Главная
10.12.2022 г.
 
 
Главное меню
Главная
О проекте
Статьи, очерки, рассказы
Новости
Советы туристам
Книги Марка Агатова
Рецензии, интервью
Крымчаки Расстрелянный народ
Фоторепортажи
Российские журналисты в Крыму
Коридоры власти
Контакты
odnaknopka.ru/kolyan.cz
Реклама
Лента комментариев
no comments
Прогноз погоды
Яндекс.Погода
У Владимира Заскоки что-то с памятью. Пора принимать лекарство? Печать E-mail
Владимир Заскока называет себя историком. Вот только с памятью у него, похоже, проблема.
 
Книга "Депутат второго созыва (1994-1998 годы) Владимир Заскока в знак протеста хотел себя поджечь — он облился перед зданием Верховного Совета бензином и бегал перед журналистами, грозя самосожжением. Тогда публику депутат, безусловно, повеселил, так как все понимали, что поджигать себя никто не собирается".  "Крымский телеграфъ".материал опубликован в "КТ" № 132 от 27 мая 2011 года.
Недавно на своем сайте Владимир Заскока взялся рассуждать о бандитских девяностых годах..В то давнее время Заскока был депутатом Верховного Совета Крыма и однажды, даже на глазах журналистов пытался поджечь себя в «знак протеста». Чего он там протестовал уже никто и не помнит, а вот само действо запомнилось. Но тогда обошлось. Самосожжения не случилось. А вот, недавно, Владимир Заскока проявил себя вновь. Дважды собирал постоянную комиссию горсовета по одному и тому же вопросу. Громко кричал, возмущался, навязывал свою точку зрения депутатам и журналистам… А потом, стал выводить на «чистую воду» своих оппонентов, вспомнив давнюю публикацию в газете «КоммерсантЪ». Заскока заявил, что статью «Власть постсоветская, или «Асса-2», в подготовке которой принимал участие автор этих строк, написали другие люди. «Я, знаю точно, что авторами указанного расследования была группа ветеранов отечественных спецслужб, которые имели доступ к оперативным базам данных, к которым Марк Пурим по определению не мог иметь доступа». Ну, что тут скажешь, к оперативным данным украинских спецслужб  доступа я не имел и кто слил компромат на руководителей Крыма – не знаю. Вот, только проверять эту информацию и беседовать с начальником ГУ СБУ в Крыму Станиславом Ивахненко, вице-премьером Крыма Андреем Сенченко, начальником Главного управления МВД Украины в Крыму Виталием Кириченко, председателем Союза предпринимателей Александром Дудко и, скажем так, представителями криминальных структур,  пришлось мне.  Соответственно я и готовил свой вариант этой статьи. А чтобы освежить память Заскоки, советую ему перечитать мою книгу "Спикер-убийца», изданную в 2001 году,  и опубликовать ее первые главы на своем сайте. И еще одно замечание. В отличие от Заскоки, я на людей никогда не кричал, себя ни разу не поджигал и с кулаками ни на кого не бросался. В молодости, правда, приходилось успокаивать не в меру вспыльчивых душевнобольных, но это было в прошлой жизни.  Вот, только в то далекое время я и предположить не мог, что опыт работы в психбольнице мне пригодится  в Евпаторийском горсовете в период сезонных обострений у лиц с неустойчивой психикой.

 "Спикер-убийца"

"Меня ведь не рубли на гонку завели..."
Владимир Высоцкий
 
 Август девяносто первого
Август девяносто первого для меня был самым счастливым месяцем. В Севастополе подходили к концу съемки художественного фильма «Игра на миллионы». В титрах значилось: «По мотивам повести «В паутине смерти» Агатова». Режиссер Геннадий Байсак пригласил меня в Севастополь, задавал какие-то вопросы, знакомил с артистами. В лучшей гостинице города-героя знойным вечером мы пили горячую водку, говорили о фильме и строили планы на будущее…

18 августа всей компанией мы поехали на телестудию в Симферополь на запись передачи. В этот день я получил сигнальные экземпляры своей новой книги «Смерть рэкетирам!», демонстрировал ее актерам, телевизионщикам… Она вышла обычным по тем временам тиражом – сто тысяч экземпляров и реализована была в трех республиках за три недели…

Но книгу отправили в торговую сеть чуть позже, после путча. А 19-го утром по всем телепрограммам демонстрировали балет и заявления ГКЧП. В Крыму в заложниках оказался Михаил Горбачев на своей форосской даче, а я, чтобы не испытывать судьбу, первым же поездом отправился в Москву.

В вагоне было жарко и душно. Радио не работало. Мы выскакивали на станциях и вместо пирожков спрашивали о том, что передают…

На Курском вокзале меня встретили знакомые журналисты. Вместе с ними поехали в редакцию газеты «Голос». Там уже шло собрание. Люди выступали против гкчпистов, а внизу у подъезда стояли танки… Редактор поставил вопрос на голосование. Лес рук – против!

Страх на лицах, неуверенность в завтрашнем дне… Но они уже познали свободу и возвращаться в прошлое не желали. После собрания ко мне подошел человек, представившийся председателем Союза журналистов России.

– Вы с нами или…? – задал он вопрос.

В тот момент у меня другого выбора не было. Я боялся прошлого… Обкомы, горкомы, тотальная слежка… Да и за книгу «Смерть рэкетирам!», оскверняющую партию и ее преданные кадры, можно было получить сполна…

 Вечером пришел к Белому дому. Мы держали друг друга за руки, пили кофе, пели песни и ждали штурма… Мы думали, что сможем защитить новую власть на этой хлипкой баррикаде… А в девять утра вместе с английскими журналистами я вошел в Белый дом и пробыл там до тех пор, пока не были арестованы гекачэписты… А еще 21 августа из приемной Председателя Верховного Совета России я позвонил в Крым и поздравил жену с очередной годовщиной свадьбы и НАШЕЙ ПОБЕДОЙ!

А когда вернулся домой, мой давний знакомый Анатолий Лось рассказал, как после провала путча он на выходе из симферопольского Белого дома обыскивал первого секретаря обкома партии Леонида Грача…

Но вот прошло десять лет. Леонид Грач занимает свой прежний кабинет на шестом этаже Белого дома, а Анатолий Лось вновь в оппозиции… среди митингующих стариков и старух.

Как же так получилось, что победив в девяносто первом – мы ПРОИГРАЛИ!? Там, на баррикадах, мы стояли рука об руку с москвичами, новосибирцами, минчанами. Среди защитников Белого дома были крепкие парни из Львова и Приднестровья, Литвы и Латвии… Оправдывая поражение, своим детям мы говорим, что подонки воспользовались нашей победой! Развалили Союз, разворовали и уничтожили великую страну. У тех, кто защищал Белый дом, теперь разные паспорта, разные президенты, и лишь только горе и беда остались общими.

«Проигравшие победители!» – странно звучит эта фраза, но она вспоминается мне всегда, когда на экранах Российского телевидения и «Интера» показывают «мой фильм». Кинокомедия «Игра на миллионы» меня уже не смешит… Навсегда этот фильм для меня связан с августом девяносто первого…

«А слабо написать про нас, про журналистов?»


Странная штука все-таки жизнь. В девяносто первом я бы ни за что не поверил, что когда-нибудь стану профессиональным журналистом и буду работать корреспондентом «Коммерсанта» – самой информированной и уважаемой российской газеты.

Через три года после путча мне удалось выпустить очередную книгу о наркомафии. Ее героями были сотрудники милиции, врачи-наркологи, психиатры и обитатели «сумасшедших домов».

Первыми читателями нового детектива стали мои давние знакомые журналисты из Москвы: Кирилл Нестеров и Владимир Додонов. Фотокорреспондент «Коммерсанта» Володя после третьей рюмки неожиданно спросил: «А слабо написать про нас, про журналистов!?»

– Я пишу только о том, что испытал сам и хорошо знаю, а работа журналиста мне неведома, – отмахнулся я от его идеи, – наркоманов я изучал, работая в наркологическом кабинете, проблемы кооператоров и их вечных спутников рэкетиров мне тоже хорошо известны. (В то время я был председателем республиканского отделения Всесоюзного общества спасения детей от наркотиков, в котором трудилось около трехсот человек).

– А ты смени профессию, – не отставал Додонов, – стань на время журналистом. Для писателя – это клад.

Летний разговор на кухне вскоре забылся. Я воспринимал его как пьяную болтовню, да и какой из меня журналист? Одно дело придумать леденящий душу детектив, вывести на чистую воду злого убийцу и совсем другое – каждый день писать заметки в газету о надоях, передовиках и просто хороших людях.

В декабре девяносто четвертого мне позвонили из Москвы и предложили поработать в «Коммерсанте».

– Вас рекомендовал Владимир Додонов, – сказал далекий собеседник.

– Но я никогда не работал в газете, у меня нет журналистского образования…

– В «Коммерсанте» выпускников журфака можно пересчитать по пальцам. У нас другие критерии к подбору сотрудников. Вы пишете детективы, знакомы с работой милиции… А в Крыму чуть ли не каждый день убивают предпринимателей и чиновников. Пишите о разборках, коррупции, милиции, прокурорах…

Свою первую заметку в Москву я передавал по телефону минут сорок. Размером она была с хорошую главу для книги. Часа через два мне позвонил редактор отдела и стал объяснять, как нужно писать для «Коммерсанта». Наша беседа длилась около часа, а из моего многостраничного «романа» в газете оставили всего сорок строк.

– Главное, запомните на всю жизнь, – наставлял редактор, – для «Коммерсанта» нет запретных тем и неприкасаемых личностей. Девиз нашей газеты: «Мочить всех!» Второе правило – информацию старайтесь проверять у «первых лиц».

Однако следующая заметка моя полетела в корзину. Я написал о суде над убийцей, которого приговорили к расстрелу. Описал подробно, как было совершено преступление, страдания потерпевших, приговор…

– В вашей заметке есть существенный недостаток, – пояснил мне редактор, – вы не написали, как к приговору отнесся подсудимый. Согласен он с расстрелом или, может, чем-то недоволен?

– Кто же будет доволен расстрелом?! – возмутился я. Мне показалось, что редактор просто шутит.

– Подсудимый Вам сам об этом сказал?

– Нет.

– Может, это сделал его адвокат, мать, отец? – продолжал расспросы редактор.

– Я с ним не говорил, потому что и так все понятно.

– А Вам кто давал право лишать человека последнего слова? Даже если он убийца, маньяк, сумасшедший, – он имеет право высказать свою точку зрения на произошедшее событие. А уж читатель сам решит, кто прав: подсудимый или прокурор.

Этот урок мне запомнился на всю жизнь. О чем бы ни писал, даже беседуя в камере смертников с людоедом, я старался как можно точнее передать точку зрения осужденного.

Этот принцип, возможно, и спас меня от ошибок при проведении журналистских расследований. И еще одно правило: корреспонденты «Коммерсанта» не пишут «заказных» статей. Те же, кто пытается использовать газету для своих личных целей, работают там недолго.

Столь пространное вступление я сделал для того, чтобы читатель смог понять принцип работы журналиста-непрофессионала. Еще одна деталь: когда я начинал работать в газете, в моем блокноте было записано всего несколько телефонов. В основном это были сотрудники пресс-служб, которые распространяли среди журналистов официальную информацию.

Потом появились знакомые в прокуратуре. Следователи видели во мне не журналиста, а писателя и весьма охотно рассказывали о том, как раскрывали преступления, кто им помогал, кто мешал. Со временем эти истории превращались в главы криминальных романов…

Первое серьезное испытание мне было уготовано уже через несколько месяцев с начала журналисткой карьеры и называлось оно «Власть постсоветская, или «Асса-2».

Эта публикация в «Коммерсанте» тогда наделала много шума, и упомянутые в статье господа весьма настойчиво пытались вычислить автора, который скрывался под псевдонимом «Отдел политики».

Сегодня я расскажу, как готовился к печати материал, и попытаюсь расставить точки над i в той давней истории, которая проливает свет и на нынешние события в Крыму.

Звонок из отдела политики «Коммерсанта» оторвал меня от подготовки заметки об очередной кровавой разборке.

– Есть срочное задание, – произнес редактор торжественно и веско, – к нам привезли из Крыма очень серьезные документы. Надо проверить факты, встретиться с теми, о ком упоминает автор. Добыть доказательства по каждому эпизоду.

Я включил на запись магнитофон (факсом мы не пользовались из-за того, что этот вид связи для общения с Москвой оказался почему-то ненадежным. Я до сих пор подозреваю, что «технические неполадки» создавали украинские спецслужбы, которым не нравилась моя позиция в освещении событий на Украине и в Крыму).

То, что мне зачитал по телефону редактор, больше походило на аналитическую справку, подготовленную сотрудниками то ли разведки, то ли милиции. Написана она была на строго бюрократическом языке, а обвинения выдвигались весьма известным крымчанам.

От меня требовали за сутки переговорить с фигурантами этой «справки», среди которых были: начальник службы безопасности Крыма Станислав Ивахненко, вице-премьер Андрей Сенченко, руководитель общественно-опасной группировки (ООГ) «Сэйлем» Сергей Воронков, депутат Верховного Совета Крыма Владимир Шевьев и еще с десяток подобных личностей, многие из которых за интерес к своей персоне могли расплатиться с любопытным журналистом весьма щедро – несколькими граммами свинца.

Я не буду сейчас рассказывать, как мне пришлось проверять изложенные факты и с кем встречаться, но эти сутки для меня были, пожалуй, самыми насыщенными в жизни. Как правило, диалог начинался с фразы: «Тебе что, жить надоело?» Потом авторитетный господин, узнав, что материал уже в Москве и моя роль заключается лишь в проверке фактов, пояснял тем же тоном, что тот «козел, который наклепал телегу в Москву, долго не проживет», а мне как человеку разумному следует передать в редакцию, что «Сэйлем» никакая не оргпреступная группировка, а самая обычная предпринимательская структура, а Владимир Ильич Шевьев – сегодняшний Ленин в Крыму.

Я внимательно выслушивал собеседников, делал пометки в блокноте и старался без нужды не спорить с «крутым» местным экспертом, так как мне еще предстояло покинуть его офис, охраняемый молодыми людьми с маловыразительными физиономиями.

Спасало меня от принятия немедленных мер воздействия и то, что о предстоящих визитах к очередному «крутому» господину я информировал редактора оперативного отдела «Коммерсанта», а по возвращении домой сообщал, что беседа с представителем криминального мира закончилась без эксцессов.

Ровно через сутки передал в Москву комментарии и уточнения, занявшие пять страниц машинописного текста. «Ментовская справка», как мы ее называли, обрела некое подобие аналитической статьи, актуальность которой сохранилась и сегодня, так как кое-кто из «героев» середины девяностых годов претендует на чиновничьи кресла и депутатские мандаты в третьем тысячелетии. Я полагаю, что избирателям будет полезно ознакомиться с недалеким прошлым этих людей. Тем более что после выхода в свет статьи в «Коммерсанте» прошло шесть лет, и никто из фигурантов не рискнул оспорить изложенные факты.

"Власть постсоветская, или «Асса-2»    

 Общественно опасные группировки (ООГ) в Крыму становятся самостоятельной политической силой. «Коммерсантъ» продолжает публиковать материалы о тесных связях крымских властей с местной мафией.

Погожим июльским утром в редакцию «Ъ» позвонил человек, говоривший с едва заметным малоросским акцентом. Произошло это сразу после того, как в газете была опубликована статья «Крымские зори чеченского синдрома», где говорилось о тесных связях крымских властей с местной мафией. Человек с акцентом сказал, что ему, некогда имевшему самое непосредственное отношение к власти, тема эта не только любопытна, но и близка. Более того, у незнакомца, по его словам, было что добавить к опубликованному в газете. В тот же день он появился в редакции – крутой супермен с нетипичной для такой внешности канцелярской папкой в руках. В папке оказался весьма любопытный материал – «утечка» из крымских правоохранительных органов. Используя СОБСТВЕННЫЕ СИЛЫ, «Ъ» перепроверил полученную информацию. Она, за исключением нескольких деталей, подтвердилась.

Вы смотрели фильм «Асса»? Так вот это продолжение. Которое вопреки традиционной кинематографической практике оказалось намного круче, чем «Асса-1».

Герои труда и передовики производства

Итак, на территории Крыма сравнительно давно и довольно четко обозначился процесс организационного и экономического становления как самостоятельной силы общественно опасных группировок (ООГ). Так называют крымских бандитов соответствующие органы. При этом часть экспертов относит время становления этих самых ООГ к периоду «позднего Брежнева» (как у Сергея Соловьева в «Ассе»), другие – к более ранним временам. Впрочем, и непрофессионал-обыватель, хоть раз посетивший «всесоюзную здравницу», мог легко заметить, что достославная советская система, когда «везде все схвачено», именно в Крыму всегда имела некие более законченные и совершенные черты. Как говорил обычно в таких случаях обыватель, «тут нет советской власти». Впрочем, может, правильнее как раз наоборот: именно это и было ее абсолютным воплощением.

По мнению крымских компетентных органов, формирование ООГ проходило «в условиях возрождения частного предпринимательства на базе мелких неформальных силовых структур, противоправная деятельность которых, в основном рэкет, на начальном этапе протекала в рамках кооперативного движения». По мере накопления опыта и средств происходит расширение круга интересов группировок в сфере экономики (промышленное производство, туристический бизнес, банковская деятельность). При этом ими предпринимаются – и небезуспешно – попытки взять под свой контроль не только новые структуры, появляющиеся благодаря развивающимся рыночным отношениям, но и чисто государственные. В общем, нормальное «первоначальное накопление» постсоветского периода. Разумеется, в процессе этого накопления борьба принимает все более ожесточенные формы, а заказные убийства становятся вполне обыденным способом разрешения споров – тем самым единственным «арбитражем», который работает эффективно (ибо тот арбитраж, который без кавычек, то есть государственный, не работает вовсе). Все это побуждает ООГ к консолидации в более крупные криминальные структуры, которые поглощают или ставят под свой контроль многочисленные мелкие бригады бандитов «автономистов».

Все это, впрочем, теория. Факты же таковы. По данным крымской милиции, к середине 1991 года на территории Крыма (не считая севастопольской зоны) сложились три наиболее мощных ООГ: группировка «Х» (главарь – Евгений Хавич), тесно связанная с ней группировка «Сэйлем» и «Башмаки» (по фамилии главарей – братьев Башмаковых). О последних «Коммерсантъ» писал в статье «Крымские зори». Именно в зоне влияния «Башмаков» (район Феодосии и Судака) в июне этого года разыгралась кровавая драма, в ходе которой было убито несколько крымских татар. Власти и некоторые СМИ почему-то окрестили конфликт «национально-этническим», тогда как местные жители продолжают его и доселе называть восстанием против мафии, которая стала практически неотличима от милиции.

Что касается так называемой сэйлемовской группировки, тесно взаимодействующей с Хавичем, то она сформировалась в конце 80-х годов. Руководит ею некто Воронков.

«Ъ». Воронков Сергей Михайлович (по оперативным данным крымской милиции): 1961 года рождения, русский, привлекался к уголовной ответственности, но был оправдан и освобожден из зала суда (как дипломатично теперь объясняют милицейские чины, в результате неквалифицированных действий следователей, подкупа судей и экспертов и давления на свидетелей). Кличка «Воронок». С 1994 года – вице-президент Союза предпринимателей Крыма и одновременно президент Союза предпринимателей Симферополя. «Сэйлем» – официально зарегистрированная фирма.

С учетом близких личных отношений между лидерами крымских ООГ, тесного переплетения их экономических интересов, а также общности политических целей, которые ООГ отнюдь не чужды (что вполне понятно из самого характера примитивного постсоветского капитализма на просторах экс-СССР), то «Х» и «Сэйлем» сегодня с полным основанием можно рассматривать как единое преступное сообщество.

В руководящее ядро «Сэйлема» (так можно назвать эту ООГ), как следует из материалов, добытых в крымских правоохранительных структурах, входят как уголовные элементы с многолетним стажем, так и представители «новой волны» в возрасте 30-35 лет. Последние – в основном бывшие комсомольские работники и спортсмены. Высокий процент среди них составляют евреи и армяне, располагающие обширными, в том числе преступными связями за пределами Крыма, в частности в Израиле, Армении, Нагорном Карабахе.

По сравнению с «Сэйлемом» у так называемых Башмаков дела сегодня идут неважно. Говорят даже об их кризисе, наступившем после убийства в июне 1994 года главы семьи – Башмакова В.В.

Формально выполняя договоренности о разделе сфер влияния, «Сэйлем» использует прочные позиции в органах власти, старается не допустить или предельно ограничить участие «Башмаков» в законной предпринимательской деятельности и особенно в таких перспективных и прибыльных областях, как работа на рынках недвижимости, ценных бумаг, банковском деле, крупном производстве, новейших технологиях и т.д. Со стороны «Сэйлема» прослеживается явное стремление не дать «партнеру» выйти за рамки теневого, нелегального бизнеса. Возможным итогом этого может стать постепенное размывание группировки «Башмаков» при одновременном переподчинении «Сэйлему» их силовых структур.

В результате после очередного этапа криминальных «разборок» с более мелкими группировками «Греков» и Дзюбы, инспирированных «Сэйлемом», он окончательно утвердился в качестве доминирующей силы преступного мира в Крыму. А принимая во внимание уже имеющиеся на сегодняшний день у этого сообщества позиции в органах власти и перспективы их расширения, укрепления, а также наличие зарубежных связей, можно говорить о возникновении серьезной проблемы общегосударственного масштаба.

Сращивание власти с мафией закономерно и необходимо

Выход преступного объединения на качественно новый организационный уровень, накопленный и постоянно растущий экономический потенциал, стремление к монополизму еще несколько лет назад подтолкнули его лидеров к выработке стратегии завоевания не только криминальной, но и политической власти. Вхождение «Сэйлема» в большую политику началось в 1991 году с установления контактов с ближайшим окружением бывшего (и последнего) первого секретаря Крымского обкома КПСС Багрова (затем председателя Крымского ВС), а затем и самим главой крымских коммунистов. Причем подобные шаги предпринимались и с другой стороны. Как заявил в узком кругу в начале 1991 года тов. Форманчук, бывший в то время секретарем крымского рескома Компартии Украины по идеологии, в складывающейся общественно-политической ситуации для удержания власти в Крыму слияние правящих кругов с мафиозными структурами становится «неизбежным и целесообразным».

После распада СССР действия сторон, направленные на сближение, заметно активизировались. В начале 1992 года роль посредника между «Сэйлемом» и представителями высших органов власти республики взял на себя некто Шевьев.

«Ъ». Шевьев Владимир Ильич (по оперативным данным крымской милиции): 1953 года рождения, армянин, прибыл в Симферополь из Краснодара на постоянное место жительства в средине 80-х годов (в Краснодарском крае привлекался к уголовной ответственности за хозяйственные и должностные преступления, был приговорен к 3,5 годам лишения свободы), руководитель СП «Свенас», входящего в сферу влияния «Сэйлема». С марта 1994 года – депутат ВС Крыма. За последние три года благодаря исключительной активности стал в Крыму достаточно известной фигурой. Отличается способностью быстро адаптироваться к меняющейся ситуации, вступать в контакты, артистичен. Беспринципен, склонен к провокациям. Шевьев был одним из инициаторов создания Партии экономического возрождения Крыма (ПЭВК), которую затем сам и возглавил.

Политические волнения весны и лета 1993 года в Крыму, полагают крымские компетентные органы, в значительной мере явились результатом деятельности Шевьева и других лиц, близких к Багрову (Форманчук, Данелян, Сенченко, Меметов). Публично отвергая обвинения в связях с криминальными структурами, Шевьев негласно поощрял распространение о себе информации как об «авторитете», преследуя при этом цель оказания психологического давления на политических оппонентов и других лиц, на которые было необходимо оказать воздействие. В частности (опять-таки по данным из источников в крымских правоохранительных органах), весной 1994 года Андрей Сенченко, нынешний вице-премьер правительства Крыма сообщил (с ведома Шевьева) одному из членов московской «команды Сабурова» о том, что Шевьев является «крестным отцом» местной мафии, а потому нормальная деятельность «пришлого» правительства невозможна без учета интересов Шевьева. При этом звучали недвусмысленные намеки на способность Шевьева организовать физическую расправу с неугодными.

«Партия Шевьева», кстати, стала непосредственным результатом «совместной деятельности» бывшей номенклатуры и «Сэйлема», выразив их волю и интересы. И именно эта «партия» после поражения на президентских и парламентских выборах 1994 года в Крыму взяла курс на дезорганизацию работы высших органов власти республики. Деструктивные действия ПЭВК особенно активизировались после поражения на выборах президента Украины Леонида Кравчука, на окружение которого, в частности, на политическое объединение «Новое поколение», партия делала решающую ставку (Шевьев, Данелян, Сенченко, президент Союза предпринимателей Крыма Дудко тесно сотрудничали с лидерами «Нового поколения» Шмелевым, Буряком, Соболевым и др.).

Усилия ПЭВК увенчались серьезным успехом осенью прошлого года, когда под ее давлением ушло в отставку правительство Евгения Сабурова. Справедливости ради заметим, что падению правительства Сабурова способствовали непоследовательные, а порой просто некомпетентные действия тогдашнего президента Крыма Юрия Мешкова, низкий профессиональный уровень значительной части крымского парламента при высоком уровне коррумпированности. Правоохранительными органами (вернее, их некоррумпированной частью) установлено, что многие депутаты, в том числе от небезызвестного «мешковского» блока «Россия», к тому времени уже находились на содержании «сэйлемовских» структур.

Нетрудно догадаться, что после столь мастерски проведенной «политической акции» по устранению Сабурова и сабуровцев «Сэйлему» легко удалось провести своих ставленников на ключевые посты в правительстве – они заняли две должности вице-премьеров, курирующих экономические вопросы.

Раньше в Ялте делили мир, теперь недвижимость

Имя Шевьева всплыло и в связи с еще одной историей. 20 июля правительство Крыма приняло Постановление № 222 «О проведении служебного расследования» по фактам коррупции в Ялтинском горисполкоме. Мэру Владимиру Усачеву инкриминировали нарушения при отводе участков под строительство, создании СП с участием фонда приватизации, установлении местных сборов и налогов и порядка их взимания. Мэр отстранен на период проведения служебного расследования от должности. А его обязанности возложены на плечи заместителя – Александра Стрекалина. Казалось бы, развернулась борьба за чистоту властных рядов. Но не все так просто.

9 августа в газете «Крымские известия» опубликовано постановление ВС Крыма, которым прокурору Автономной Республики предлагается «провести проверку законности отстранения от выполнения полномочий Владимира Усачева». Кроме того, 62 депутата ялтинского горсовета не согласились с выводами комиссии по проверке нарушений в работе горисполкома. Они считают, что Усачев не виноват. При этом выражается протест против действий председателя контрольной комиссии правительства Крыма. А ее председатель – уже упомянутый выше Владимир Шевьев. Любопытная деталь: проверочная комиссия заседает как раз в штаб-квартире регионального отделения ПЭВК («партии Шевьева»), а большинство «проверяющих» являются членами ПЭВК. Можно предположить, что отстранение мэра было вызвано не столько «внезапно» открывшимися нарушениями в отводе земель под гаражи, сколько нижеследующим обстоятельством: уже дан «зеленый свет» приватизации. В этой ситуации на посту городского головы нужен «свой человек». Пока же в Ялте сохраняется безвластие. А арендные коллективы, около 90 процентов предприятий госсобственности, относящиеся к сфере торговли, общепита и бытового обслуживания, которым принадлежит преимущественное право выкупа, уже подали в обезглавленный горисполком заявки на приватизацию и надеются с 1 сентября текущего года стать собственниками. Но есть игроки и посолиднее: к процессу приватизации в Ялте уже во всеоружии (в буквальном смысле этого слова) приготовились криминальные структуры Днепропетровска, Москвы и Симферополя.
Криминальная перестройка: кто был ничем...

Анализ последних событий дает основания полагать, что в ближайшей перспективе возможен переход всей полноты исполнительной и законодательной власти в Крыму к «сэйлемовской» группировке через ПЭВК, а также высших должностных лиц республики, формально не входящих в ПЭВК, но непосредственно связанных с «Сэйлемом» через его предпринимательские структуры.

Как свидетельствуют некоторые источники в правоохранительных органах Украины, параллельно решается задача и фактического переподчинения «Сэйлему» правоохранительных органов Крыма (милиция, СБ, прокуратура и суды всех уровней) через расстановку на руководящих постах в них своих людей, для чего могут использоваться и связи в Киеве. Характерным примером может служить активное противодействие утверждению начальником УВД Украины в Крыму Кириченко и попытка продвижения на эту должность заместителя начальника Харьковского УВД Мельникова, тесно связанного, как поговаривают, с рядом лиц, играющих сейчас ведущую роль в «сэйлемовских» структурах еще со времени прохождения им службы в крымской милиции. С той же целью, по оперативным данным крымских правоохранительных органов, сейчас делаются активные попытки установить регулярные, в том числе и неслужебные, контакты с заместителем начальника ГУ СБУ Станиславом Ивахненко, руководителем Главного управления СБУ в Крыму.

Впрочем, имеются и другие сведения, говорящие о том, что вокруг фигуры Ивахненко развернулись нешуточные игры. В последнее время в некоторые СМИ Крыма, Украины и России стали поступать материалы о злоупотреблениях, якобы совершенных Ивахненко, и эта информация большей частью пока не подтверждается. Как сообщил корреспонденту «Коммерсанта» один из сотрудников Службы Безопасности Украины, попросивший не называть его имени, появление «компромата» объясняется конфликтом в Главном управлении СБ Украины в Крыму. Информатор «Коммерсанта» в СБ Украины сообщил, что конфликт начался после того, как руководством было принято решение отправить на пенсию начальника Главного управления СБУ в Крыму Коломыйцева. На освободившееся кресло появилось несколько претендентов. Руководство Украины остановило свой выбор на Станиславе Ивахненко, работавшем до этого заместителем начальника управления. Кое-кому этот выбор не понравился. В редакции газет, в частности, в «Крымские известия», стали поступать материалы о том, что Ивахненко якобы замешан в финансовых злоупотреблениях и связях с мафией. Побывавшая в Крыму комиссия из Киева все обвинения в адрес Ивахненко признала беспочвенными, и он был утвержден на должность начальника Главного управления СБ Украины в Крыму. А редакция газеты «Крымские известия», естественно, опубликовала опровержение. Однако слухи продолжают циркулировать.

Другой крупный скандал сейчас разгорается вокруг нынешнего вице-премьера Крыма Андрея Сенченко. Киевская газета «Украина молода» успела окрестить его «шпионом Москвы» за якобы слишком «заинтересованное участие» в судьбе предполагающейся разработки газоконденсатных месторождений на крымском шельфе. В интервью «Коммерсанту» господин Сенченко предположение о коррумпированном характере своей заинтересованности начисто отверг. Однако некоторые источники в правоохранительных органах Украины и Крыма связывают имя вице-премьера еще и с группировкой «Сэйлем». Корреспондент «Коммерсанта» обратился к вице-премьеру за разъяснениями по этому вопросу. Ответ был таков: «Никаких связей с этой коммерческой структурой у меня нет. За пять лет работы в правительстве не имел ни одного контакта с ними, не подписал  ни одного документа, письма или распоряжения в пользу этой структуры. Думаю, что это самый веский аргумент. А Сергея Воронкова знаю как спортсмена, окончившего факультет физвоспитания Симферопольского госуниверситета, и председателя Симферопольского Союза предпринимателей». Далее Сенченко пояснил, что на его взгляд, обвинения против него фабрикует подполковник Владимир Щербина, бывший сотрудник КГБ, много лет проработавший офицером действующего резерва КГБ в правительстве Крыма. Подполковнику, по словам Сенченко, помогает ряд депутатов ВС Крыма. Корреспондент «Коммерсанта» на том не успокоился и встретился с руководящими сотрудниками Главного управления СБ Украины в Крыму, попросив их прокомментировать обвинения против вице-премьера Андрея Сенченко. Чекисты официально завили, что какими-либо данными о сотрудничестве Сенченко с зарубежными разведками (в связи с разработкой газовых месторождений) не располагают. К этому начальник Главного управления МВД Украины в Крыму Виталий Кириченко в беседе с корреспондентом «Коммерсанта» добавил, что и милиция «не располагает фактами о контактах вице-премьера с преступными группировками».

Между Сицилией и Чечней. Возможны варианты

Однако, если конкретные связи конкретных лиц с преступными группировками Крыма – почти непаханое поле для дальнейших расследований, то общая тенденция в развитии ситуации на полуострове представляется вполне определенной. Это концентрация в руках преступного сообщества всех рычагов экономического регулирования и административного управления в Крыму при наличии устойчивых связей со структурами, сформированными им в ближнем (в первую очередь, Москве) и дальнем (в Израиле, на Кипре, в Швейцарии) зарубежье, которыми руководят выходцы из «Сэйлема». Все это имеет целью создать в Крыму своеобразный заповедник для нелегального бизнеса (отмывание денег, укрываемых от налогов, полученных в результате незаконных коммерческих и финансовых операций, подпольная торговля наркотиками, оружием и т.д.)

Все это становится особенно актуальным после того, как другой «криминальный заповедник» – Чечня – подвергается суровой утюжке российскими танками. Таким образом, сегодня именно Крыму все больше отводится роль, которую играла для стран СНГ и пограничных с ними государств Чечня до ввода на ее территорию российской армии. (Вот они, те самые «Крымские зори чеченского синдрома»). Кто-то скажет, что, дескать, у крымских бандитов нет ни войск, ни религиозного фанатизма в сердцах, как у чеченцев. Однако отсутствие собственных воинских подразделений может быть с лихвой компенсировано наличием групп боевиков, действующих под прикрытием подконтрольных – и вполне «легитимных» – правоохранительных органов.
 
Недавно на полуострове прошла громкая акция: проверено 975 криминогенных мест, 380 притонов, 175 гостиниц и различных общежитий. Задержано более 170 человек из числа «криминально опасных лиц»; 28 членов ООГ были взяты под стражу. Проведено 309 обысков, правда, нашли лишь 17 единиц оружия и 33 кг наркотиков (в основном обильно произрастающей в Крыму конопли). За один день оказалось возможным раскрыть аж 103 преступления. Акция имела большой пропагандистский резонанс и, видимо, на него и была рассчитана. С оргпреступностью не борются с помощью налетов на бордели. Ее так лишь попугивают. Либо делают вид, что  попугивают.

По прогнозам части крымской милиции, с учетом нежелания «Сэйлема» допускать на территорию Крыма «чужой» независимый капитал и делиться «своей» собственностью, процесс дистанционирования от Киева будет продолжаться. Разумеется, под предлогом обретения республикой большей экономической самостоятельности. Однако это по тем же причинам отнюдь не будет означать сближение с Москвой".

После того как я передал этот материал в Москву, в моей квартире раздался телефонный звонок. Из Союза предпринимателей Крыма сообщили, что совершено нападение на его председателя Александра Дудко. Сам же потерпевший мне потом рассказал, что на него напали девять бандитов из группировки, которая называется «Греки». Они подошли к нему, представились и настойчиво попросили, чтобы Союз предпринимателей Крыма освободил помещение для малого предприятия «Эдельвейс». Дудко отказался, и тогда его начали бить. Водитель Александра Дудко пытался по радиотелефону вызвать милицию. Увидев это, бандиты бросились к машине предпринимателя и разбили радиотелефон.

В этот момент Дудко вырвался, но бандиты его настигли, затащили в автомобиль и стали там добивать. Предприниматель потерял сознание. Тогда бандиты решили вывести председателя Союза за пределы города. Дудко посадили в его собственную машину, вместе с ним сели трое. Остальные ехали еще на двух машинах. Но планы бандитов провалились: автомобили были остановлены сотрудниками Госавтоинспекции.

В этот момент Дудко пришел в себя, выбрался из машины и попросил задержать преступников. Однако бандиты выскочили из автомобиля Дудко и сели в свои машины. При этом удалось задержать лишь одного из них…

Эту информацию в «Коммерсанте» опубликовали в тот же день, 10 августа 1995 года, вместе со статьей «Власть постсоветская, или «Асса-2».

Тогда мало кто мог предположить, что нападение на одного из лидеров ПЭВКа Александра Дудко накануне выходы статьи о всемогущем «Сэйлеме» и его политических структурах как-то связаны между собой. Сейчас, по прошествии шести лет, я сознаю, что избиение Александра Дудко и его демонстративное похищение были совершены не из-за имущественного спора, а преследовали иную цель. Кто-то из всесильных (а я разговаривал о делах «Сэйлема» с руководителям СБУ, МВД, Совмина Крыма и так называемыми предпринимателями (часть из которых впоследствии была арестована и осуждена) хотел показать, что журналисты сгущают краски, и «Сэйлем» не настолько силен в Крыму, как об этом говорят. («Греки» не побоялись, избив Дудко, оставить свою «визитную карточку»).

Несмотря на то, что Александру Дудко сломали челюсть и проломили голову, цели своей организаторы этой акции не достигли. Скандальная статья увидела свет. Впервые были названы поименно герои крымских криминальных войн, и у местных журналистов появилась возможность в своих выступлениях назвать конкретные фамилии в связке ООГ «Сэйлем», ссылаясь при этом уже не на анонимные источники, а на весьма респектабельный «Коммерсантъ».

В Крыму готовятся к отстрелу журналистов

Я прекрасно сознавал, что за любое «доброе дело» рано или поздно предъявят счет. И слова «отдел политики» вместо имен авторов вряд ли смогут остановить тех, кто реально управлял Крымом. (На «Сэйлем» обратили внимание не только руководители Украины , но и некие «криминальные структуры», которые имели свои виды на благодатный Крым и его здравницы).

Через три недели после выхода в свет статьи «Власть постсоветская, или «Асса-2» в беседе со мной по телефону начальник главного управления службы безопасности Крыма Станислав Ивахненко предупредил, что «лица, упомянутые в этой статье, считают Агатова автором разоблачений, причем им известны его настоящая фамилия (Агатов – псевдоним) и домашний адрес». По другому странному стечению обстоятельств, на следующий день после этой беседы один из моих информаторов сообщил, что бывший сотрудник, подвизающийся в качестве консультанта в «Сэйлеме», предложил ее руководителю «навсегда заткнуть пасть журналисту».

Угрозы были вполне реальны. (Криминальные авторитеты не пожалели даже одного из лидеров ПЭВКа Александра Дудко, организовав его жестокое избиение, для того, чтобы хоть как-то повлиять на авторов статьи). Выбор у меня был невелик: или просить охрану у украинской милиции, или назвать в газете имя доброжелателя, предупредившего о вынесенном «приговоре». Я выбрал последнее и открытым текстом сообщил в редакцию о том, что о готовящихся покушениях на журналистов осведомлен лично начальник СБУ в Крыму Станислав Ивахненко. 7 сентября в «Коммерсанте» появилась статья «В Крыму готовятся к отстрелу журналистов», в которой сообщалось что редакции известна фамилия сотрудника СБУ, предупредившего журналиста о готовящейся расправе.

Я уж не знаю, каким образом этому ведомству удалось тогда убедить фигурантов статьи отказаться от своих намерений, но факт остается фактом: ни Шевьев, ни его «крыша» не рискнули идти на обострение ситуации. (Стоило тронуть российского журналиста, как тут же на полуостров приехали бы коллеги их разных изданий, в то время корпоративная солидарность журналистов существовала не на бумаге).

Однако осторожность Шевьева уже не смогла спасти ПЭВК от разгрома.

Источник: Марк Агатов. "Спикер-убийца. Журналистские расследования". Издательство  "Таврия-Плюс". Симферополь.
21:17 23.05.2014
 
 
Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.25 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
« Пред.   След. »
Нравится
     
 
© Agatov.com - сайт Марка Агатова, 2007-2013
При использовании материалов
указание источника и гиперссылка на http://www.agatov.com/ обязательны

Rambler's Top100