Главная arrow Фоторепортажи arrow На Юрия Теслев напал вирус Эбола в Евпатории
16.07.2019 г.
 
 
Главное меню
Главная
О проекте
Статьи, очерки, рассказы
Новости
Советы туристам
Книги Марка Агатова
Рецензии, интервью
Крымчаки Расстрелянный народ
Фоторепортажи
Российские журналисты в Крыму
Коридоры власти
Контакты
odnaknopka.ru/kolyan.cz
Реклама
Лента комментариев
no comments
Прогноз погоды
Яндекс.Погода
На Юрия Теслев напал вирус Эбола в Евпатории Печать E-mail
Поток сознания после вирусной атаки. Читать всем!
ImageУ меня трагедия. Самая большая, какая может случиться у журналиста. Я уже закончил статью, в которую вложил душу, уже поставил подпись.  Как вдруг файл бесследно исчез.  Вероятно, постарался вирус Эбола.  Я вспомнил даже, где его подхватил. Совсем недавно, в  Центре досуга, когда на директорском компьютере  безуспешно пытался  поправить крохотную заметку. Правка каждый раз пропадала,  так что в итоге я плюнул, пошел домой, поправил там и прислал по почте. На этот раз тоже хотелось махнуть рукой, но я собрал  волю в кулак,  призвал  остатки мужества и, скрепя зубами,  сочинил все заново.  История стоила того.
Воистину: никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Кубанский Лос-Анджелес.
 

Грозный отмечает день города 5 октября. На него наши ходулисты и намылились.  Как услышал о намечающейся поездке, мигом напросился в их компанию, так как у меня к тем местам свой давний интерес.

 Интересу этому  одиннадцать лет.  В 2003 году, как раз в тот момент, как Евпатория отмечала свое 2500-летие, мы с женой отправились на мопеде в Чечню.

Время было тревожное.  В Майкопе я обратил внимание полиции на сумку, лежавшую под скамейкой. Подозрение подтвердилось. По телевизору мы слышали потом сообщение, что  нашли-таки взрывчатку. На вокзале  в Минводах  рванула урна,  в Пятигорске  подорвали машину мэра. Я шутил, что со стороны может показаться, что это мы подкладываем фугасы.

До Грозного мы не доехали всего три  километра. Тормознули возле указателя, чтобы сфотографироваться на память. И тут же были взяты на мушку угрюмыми  мужиками кавказской национальности.

- Что делаете на территории суверенной Ичкерии? -  спросил один.

- Просто  катаемся, знаете ли, из любопытства, - залепетал я.

- Угу, - сказал бородач,  -  из Крыма на мопеде…  Верю-верю.  А поинтересней нет версии?

- Нет, - честно признался я.

- Тогда раздевайтесь!- передернув Калашникова,  неожиданно приказал  бородач.

С автоматом долго не поспоришь. Похоже, это последнее приключение в моей жизни, -

обреченно подумал я, стягивая с ноги  новенькие камелоты. Какая-нибудь сволочь таскать будет…

- Из Евпатории, говорите? -  раздался неожиданный голос одного из душманов. -  А в Полтаве  бывали?

Мгновенно сообразив, что речь идет о доме отдыха под Саками,  радостно закивал головой.

- Ну и как зовут тамошнего шашлычника? – сощурился  чеченец.

И сразу стало ясно: от ответа зависит жизнь. грозный 3 км

На наше счастье «Полтава» была  любимым местом, где мы  с женой прятались  от посторонних глаз. Так что  колоритного  Равиля знали  преотлично.

Оказалось,  горец  именно в «Полтаве»  приходил в себя после тяжелого ранения. И, видимо, остался доволен.  Так что нам открыли дорогу в Грозный,  но ехать туда почему-то резко  расхотелось, и мы развернулись у самого порога в надежде как-нибудь в будущем  наверстать упущенное.

 И случай представился. Но опять  вмешался ангел-хранитель и вновь не пустил в Грозный. (Как и зачем он это сделал, объясню в конце). Ангел явился в виде  краснодарского продюсера Дмитрия Ерохина, давно мечтавшего заполучить  евпаторийских ходулистов. Да все  у него как-то  не вытанцовывалось.  Но на сей раз, продюсер приготовил такие веские аргументы, перед которыми  невозможно было устоять. И Виктор Арихин - директор Центра досуга -  в последний миг перевел стрелки на Лабинск, где одновременно с Грозным должен был  отмечаться  какой-то 90-летний юбилей.

И вот мы уже  - на изящном, как  венецианская ладья, греческом пароме  c тарабарским названием, которое не то, что перевести -  прочитать невозможно.

 Мгновение, и Крым позади. Впереди –  Кавказ!

Приятно ехать в комфортабельном автобусе (пусть и с неработающим туалетом) по  старой  изъезженной дороге, полной воспоминаний. Вот на этой бензозаправке чудненько переночевали (она удачно расположена на вершине холма, где ветра сметают комаров), а на этой вот автобусной  остановке с  милой надписью «Мама» нас чуть не сожрали звенящие полчища кровожадных насекомых. Так бы и случилось, если бы  не сюрприз, который мы им сотворили из свечи,  разбитого пополам кирпича  и поставленной на попа консервной банки, на которую Женя водрузила припасенную таблетку «Раптера». И ужин комарам  - обломился.

  А в  придорожном кафе «Лидия»  нас накормили столь вкусной ухой из сома, что мы  не поленились  оставить соответствующую запись  в книге жалоб. Еще бы! Нам  подали уху, в которой практически не было юшки – сплошная жирная рыба.

Тут прокололи колесо, а здесь чуть не отправились к праотцам…

За этими воспоминаниями (всегда приятно припоминать  трудности, которые позади)  задремал, вытянувшись на креслах плавно качающегося автобуса. Вдруг машину подбросило. Я выглянул в окно и тут же увидел перед глазами незабываемую надпись: «Пустоселово»!

Об этом «Пустоселове» можно писать  отдельную главу.  Скажу только, что села нет -  осталось одно название. Мы  забрели в забытое богом и дорожными строителями место, спасаясь от паводка.

 Стояла такая жара, что взорвалась бутылка пива. Несмотря на пекло, нас облепили изголодавшиеся комары, заставившие представить, что если, не дай бог, заглохнет двигатель, то до утра в этом краю не дотянуть.

Вспомнилась строчка из Есенина: «Пускай ты выпита другим, но мне осталось, мне осталось…» Я настолько испугался перспективы быть  выпитым заживо, что, из  боязни забить пылью фильтры,  заглушил двигатель и, обливаясь потом,  несколько километров  пер по бездорожью  груженый мопед.

…Перед поездкой в Лабинск заглянул в Интернет, чтобы представить на какой юбилей мы все –таки собрались. Выяснил, станица Лабинская возникла  как один из оплотов при освоении Кавказа как раз то самое время,  которое описывал Лермонтов в «Герое нашего времени».

Городом  станицу впервые  назвали немцы во время оккупации, которая  случилась ровно  сто лет после основания Лабинска.  Жители, конечно, этот факт запомнили,  и когда наши войска вернулись, намекнули, что  фашисты и те признали их городом. Деваться было некуда, и 1947 год  стал считаться основанием  города. Так что мы с Лабинском, выходит, одногодки. Через три года поеду туда отмечать наше 70-летие.

С другой стороны, вот какая мысль родилась.  Станица  сначала возникла на пустом месте, затем росла, росла пока не доросла до города.  Какой отсюда вывод? А вот какой. Надо свои годы  тоже считать от совершеннолетия, то есть с 18 лет.  Значит,  если мне сейчас 67, то  отнимем  18  и получим  49.  Отсюда следует, что  в следующем году будем отмечать мой полтинник.  Приглашаю всех!

Подождите, а какой юбилей  собрались отмечать в Лабинске? Ни за что не догадаетесь:  90-летие  Лабинского района. Вот оно как! Есть, оказывается,  и такая  точка отсчета.

Лабинчане решили не ждать столетия и размахнулись по-царски.  Мы дважды не пожалели, что предпочли заштатный городишко  суперсовременному Грозному. (О главной причине, как и обещал, расскажу в конце)

Минусов не было ни одного.  Даже в школьной столовке нас кормили нормально.  Причем стены  там были  украшены  поучительными плакатами с правилами этикета и рекомендованного  ежедневного рациона. Хлебая борщ,  глазами  читал, в какой руке надо держать вилку левше. Оказывается, в левой. А я-то думал, что в правой, чтобы тоже  мучился от неудобства.

 Рядом со столовкой  располагался другой источник жизни лабинчян – духовный. Перед храмом - плакат с десятью Нагорными  заповедями. Тоже полезная вещь.

 Еще два шага и мы, минуя Ленина с протянутой рукой, попадаем на центральную площадь.

 Но что там за  пыль, шум и суматоха  возле  главной арены?!  Оказывается, лабинчане  вовремя смекнули, что  ходулистам,  скорей всего, придется выступать  перед сценой,  а тут  как раз  прореха в асфальте обнаружилась. Конечно, не восьмиметровой глубины, как у нас под Симферополем. Так что ее на наших глазах и залатали.

… На  центральной площади Лабинска -  четыре  заслуживающих внимание объекта.  Исполком, фонтан с подсветкой,  Дом культуры.  (Лабинск - город маленький, но  Дом культуры у них, закачаешься!  Евпаторийцы обзавидовались, глядучи на лабинский очаг культуры.  А ведь значение нашего Центра досуга  неизмеримо выше для жизни  курортного города с его постоянными праздниками.

Ладо, не буду чепать за больное).

Самый главный объект на площади – сама площадь, в центре которой  возвышается подобие обелиска украшенного серебряным ангелом.  Не надо быть специалистом, чтобы усмотреть  полную аналогию с  ангелом, венчающим Александрийский столп.

Иными словами, обелиск говорит, что главной ценностью лабинчане признают православную веру.  Оказалось, об этом говорит не только обелиск.

… С погодой повезло. День выдался солнечным с легкой осенней дымкой.  Еще не начался праздник, а в воздухе  пахло  предстоящим торжеством.  Никогда не видел ничего подобного:  целая площадь белоснежных ангелов всех возрастов! Известно, что особенно непоседливы дети. И вот представьте снующих туда сюда по площади ангелочков с крылышками за спиной.

Итак, общая тональность праздника – мы в раю.  На это нанизывается все остальное: и замечательная  ярмарка с  куренями, крытыми соломой, с ломящимися от закусок столами,  с непременной самогонкой в огромных бутылях. 90-килограммовый  торт с картой района, которым потчевали бесплатно всех желающих.  Но главное – казаки в военной форме с шашками на боку, в  фуражках или каракулевых папахах.  Замечу, что на Кубани они  смотрятся органично, а  в Крыму - ряжеными.

Что больше всего запомнилось на празднике, стартовавшего с  гимна России и марша  представителей поселений   Лабинского райцентра?  Компактность сценария.  Немного, правда, был затянут молебен.  В остальном режиссер никому не позволил  растекаться мыслью по древу.  За что ему особая благодарность. Со вкусом были подобраны и коллективы. Ну, прямо один к одному.

Даже не знаю, кого особо  выделить. Отмечу  лишь географию. К лабинчанам приехали профессиональные коллективы из  Карачаево-Черкесии, Волгограда, Краснодара, Ростова-на-Дону, Геленджика, Таганрога.  Уж не знаю на чем, прибыла такая звезда, как Александр Буйнов с командой.  Их же  всех надо было где-то разместить, накормить...

И вот вдумайтесь: в этот букет из профессионалов втиснулся  любительский коллектив из Евпатории. Выступая  в таком окружении, можно на всю жизнь опозориться.  Я потом специально донимал продюсера  вопросом:

-Ну, как крымчане?

-О! – показал Ерохин большой палец. -  Всех сразили.  Даже артистов, от которых, поверьте, доброго слова трудно добиться. Думаю теперь на постоянной основе пристроить  ваших ходулистов в Сочи. Достойны.

 К этому добавлять, пожалуй, ничего не надо. Тут, как  с солью, надо быть осторожным.

Но  картинку все-таки дам. Кроме ходулистов, с нами приехал  евпаторийский театр живых скульптур.  Лабинчане с удовольствием фотографировались со статуями, в особенности с факиром, непостижимым образом, висящим в воздухе.

Я остановился возле «Марии  Антуанетты». Французская королева привлекла своим опущенным видом, словно она обдумывала свой печальный конец.  Рядом остановились подружки, и  одна,   пожав плечами, сказала:

- Какая-то Антуанетта.

 Причем, ударение сделала на вторую букву «а», чем обнаружила свою полную дремучесть.

Да, - подумал я. – С таким выражением и с такой публикой  многого не заработаешь.    И вдруг один  молодой человек поклонился  королеве и бросил в кубышку  сторублевку!  Потом он обошел все скульптуры, где  проделал то же самое.  Один лишь «Наполеон»  быстро оценил благородный поступок и жестом  предложил  парню сфотографироваться на память.  Молодой человек  вежливо  отказался. Тогда  «Наполеон»  протянул руку. И это историческое рукопожатие я  успел запечатлеть.

Но что за странное поведение?  Как журналист, я не мог пройти  мимо такого факта.

- Скромная дань  восхищения перед мастерством, - объяснил  Сергей, смущаясь, как девушка.

Это был, наверное, самый приятный момент во всей поездке.

…За полночь небо осветил грандиозный салют, которым  мы любовались  уже с балкона отеля, так как торопились в обратный путь.

В дороге размышлял о предстоящей статье, прикидывая в каком месте вставить в текст, попавшийся на глаза рекламный  щит: «Кубань – любимая  дочь России». Вдруг  подумал: «Раз есть любимая дочь, значит, рядом должен быть сын.  Но кто же он?  Ба, да это ж наш Крым!  Тоже ведь любимый. И дорогой. В обоих смыслах этого слова,  конечно.

Юрий Теслев.

ПС Я уже поставил подпись в статье, как вспомнил, что  забыл выполнить данное читателям обещание порассуждать об  ангеле-хранителе.  Если бы не он,  мы запросто  могли  угодить в  совершенный в Грозном  теракт. А так еще поживем. Видимо. Сегодня еду на инаугурацию Аксенова в Симферополь. Ангел пока молчит.

ППС Когда возвращаешься из странствий, всегда выясняется, что  что-то главное  упустил.  Лабинск лежит на реке Лабе. Отсюда и название.  Так вот никакой Лабы мы и не приметили. А жаль. Вот еще повод вернуться в город ангелов.
 
Юрий Теслев
Фото автора

Полностью фоторепортаж опубликован на фейсбук
21:10 14.10.2014
Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.25 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
« Пред.   След. »
Нравится
     
 
© Agatov.com - сайт Марка Агатова, 2007-2013
При использовании материалов
указание источника и гиперссылка на http://www.agatov.com/ обязательны

Rambler's Top100