любил бабу за деньги. И так по всей Турции бил. Сюда же все бабы из России на свидания с турками приезжал, чтобы потом шмотка купить. Это, как его, секс-туризм для секонд-хенд. Потому что сюда приезжали или конченный проститутка, или старый, толстый, противный баба, который хотел, чтобы ее молодой и красивый турок трахал на пляж. А если у ней здесь трахнуться не получился, ей все не нравился. Море, пляж - все плохо бил. И автобус плохой, и ресторан. Они думали, что этот разврат тут всегда будет такой и за него им ничего не будет. А тут люди пришли эти из ЦРУ, они тут Иблисское государства делать хотел. Узнали про мой дом свиданий с русскими Наташами. Пришли, наркотики подкинули. Героин. Целый килограмм. Это тюрьма на всю жизнь. А потом их главарь Башкурт, который ты тут видел, он тоже, как ты, психолог, врач, сказал мне. Дело закроем, если ты будешь делать, что скажем. И что я должен бил, тюрьма идти? Я и сказал, делайте, что хотите. Они все сами привезли, установили камеры, и каждый номер в отеле превратили в порно-студию, охрану свою поставили. Второй дом под казарму забрали. И там тоже камеры всё снимают. И потом мне этот Башкурт сказал, чтоб ни одной проститутки больше не был. И чтобы из России привозил только солидных дам, и чтобы мужья у них большой начальник бил. А мы им за это молодой джигит на любой вкус давать будем. Каждый день другой будет и еще деньги платить. И я тебе честно сказал, кто мне тут нужен, а ты взяла и проститутку сюда привез. Вот такой недоразумений получился. Ну, теперь, мы друг друг понял и будем дело делать как прежде. А я тебе за это здесь на каждый день молодой малчик буду давать, 14-15 лет, не целованный, они у тебя учиться будут, как и что надо с бабой делать. Первой у них у всех будешь, тебе понравится. Да, и еще, ты эту фирму «Эскорт» закрывай к чертовой матери. Ты сюда туристов вози, турпоездка, а в Москве по бумагам стань учитель на дому.

 - Репетитором, что ли?

 - Я не все знаю русский язык. Учитель, который учит детей дома. Институт готовит, студента дополнительный занятий проводит. Нам нужно, чтобы к тебе ходил не только студент, но и молодой школьница, которая хочет институт поступить. А теперь, иди. Я все сказал.

После того, как Мадлен вышла, в кабинет хозяина гостиницы вошли двое: Башкурт и молодая женщина в строгом черном платье. Ее лицо полностью скрывал черный платок.

 - Абдула, знакомься, Людмила Гайдар, специалист по SEX-джихад. Оттуда прислали, - Башкурт показал пальцем на потолок. Говори с ней на русском, она турецкий не знает, а на твоем английском ничего не понятно.

 - По-русски, так по-русски, - кивнул головой Абдула. - Я ей все сказал, можно отправлять в Москву.

 - Нет, - качнула головой женщина. - Мадлен еще не готова. Она пойдет в ФСБ, а то, что вы сняли, - это самодеятельность. Есть только один сюжет из турецкой казармы, да и то, заметно, что женщина не в себе. Она не видит своих партнеров.

 - Это лекарство такое, оно ухудшает зрение.

 - Это брак. Там тоже не дураки сидят. Это я вам как режиссер говорю. Американская казарма - полный отстой. Я видела, как ведут себя американские солдаты на отдыхе. Это совсем не то.

 - И что ты предлагаешь? - недовольным голосом спросил Башкурт.

 - Абдулу расстрелять, а этих двоих отправить к боевикам в казарму, чтобы они на своей шкуре почувствовали все прелести любви в Иблисском государстве.

 - Слушай, женщин, почему меня расстрелять? - возмутился Абдула. - Что я не так делал?

 - Видишь, он согласен, чтобы мы этих проституток отправили к боевикам, Абдула только против того, чтобы мы его расстреляли, - повысила голос женщина.

 - Слушай, какое мне дело для этих проституток? - возмутился Абдула. - Хочешь, убей их, хочешь, боевик отдай. Делай, что хочешь! Я тут при чем?

 - Я свое слово сказала, Башкурт. Прямо сейчас забирай и вези в казарму к боевикам, а там посмотрим. Смогут выбить из них дурь без лекарств и увечий, продолжим работать с Мадлен. Нет, обе останутся в Иблисском государстве. Видео должно быть достоверным на сто процентов. Никаких симуляций оргазма. Все должно быть, как в жизни.

 - Давай, так и сделаем, - кивнул головой Башкурт. - Пусть пройдут через всё. Меня кино это тоже не убедило. А женщинам Абдула скажет, что они на экскурсию в Египет уехали.

Неделя на море

Из отеля «Чайная роза» женщин перевезли в курортную гостиницу. За неделю они должны были отдохнуть, загореть и сделать как можно больше фотографий на пляже, чтобы никто не узнал, где они провели первую часть отпуска. В этом отеле русских туристов не было. Вечерами дамы из России сидели в барах, общались с англичанами и американцами, пили виски и радовались жизни.

А в это время, в Иблисском государстве Светлана и Мадлен узнали, что такое «казарма боевиков». Больше всего досталось Светлане. Ее жестоко избивали на глазах Мадлен за малейший промах, били за то, что не так посмотрела на мужчину, не так ответила, не проявила должного уважения.

На вторые сутки Башкурт подошел к своей помощнице. Она сидела у монитора и смотрела, как бандиты издевались над Мадлен.

 - Надо принимать решение. Или мы вывозим ее сегодня, или оставляем Мадлен здесь навсегда. Но тогда, у нас могут возникнуть проблемы с теми тремя. Они не могут вернуться в Россию без своего гида. А там жена прокурора, которая кое-кого из нашей конторы очень интересует.

 - Мадлен у меня преподом была в институте. Тварь редкостная. На первом курсе докладную на меня написала за аморальное поведение, я в общаге выпила шампанское и танцевала голой на столе. Гордеева настояла, чтобы меня выгнали из института за аморалку. А сама в это время первокурсников совращала в своей квартире. Моралистка чертова.

- А я все понять не мог, чего это ты целые сутки от монитора не отходишь, - улыбнулся Башкурт.

 - Приятно посмотреть на муки твоего врага. Я как узнала, что Гордеева возит в Турцию баб из России, подсказала кое-кому, что надо делать. И вот она здесь, вся в крови, орет от боли и пресмыкается перед кончеными уродами.

- И как же ты к нам попала?

 - Папашка поступил меня в институт за границей. Там познакомилась с решительным мужчиной, способным на все. Поехала с ним в Сирию создавать Иблисское государство. Потом получила диплом психолога и занялась SEX-джихадом.

 - Так, что ты решила, оставляем ее здесь или отправляем в Москву? - спросил Башкурт.

 - Увози, сначала мы поработаем с ней там, а потом вернем в эту казарму к боевикам. Я хочу, чтобы она по полной программе ответила за свою любовь к мальчикам. За все в жизни надо платить.

 - А ты злая, - качнул головой Башкурт.

 - Просто я за один танец на столе потеряла все: любимого мальчика, свою семью и Родину, где родилась. А та, которая создала притон, совращала малолеток и втягивала красивых дур в занятие проституцией - клеймила меня за аморальное поведение. Я хотела убить ее и наложить на себя руки, но меня вовремя остановили...

Минут через двадцать Мадлен вывели из казармы, посадили в автомобиль и отвезли в Турцию, где она воссоединилась со своей группой. Вот, только на море Мадлен так ни разу и не побывала. После приезда на курорт, ее сразу же отправили в операционную, устранять последствия бандитского субботника.

Толстый усатый гинеколог, накладывая швы, качал головой: «Приехал на курорт не надо такую активность с нашими мужчинами проявлять. А тут дорвалась до бесплатного. Ты, что с ними с утра до ночи в любовь играл? Какой-то звер, а не мужчин тут побывал! Все порвал. Тепер, каждый день до отъезда будешь ходить ко мне на процедур и никаких мужчин, я там швы наложил, потом, как молодой девка станешь. Слюшай, после этой операции, я могу тебе девственность восстановить. Там все узко-узко стал, как у молодой. Девушкой замуж пойдешь».

 - Девушка в сорок лет. У нас таких дур «старой девой» называют. Не надо мне там ничего восстанавливать. Меня и так мужчины любят.

 - То, что тебя любят, я и без микроскопа вижу. А у нас сейчас мода такой. Молодой женщин из Туниса туда, сюда гулял с кем попал в Иблисском государстве, потом ко мне приезжает, такой как ты, порванный весь, уставший, больной. Я все зашивал, а она просит, чтобы я ее девушка делал. Потом в своем Тунис замуж девушка идет. И все хорошо, муж доволен, девственницу взял в жены, а у нее уже до него там сто боевик бил. А есть и такие обманщицы, по десять раз приходил, чтобы я ее девушка делал. Так, что если захочешь девушкой замуж идти, приезжай ко мне. Так сделаю, что лучше, чем бил станет.

В самолете, Мадлен все время думала, что ей делать дальше и как избавиться от шантажистов. Вначале, она хотела пойти в ФСБ и рассказать о том, что с ней произошло, но потом отказалась от этой идеи. После ее признаний, начнут вызывать женщин, которые оказались втянутыми в шпионскую деятельность, проводить обыски и тогда Абдула выполнит свои угрозы, разместит видео из казармы на порно сайтах.

«Такого позора я не переживу, - подумала Мадлен. Но больше всего она боялась Башкурта. В казарме он вводил ей в вену какие-то лекарства и душил полотенцем, в то время как ее насиловали солдаты. Она теряла сознание, потом ее приводили в чувство и продолжали издеваться. - Он кодировал меня страхом смерти, а лекарства, которые вводили в вену, превращали человека в животное. Меня постоянно преследовал страх. А потом он делал другой укол после которого, пробуждалась дикая страсть к этим солдатам, которые ни на минуту так и не сняли свою форму. От этого укола хотелось еще и еще! А потом, этот позор с мальчиками-студентами и поездка «на субботник к бандитам». И все это они сняли на видео!».

Мадлен мучали воспоминания и она не знала, что делать дальше.

«Абдула говорил, что этот притон создало ЦРУ и главный там Башкурт, а все остальные солдаты и сам начальник караула выполняли его команды. Ну, и с чем я пойду в ФСБ. Расскажу про Башкурта и Абдулу? Про женщин, которых возила туда на случку с молодыми и красивыми джигитами. Вот тебе и эскорт, будь проклят тот день, когда я познакомилась с Костей. Сначала было все пристойно. Фотомоделей мы привозили за границу для участия в выставках и презентациях. Потом тех, кто им нравился, приглашали сопровождать миллионеров в командировках, поездках на курорт. Понятно, что там они делали все, что от них требовали, но выглядело это все вполне пристойно. Да и платили девушкам из эскорта столько, сколько они не получали в России за год работы по своей основной специальности. И вот, все рухнуло. Теперь, я шпионка, пособница террористов и торговцев «живым товаром».

Мадлен прикрыла глаза, но спать не хотелось. Она посмотрела на свою пятидесятилетнюю соседку, жену прокурора подмосковного города. Женщина радостно улыбалась, вспоминая о том, как ее любили в «Чайной розе» сразу два ненасытных негра. Она всю жизнь мечтала о такой любви.

«Интересно, что сделает эта толстая старуха, когда к ней придут с фотографиями и порнофильмом с ее участием: намылит веревку или перережет вены в ванной? - подумала Мадлен. - Какая ж я была дура, когда согласилась заняться этим бизнесом. И во всем виноват Костя с его шлюхами. Приеду, убью Костю! Он меня превратил в грязную проститутку и сутенершу».

Первая ночь в Москве

Мадлен прилетела в Москву поздно ночью. Ее подруг в аэропорту встречали мужья с цветами. Мадлен вышла на привокзальную площадь, села в такси и назвала адрес. Войдя в квартиру, она, закрыв входную дверь на ключ, сбросила одежду и отправилась в ванную, чтобы смыть с себя турецкую грязь. Эта поездка окончательно вымотала ее. Она не знала, что делать дальше: подчиниться людям из страны дьявола, значит поставить на себе крест, и всю жизнь выполнять их команды. Пойти в ФСБ и чистосердечно признаться, что она натворила, не лучший вариант. Во-первых, там могут и не поверить в ее чистосердечное раскаяние. И тогда вместо поездок в Турцию с ее пляжами и никем не тронутыми мальчиками, этап в Магадан с позорной статьей. Мадлен забралась в теплую ванну, взбила душистую пену и попыталась расслабиться. Она хотела хоть на несколько минут забыть о том, что с ней делали в казарме, как ее душили, кололи наркотиками и издевались. Женщина закрыла глаза, намылила голову, а когда смыла пену, увидела прямо перед собой своего главного мучителя Башкурта. Вначале ей показалось, что это галлюцинация, и она даже осенила крестом стоящего в ванной комнате мужчину.

 - Не поможет, - услышала она знакомый голос. И страх тут же парализовал ее тело. - У меня есть второй комплект ключей от твоей квартиры. Мы сделали копию, пока ты обслуживал солдат стран НАТО. Я поговорить к тебе пришел, чтобы ты не делала глупости. Я знаю, что ты сейчас думаешь, идти ФСБ или не идти. Посадят или нет? Ты могла бы пойти в ФСБ если бы была только шпионом. Да, у них есть закон, завербованный в шпионы, может добровольно прийти и признаться в этом, сдать вербовщиков и остаться на свободе. Но у тебя другой случай. Ты создала притон для любви, возила в Турцию женщин заниматься проституцией, а еще ты совращала студентов в своем институте. О чем ты чистосердечно дала показания в Турции. И я тебе обещаю, если ты хоть раз сделаешь, что-то не так, то наш демократ-правозащитник соберет пресс-конференцию в Москве, на которой выступят все твои мальчики, и каждый журналист получит кассету со следственным экспериментом. Запомни, мы заставим прокурора в России посадить тебя в тюрьму, даже если ты напишешь на меня донос в ФСБ. Ты меня поняла?

 - Да, - чуть слышно прошептала женщина. Мадлен смотрела на Башкурта и не могла понять, что в нем изменилось.

 - А теперь, слушай внимательно, - продолжил незваный гость. - Завтра пойдешь в институт, там на первом курсе учится Людмила Коваленко. Она очень плохо знает русский язык. Пригласи сюда на занятия прямо завтра, а тут ее уже будет ждать абитуриент Гиви, которого ты готовишь для поступления в институт. Познакомишь их, а все остальное Гиви сделает сам.

И тут Мадлен поняла, Башкурт говорил без акцента, ставил правильно ударения. Похоже, в Турции он выдавал себя за другого человека(,,,).

Автор Марк Агатов.

ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ.

22 ноября 2015 г.

Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.25 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
« Пред.   След. »
Нравится
     
 
© Agatov.com - сайт Марка Агатова, 2007-2013
При использовании материалов
указание источника и гиперссылка на http://www.agatov.com/ обязательны

Rambler's Top100