Главная
20.08.2022 г.
 
 
Главное меню
Главная
О проекте
Статьи, очерки, рассказы
Новости
Советы туристам
Книги Марка Агатова
Рецензии, интервью
Крымчаки Расстрелянный народ
Фоторепортажи
Российские журналисты в Крыму
Коридоры власти
Контакты
odnaknopka.ru/kolyan.cz
Реклама
Лента комментариев
no comments
Прогноз погоды
Яндекс.Погода
История. "Премьера Куницына и его команду" сожгут на костре Печать E-mail
ImageИстория противостояния журналиста и писателя Марка Агатова с премьер-министром Правительства Крыма Сергеем Куницыным обросла разного рода слухами и домыслами. Больше двух лет тянулась судебная тяжба между писателем и премьером. Сергей Куницын добивался изъятия книги «Премьер Куницын и его команда» не только из магазинов, но и из библиотек, частных коллекций и Интернета. Наш корреспондент встретился с  известным крымским писателем Марком Агатовым и задал ему несколько вопросов.
- Вы собираетесь устроить публичное сожжение своей книги “Премьер Куницын и его команда" в кабинете Крымского премьера в присутствии судей, прокуроров и журналистов - это акт отчаяния или способ обратить внимание на беззаконие, которое творит крымский премьер?
- Эту акцию я вынужден провести в знак протеста против действий премьер – министра Правительства Крыма Сергея Куницына. Дело в том, что Куницын требует, чтобы местный суд г. Евпатории запретил "ответчику (Марку Агатову), а также иным распространителям спорной книги осуществлять действия, направленные на ее распространение любыми способами" т.е. Сергей Куницын требует арестовать тираж книги и сделать ее недоступной читателям.


- Как вы узнали, что Сергей Куницын собирается арестовать тираж нашумевшей книги?

- Вначале сентября я получил письмо из местного суда г. Евпатории. В конверт была вложена повестка и исковое заявление Премьер Министра правительства Крыма Сергея Куницына "Об опровержении и изъятии недостоверной информации" на 13 листах. (Документ полностью публикуется на сайте Марка Агатова WWW.Compromat-crimea.kiev.ua).  В этом иске,  после наукообразных рассуждений о свободе слова, печати, законах Украины и анализа практики Европейского суда по правам человека, проведенных господином Куницыным, следует утверждение о том, что выход в свет книги "Премьер Куницын и его команда" "является нарушением информационного иммунитета С.Куницына".

Причем, если я правильно понял содержание этого весьма мудрено составленного искового заявления, Сергей Куницын "… не ставит вопрос о защите чести, достоинства и деловой репутации", так как опровергнуть опубликованные в книге материалы на законных основаниях, по моему мнению, он не может. Все статьи, корреспонденции, судебные очерки, опубликованные на страницах книги "Премьер Куницын и его команда", прошли проверку временем. Ни по одному из них не было судебного решения, вступившего в законную силу, которое бы определило, что изложенные факты недостоверны и задета честь и достоинство упомянутых в них лиц. Кроме этого, давным–давно прошли сроки исковой давности для подачи каких – либо исков по поводу этих публикаций.

- Что же не понравилось господину Куницыну в вашей книге? 

- Всего лишь то, что автор и составитель книги, под одной обложкой, вместе с историями о самом Куницыне и его команде, такими как "Нет ли лишнего билетика?", "Крымские писающие мальчики", "Борьба за кресло", "Бодался теленок с дубом" посмел рассказать о высоком профессионализме и беззаветной преданности своей профессии бывшего старшего следователя республиканской прокуратуры Владимира Моломина. Вменяется мне в вину и то, что в этой книге я имел неосторожность опубликовать и свои художественные произведения – несколько коротких рассказов, которые не имеют никакого отношения к господину Куницыну и его команде. 

- Для того чтобы читателям незнакомым с содержанием книги "Премьер Куницын и его команда" стало понятнее, о чем идет речь, расскажите, пожалуйста, подробнее о предъявленном вам иске и самой книге. 

- "Премьер Куницын и его команда" была издана мной вначале этого года и является четвертой книгой из серии "Кровавые следы на карте Крыма". Три предыдущие книги из этой серии "Журналист – убийца", "Спикер – убийца" и "Криминальные истории Евпатории" уже стали библиографической редкостью. О них много писали в прессе и сегодня найти их можно только в библиотеках. "Премьер Куницын и его команда" является продолжением книги "Спикер – убийца", в которой я рассказывал о своей работе в самой информированной российской газете "КоммерсантЪ" на должности собственного корреспондента по республике Крым. 

- Вы пришли в "КоммерсантЪ" в "расстрельном" девяносто четвертом году? О чем вы тогда писали? 

- Это было непростое время для Крыма. Мне пришлось вести собственные журналистские расследования многих резонансных преступлений, совершенных на территории Крыма и Украины. Кроме этого я выполнял и обычные для собкора центральной газеты обязанности: изучал работу крымского парламента и правительства, писал на экономические темы, рассказывал читателям о фактах коррупции, взяточничества и злоупотреблении служебным положением чиновниками в исполнительных органах власти. Приходилось заниматься и некоторыми правоохранителями. Я первым среди журналистов назвал в газете "КоммерсантЪ" имена и должности крымских чиновников очень высокого ранга в той или иной степени связанных с оргпреступной группировкой "Сейлем". 

- Мне рассказывали, что в 1994 году вы стали собирать материалы для "Расстрельного архива Марка Агатова". 

- Так назвал мой архив один из редакторов оперативного отдела "Коммерсанта". Дело в том, что в Крыму в то время чуть ли не каждую неделю звучали взрывы и выстрелы. Убивали не только бандитов и бизнесменов, но и различных чиновников. При жизни эти люди, как правило, не попадали в поле зрения журналистов, и интерес к ним возникал только в связи с терактом или "заказным" убийством. Но, что - либо раскопать за два – три часа после убийства было практически невозможно, поэтому и пришлось заняться созданием "Расстрельного архива". Я собирал не только газетные публикации и официальные справки о возможных будущих жертвах киллеров, но и изучал их связи с преступными группировками, чиновниками и партийными функционерами. Со временем я расширил круг фигурантов этого досье до таких размеров, что практически о каждом погибшем в криминальных разборках мог составить подробнейшую справку для газеты в течение получаса. К этому стоит добавить, что Крым в конце девяностых для "Коммерсанта" был одним из приоритетных регионов. Соответственно и требования к собкору предъявлялись очень высокие. 

- И сегодня материалы этого досье превратились в книги? 

- При написании документальных книг об истории Крыма я использую не только материалы из "расстрельного архива", но и другую доступную мне информацию. 

- А теперь, давайте вернемся к самой книге "Премьер Куницын и его команда". 

- Я ее обозначил, как жесткий документальный рассказ о новейшей истории полуострова. Состоит она из нескольких разделов. После вступительных статей от автора, примерно третью часть книги занимают материалы журналистских расследований, а также статьи и корреспонденции, написанные мной и моими коллегами из крымских и украинских изданий, посвященные исполнительной власти Крыма. Этот раздел я назвал просто и понятно "Премьер Куницын и его команда".

- Расскажите, пожалуйста, о наиболее заметных материалах этого раздела, о тех статьях из–за которых у вас и возник конфликт с крымским премьером Сергеем Куницыным. 

- В том – то и фокус. Но у Сергея Куницына, если я правильно понял его иск, никаких претензий именно к этому разделу – то и нет. А там опубликованы весьма серьезные материалы, рассказывающие о деятельности правительства. К примеру, на семнадцатой странице книги "Премьер Куницын и его команда", опубликованы материалы журналистского расследования, которое несколько лет назад проводили журналисты газеты "Крымское время". В них говорится  о том, как правительство Сергея Куницына с грубейшими нарушениями украинских законов, проводило благотворительную лотерею с целью сбора средств для приобретения медикаментов для Республиканского госпиталя ветеранов Великой Отечественной войны. Для этой, в общем – то благородной, цели было отпечатано пятьсот тысяч благотворительных билетов, стоимостью 60 копеек на общую сумму в триста тысяч гривен. Вот только в этих финансовых документах, почему – то не оказалось ни порядковых номеров, ни предусмотренных для лотерейных билетов специальных элементов защиты от подделок. В результате деятельности "команды Куницына", было собрано вместо трехсот тысяч гривен всего лишь 54 тысячи гривен, из которых 25% ушло издательству "Таврида". А, вот, сколько денег поступило инвалидам на лекарство мне так и не удалось выяснить у крымских чиновников.

Вторая история этого раздела посвящена "Крымским писающим мальчикам". К ней тоже, судя по иску, у Куницына нет никаких претензий.

Материалы этого журналистского расследования крымских и украинских журналистов рассказывают о поездке делегации крымских чиновников в штаб – квартиру НАТО в Брюссель. Не буду пересказывать их полностью, а напомню читателям лишь наиболее яркие детали из статьи Риты Авербах "Мокрое место в крымской истории":

"… Сцена номер один: вице – премьер Виктор Антипенко бегает по второму этажу и, пардон мочится в коридорные урны и в лестничный пролет, попадая на головы обалдевших постояльцев в холле.

Сцена номер два: господин Верченко, на котором из одежды трусы да носки, загоняет в угол насмерть перепуганную чернокожую горничную, домогаясь от нее того же, чего хотел друг детства Остапа Бендера Коля Остен – Бакен от подруги его детства Инги Зайонц – взаимности.

Сцена номер три самая умиротворяющая. В то время, пока его подчиненные взаимодействовали с внешним миром, сам глава правительства был погружен внутрь себя. Он спокойно спал в открытом номере на мокром матраце без простыни.

На прощальном вечере натовцы, которым с трудом удалось уговорить персонал гостиницы не вызывать полицию, попросили удалиться из–за стола господина Антипенко. Возможно, та же участь постигла бы и Верченко, но он предусмотрительно на банкет не пришел". (Полностью электронная версия книги опубликована на сайте Марка Агатова WWW.Compromat-crimea.kiev.ua).

Не имеет претензий, судя по иску, господин Куницын и к статье "Кто в Крыму жилье в первую очередь получает", в которой рассказывается о том, как улучшал свои жилищные условия член его команды Анатолий Корнейчук. И к моей статье в газете "КоммерсантЪ" "Крымское правительство уходит с боями", где рассказывалось, о том, как вели себя члены правительства Сергея Куницына на сессии Верховного Совета Крыма. "… Депутаты, входящие в правительство Крыма, попытались сорвать сессию. Например, министр финансов Людмила Денисова захватила трибуну и мешала коллегам – депутатам говорить. А когда с содокладом по вопросу "Об утверждении отчета об исполнении бюджета Автономной Республики Крым за 2000 год" выступал председатель счетной палаты Николай Горбатов, на него набросился вице – премьер правительства Крыма Александр Рябков и попытался сломать микрофон. На защиту парламентского имущества бросился генеральный директор феодосийской табачной фабрики Анатолий Ситков. Завязалась потасовка. Из зала заседания она переместилась в коридор. Директор и вице – премьер успели посадить друг другу несколько синяков и ссадин. Но потом дерущихся разняли милиционеры.

Впрочем, драка и скандал не спасли членов крымского правительства от очередной отставки…"

"Премьер Куницын и его команда" стр.51 – 53. WWW.Compromat-crimea.kiev.ua

В четвертой истории, опубликованной в книге, рассказывается о том, как "Госчиновник АР Крым обвинил республиканского премьера в исчезновении 300 миллионов бюджетных гривен" и что из этого вышло.

Большой резонанс в Крыму имела и публикация в книге материалов журналистского расследования Киры Ивановой "Совмин прикупил иномарок для премьера и его замов. Говорят не за бюджетные средства".

Завершая этот раздел книги, я написал:

"Вот такими историями запомнился лично мне, собственному корреспонденту российской газеты "Коммерсантъ" премьер Куницын и его команда. Вполне возможно, что приближенные к премьеру журналисты отыщут в его работе нечто положительное. Как говорится, флаг им в руки! Я же пишу эти строки в холодной квартире с ледяными батареями "центрального охлаждения". Таким образом, крымские чиновники, находящиеся в подчинении у Сергея Куницына, "выбивают" долги за отопление у несознательных граждан.

Причем, страдают от этих массовых экспериментов над людьми не только "злостные неплательщики", но и те, кто, отказывая себе в еде, ежемесячно финансировал наше любимое правительство своими неподъемными налогами и взносами за не поставленное тепло.

Говорят, что в команде Куницына работают ВЫСОКООБРАЗОВАННЫЕ ПРОФЕССИОНАЛЫ. Вот только избиратели, которые, проголосовав за Куницына на мартовских выборах, "наняли на работу правительство", никак не ощутили этого профессионализма.

Им, бедолагам, как во времена военного коммунизма, приходится греть для мытья воду в тазиках и кастрюлях, а для отопления квартир использовать духовки газовых плит и электрокамины.

Единственное, что меня радует в нашей жизни, — это то, что у Сергея Куницына и его команды в гараже появятся новые престижные иномарки, купленные, как оказалось, высокообразованными профессионалами крымского правительства не за наш с вами счет, а за какие-то другие деньги, которые, как нам объясняют, можно было тратить исключительно на приобретение этих самых автомобилей.

В учебниках истории в заключение каждой главы принято делать выводы. Но сегодня я откажусь от этого права, потому что свои выводы о работе Сергея Куницына на посту премьер-министра Крыма и его команды люди уже сделали сами. Я же, собрав воедино всего лишь малую толику "Историй из жизни" крымского правительства Сергея Куницына, выражаю надежду, что на эту книгу обратят внимание руководители Украины и прекратят затянувшийся эксперимент над ни в чем не повинными жителями полуострова.

Ноябрь 2002. Симферополь – Евпатория».

Так вот, повторяю, к этому разделу книги у Сергея Куницына, судя по иску, претензий нет. Мало того он воспринимает, эти материалы вполне положительно. Недоволен же Сергей Куницын тем, что "… помещенная вместе со сведениями о С. Куницыне и членах крымского правительства (команде Премьера) информация о заказных убийствах и криминальных разборках носит ярко выраженную негативную окраску". Вот так – то, господа, "Писающие мальчики" и другие статьи, опубликованные в книге, оказывается "украшают наше правительство и ни коим образом не портят имиджа господину Куницыну", а вот другие разделы моей исторической книги, в которые я включил свои статьи, очерки и рассказы о нераскрытых убийствах крымских чиновников. (В том числе и вице премьера Александра Сафонцева.). А также несколько очерков, посвященных самоотверженной работе старшего следователя прокуратуры Крыма Владимира Моломина, раскрывшего ряд резонансных преступлений, среди которых, убийство, совершенное по "заказу" высшего должностного лица Крыма Председателя Верховного Совета Крыма Евгения Супрунюка, оказывается: "…формирует в общественном сознании и мнении не соответствующее действительности убеждение о причастности "Премьера Куницына и его команды" к негативным событиям уголовно–правового или аморального характера, происходившим в Автономной республике Крым в течение последних лет;

- такая информация, связанная между собой исключительно желанием автора, а не объединенная общим фигурантом, идеей либо иными факторами, является НЕДОСТОВЕРНОЙ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ФОРМЫ ЕЕ ИЗЛОЖЕНИЯ (НЕПРАВДИВО ИЗЛОЖЕННОЙ). Являясь негативной по содержанию, эта информация подрывает репутацию С.Куницына и является неоправданным вмешательством в его частную жизнь".

Признаюсь честно, этим иском меня премьер – министр Правительства Крыма Сергей Куницын, мягко говоря, удивил. Я полагал, что к безудержному фантазированию склонны писатели – фантасты или авторы детективов, к коим относится и Марк Агатов, но чтобы так извращенно воспринимать судебные очерки, в которых показаны, прежде всего, высокий профессионализм и беззаветная преданность своей профессии одного из лучших следователей прокуратуры Крыма Владимира Моломина, которого господин Куницын мог бы причислить к членам своей команды, (Насколько мне известно, премьер – министр по должности возглавляет различные советы и комитеты, которые призваны координировать работу правоохранительных органов в борьбе с преступностью),  это уже, пользуясь футбольным термином, ни в какие ворота не лезет.

Ну, каким образом очерк "Спикер – убийца" "подрывает репутацию С.Куницына и является неоправданным вмешательством в его частную жизнь" если о нем там ничего не написано. То же самое, можно сказать и о художественных произведениях – моих рассказах, опубликованных в книге. Они не имеют никакого отношения к господину Куницыну и его личной жизни. 

- Но он обиделся, говорят из–за названия книги "Премьер Куницын и его команда". 

- Обижаться можно на что угодно. Но у автора есть право давать названия своим произведениям такие, как он считает нужным. В словах "Премьер Куницын и его команда" нет ненормативной лексики, нет оскорблений, их нельзя отнести к порнографии. Это вполне нейтральная фраза. Можно привести еще десятки аргументов, которые сделают это исковое заявление юридически ничтожным. 

- Вы уже выбрали себе адвоката?

- Я только вчера получил письмо из суда. Но до того как начнется этот "процесс века" я обращусь к правозащитникам, специалистам в области "свободы слова", политикам, профессиональным писателям, издателям с предложением принять участие в судебных разбирательствах, а ход самого суда и аргументы в этом споре буду публиковать на своем сайте. Думаю, что этот материал станет главной сенсацией в издательском деле в 2003 году. 

- У вас, наверное, есть вопросы к Сергею Куницыну по поводу иска? 

- Конечно. Для меня судебные процессы, в которых я периодически принимаю участие в качестве ответчика, и непременно выигрываю их, это, прежде всего уникальная возможность довести до логического завершения свое журналистское расследование и, скажем так, легализовать доказательства неправомерной деятельности моего оппонента. Участники судебного процесса обязаны говорить в суде только правду и уйти от правильно поставленного вопроса там весьма сложно. На суде можно потребовать приобщения к делу документов, допросить свидетелей, экспертов. Данный процесс предоставляет мне уникальную возможность для получения ответов из первых уст на вопросы, связанные с давней истории, которую журналисты назвали  «Крымские писающие мальчики». Меня мучает вопрос, почему Сергей Куницын в логове НАТО спал в номере «с незапертой дверью на мокром матраце и без простыней»? Очень хотелось бы узнать, отчего так странно, мягко говоря, вели себя в этом отеле подчиненные Сергея Куницына? Хотелось бы узнать лично от Куницына, что он думает по поводу версии о том, что он и члены его команды стали жертвами провокации агентов спецслужб, которые подмешали в спиртное психотропные препараты, после чего члены Правительства на время просто потеряли рассудок или все же причина буйства – обыкновенная пьянка, на что намекают мои коллеги в своих статьях. Вообще – то у меня масса вопросов имеется к господину Куницыну и отвечать на них, ему придется в зале суда в присутствии журналистов. Но все называть сегодня не буду, пусть они станут сюрпризом для нашего премьера. 

- В исковом заявлении Сергей Куницын требует от суда, чтобы он обязал ответчика опубликовать полный текст судебного решения в следующей его книге, которая первой будет подписана к печати и сдана в набор. Вы что, готовите новую книгу к изданию? 

- Конечно. И название уже придумал очень оригинальное "Премьер Куницын и его команда – 2". В ней будут помещены, кроме, ставших уже бестселлерами, глав о "Крымских писающих мальчиках" и других вышеперечисленных делах крымского правительства, весьма интересные документы, новые материалы журналистских расследований, статьи и корреспонденции. Причем у меня собралось уже столько разнообразного материала, что его хватит на солидное подарочное издание. Непременно включу в новую книгу и это исковое заявление господина Куницына, и решение суда, если оно к тому времени будет вынесено. Мне скрывать от своих читателей нечего. 

- А если суд примет решение изъять из продажи ваши книги, что вы собираетесь делать? 

- Как законопослушный гражданин, принесу все оставшиеся нереализованными книги "Премьер Куницын и его команда" в кабинет премьер – министра Правительства Крыма Сергея Куницына и в присутствии журналистов, судебных исполнителей, судей и прокуроров, если они согласятся поучаствовать в этом действе, сожгу все, до единой. Судебные решение в правовом демократическом государстве обязаны исполнять все граждане безоговорочно. 

- Но это же чудовищно, сжигать книги. Подобное происходило только в фашистской Германии. 

- Не только. В недавнем прошлом в Советском Союзе под нож отправляли тиражи книг неугодных авторов, запрещали издавать книги критически настроенных к власти писателей, отправляли их в тюрьмы. В этих делах активную роль играли сотрудники идеологических отделов, правящей в стране коммунистической партии. Многие из них и сегодня занимают высокие посты в государстве, но как бы они, не рядились в одежды демократов, компартийная закваска неистребима и выдает их сущность с головой. 

- В вашем досье написано, что Сергей Куницын с августа 1989 по март 1990 годы работал инструктором идеологического отдела Красноперекопского райкома партии. Не считаете ли вы, что на сочинение подобного искового заявления в суд Куницына подтолкнул прошлый опыт партийного функционера? 

- Этот вопрос задайте самому Куницыну. Лично я никогда ни в какой партии не состоял, а в августе 1991 года защищал демократию на баррикадах у Белого Дома в Москве. А тем, кого заинтересовала книга "Премьер Куницын и его команда" и подлинная история Крыма в документах и свидетельствах очевидцев, предлагаю посещать мой личный сайт. WWW.Compromat-crimea.kiev.ua. Там вы найдете ответы на все вопросы. 

Интервью записал Василий Киселев, г. Симферополь.



 

Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.25 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
« Пред.   След. »
Нравится
     
 
© Agatov.com - сайт Марка Агатова, 2007-2013
При использовании материалов
указание источника и гиперссылка на http://www.agatov.com/ обязательны

Rambler's Top100