Главная arrow Книги Марка Агатова arrow Премьер Куницын и его команда. arrow «А за «Спикера-убийцу» ты еще ответишь!».
19.12.2018 г.
 
 
Главное меню
Главная
О проекте
Статьи, очерки, рассказы
Новости
Советы туристам
Книги Марка Агатова
Рецензии, интервью
Крымчаки Расстрелянный народ
Фоторепортажи
Российские журналисты в Крыму
Коридоры власти
Контакты
odnaknopka.ru/kolyan.cz
Реклама
Лента комментариев
no comments
Прогноз погоды
Яндекс.Погода
«А за «Спикера-убийцу» ты еще ответишь!». Печать E-mail
В нашей жизни есть кулисы,
а за ними свой мирок,
Там общественные крысы
жрут общественный пирог.
Игорь Губерман

Этой книги не было в моих планах, и после «Спикера-убийцы» я намеревался навсегда забросить журналистские расследования, чтобы вернуться к своим любимым детективам и криминальным романам. Но вот вышла в свет книга, и потянулись ко мне с разговорами участники тех давних событий.
Один из депутатов Верховного Совета Крыма, весьма жестко боровшийся с Евгением Супрунюком, посетовал, что в книге я не рассказал о том ущербе, который нанес государству «самопохищенный» спикер.
— Тысяча сотрудников милиции была брошена на поиск дачи, где, якобы, держали в заточении председателя Верховного Совета Крыма... Вся милиция полуострова была сориентирована на поиск похитителей...
Мы разговаривали в коридоре на шестом этаже Белого Дома, где когда-то занимал просторный кабинет спикер-убийца. Здесь он отдавал приказы о расправе над депутатами, вымогал деньги у подчиненных, выслушивал подробности убийства гражданина К. Живо интересовался, как его брат Сергей Кущенко расчленил покойного на его даче в селе Белое, как сжигал в лесопосадке тело убитого и закапывал обгоревшую голову и кисти рук в другом конце полуострова вдали от людских глаз. Здесь же, в кабинете председателя Верховного Совета Крыма, он получил из рук убийцы пять тысяч долларов, отобранных у покойного, и как ни в чем не бывало бросил их в сейф, где хранились секретные документы, казенные печати и иноземная валюта...
Посчитав интервью оконченным, я выключил диктофон, а мой собеседник, оглянувшись по сторонам, продолжил, понизив голос до шепота: «Супрунюк скрывается в Калмыкии, только без ссылок на меня. За ним стоят серьезные люди, которые не остановятся ни перед чем». Депутат пристально посмотрел мне в глаза. Я пожал ему руку, поблагодарил за информацию и по толстой ковровой дорожке прошел к лифту, которым ежедневно пользовался Супрунюк, спустился в тесной кабинке на первый этаж и мимо охранников-милиционеров покинул казенное здание, давшее приют в конце девяностых убийцам, взяточникам, казнокрадам...
В тот же день по телефону я передал эту информацию в Москву со ссылкой «на хорошо осведомленный источник в руководстве Крыма». Однако отыскать Супрунюка в Калмыкии местным сыщикам так и не удалось.
Беглый спикер превратился в призрак, голос которого неоднократно слышали по телефону его бывшие коллеги. Он обещал кредиторам вернуть деньги, давал советы вновь избранным депутатам и грозил прошлым... Об этих звонках говорили мне разные люди, вот только милиции, СБУ и Интерполу никак не удавалось выйти на след Евгения Супрунюка.
Нужен был нестандартный ход, и я решил подключить к его поискам коллег-журналистов и... любителей детективов. Мою идею поддержал заместитель Госсекретаря МВД Украины — начальник ГУМВД Украины в Автономной Республике Крым генерал-лейтенант милиции Николай Паламарчук. Он назвал и размер вознаграждения — 10 тысяч гривен тому, кто укажет местонахождение Супрунюка.
1 июля 2002 года информационные агентства России и Украины сообщили о начале Всенародной акции «Найди беглого спикера и получи 10 тысяч гривен».
Призовой фонд хоть и не поражал воображение своими размерами, все же вызвал некоторый интерес у тех, кто был близко знаком с Супрунюком. Его бывшие друзья и многочисленные кредиторы рассказывали в приватных беседах, как полковнику МВД Украины Супрунюку удалось спрятаться от крымской милиции в Киеве. Называли адреса, где он жил, фамилии высокопоставленных чиновников, помогавших «другу Жене» перебраться за границу.
— Супрунюку могли сделать новый паспорт на другую фамилию, — сообщил мне человек, близко знавший Анушавана Данеляна, — бывшего заместителя председателя Верховного Совета Крыма, а ныне премьер-министра Нагорно-Карабахской республики. — Говорят, что из Киева Супрунюк уехал в Армению, там встречался с Шевьевым — лидером «расстрелянной» партии экономического возрождения Крыма. Возможно, что они помогли ему приобрести новые документы, с которыми Супрунюк и перебрался в Россию.
Мои информаторы вспоминали и Калмыкию, говорили, что беглому спикеру, якобы, помогал сам Кирсан Илюмжинов, который бывал в Крыму и поддерживал дружеские отношения с Евгением Супрунюком. Видели Супрунюка и в Москве, где он, якобы, «трудился в солидной фирме и ни в чем не нуждался».
Для более эффективного проведения Всенародной акции «Найди беглого спикера и получи 10 тысяч гривен» через пресслужбу ГУ МВД Украины в Крыму меня познакомили с одним из руководителей уголовного розыска Крыма Юрием Михайловичем, назовем его так. Вместе мы спланировали информационную поддержку розыскных мероприятий в средствах массовой информации Крыма, Украины и России и договорились об активизации поиска Супрунюка по всем направлениям и во всех регионах стран СНГ и дальнего зарубежья,
Вскоре по линии МВД Украины в Москву ушел очередной запрос, в котором украинские сыщики просили проверить некоторые фирмы, где мог трудиться Супрунюк. И тут выяснилось, что «циркуляр розыска», в котором сообщались полные данные о разыскиваемом преступнике, «не могут найти» в московском офисе Центра Криминальной информации. Оперативник, рассказавший мне об этом, предположил, что циркуляр розыска могли выкрасть сообщники Супрунюка.
Информация подобного рода сама по себе скандальна, а в данном случае особый вес ей придавало то, что спасали от наказания не просто преступника, а «заказчика» и соучастника умышленного убийства, бывшего руководителя Крыма.
В тот же день я связался с корреспондентом РИА «Новости» Светланой Тумановой и эта информация оказалась на ленте одного из самых крупных информационных агентств России. Через РИА «Новости» я обратился к руководству МВД России с просьбой активизировать поиски Супрунюка и разобраться с судьбой документов, которые направляли из Крыма в Москву.
О скандале с «циркуляром розыска» сообщило и Крымское агентство новостей, с первого дня Всенародной акции принимавшее самое активное участие в поисках беглого спикера, радио «Свобода» и многие украинские и крымские газеты.
Считаю необходимым особо отметить тот факт, что в Крыму оказалось немало журналистов, которые приняли активное участие в поисках беглого спикера. Это, прежде всего, коллеги из «Крымской газеты», «Голоса Крыма», «Крымской светлицы», газеты Черноморского флота Российской федерации «Флаг Родины», киевской газеты «День»...
Столь высокая активность журналистов в поисках беглого спикера весьма не понравилась тем, кто был связан с сейлемовской оргпреступной группировкой и ее политической крышей — Партией Экономического Возрождения /ПЭВ/. Вчерашние бандиты, рэкетиры, заказчики убийств, избежавшие наказания за свои деяния, сменив имидж, выглядят сегодня весьма респектабельно. Хорошо одетые господа в личных беседах с автором этих заметок «без свидетелей» советовали умерить пыл и оставить в покое их незабвенного друга. Когда же я проигнорировал «дружеские советы», в ход пошли прямые угрозы. Немало времени отнял у меня гражданин Пе..., который подал иск в местный суд о защите чести, достоинства и деловой репутации, оценив все это в сто тысяч гривен. Сам по себе этот иск по своему уникален — гражданин Пе... узнал себя в... литературном герое одного из моих рассказов и так расстроился, что только через полтора месяца после публикации самого рассказа и через десять дней после объявления о проведении Всенародной акции «Найди беглого спикера и получи 10 тысяч гривен» подал иск в суд.
Я не исключаю, что этот весьма странный судебный процесс был затеян для того, чтобы помочь Супрунюку скрыться от вездесущих журналистов. Ведь, основной упор во Всенародной акции делался на журналистов, работающих в регионах, где в свое время проявил себя Евгений Супрунюк. Я рассчитывал, что коллеги-журналисты, работающие в Нагорном Карабахе, Армении, Калмыкии, Москве смогут найти информацию о пребывании там беглого полковника МВД Супрунюка, поскольку милиция, получившая ориентировки на его поиск в этих регионах отыскать Супрунюка и следов его пребывания там так и не смогла.
Книга «Спикер-убийца» вызывала весьма бурную реакцию у чиновников крымского Парламента, имевших тесные контакты с Супрунюком, Шевьевым и Данеляно

вверх

«Вас могут расстрелять уже сегодня...»
После выхода в свет книги «Спикер-убийца» прошло около полугода, а ажиотаж вокруг нее не утихал. То и дело ко мне подходили «борцы за справедливость» с рассказами о том, как чиновники берут взятки, захватывают государственную собственность, разворовывают бюджетные средства...
Приносили мне и различные документы, подтверждающие размах коррупции в «отдельно взятой республике»... Заниматься этими делами, честно признаюсь, мне не хотелось. Своим информаторам я говорил, что борьба с преступностью возложена на правоохранительные органы. Милиционеры, прокуроры, следователи за эту работу получают зарплату, имеют целую армию осведомителей, не говоря уже о такой мелочи, как личное оружие, которое могут применить в случае нападения на них бандитов. А я же всего-навсего журналист, к тому же работающий в «зарубежном» «Коммерсанте», и подменять силовые структуры Украины не имею права. А чтобы окончательно отвадить от себя «жаждущих мести», говорил, что лично мне больше нравится придумывать детективные истории, писать романы, повести, рассказы, а копаться в грязных делишках местных чиновников надоело. К тому же это занятие, на мой взгляд, бесперспективное по своей сути из-за того, что осужденного к лишению свободы взяточника тут же заменит другой — такой же.
Но «борцы за справедливость» стояли на своем, взывали к моей «гражданской совести», говорили о журналистском долге... Особо мне запомнилась беседа с одним симферопольским литератором. Немолодой мужчина в светло-сером плаще в руках нервно сжимал старорежимную «доперестроечную шляпу» с полями из фетра, назвал себя ученым-филологом и тут же без перехода заговорил о коррупции в ... библиотечной системе.
— Об этом преступлении еще никто не знает, —многозначительно произнес незваный гость, и, попросив стакан воды, продолжил. — Вы даже не представляете, что творят чиновники. Министры, вице-премьеры ночами пишут стихи, сочиняют брошюрки, и все это заставляют приобретать библиотеки, у которых катастрофически не хватает средств на покупку нужной читателям литературы.
Мужчина протянул мне листок бумаги, на котором против известных в Крыму фамилий стояли названия якобы изданных ими книг, количество экземпляров, приобретенных библиотеками и полученные за это суммы прописью.
— А вы не допускаете такой мысли, что и чиновник способен написать гениальное произведение, которым будут зачитываться миллионы людей? — улыбнулся я.
— Эти творения — чистой воды графоманство, — закричал борец «за чистоту библиотечных полок». — Вы должны бросить все и немедленно заняться этим делом.
Мужчина нервно ходил по комнате и, сняв очки, размахивал ими, словно флагом, у себя перед носом.
— А вы не могли бы сами заняться этими коррупционерами? —спросил я ученого-филолога. — Мне бы не хотелось тратить время на чтение книг и брошюр, да и документы вы уже получили...
— Я? — посмотрел на меня, как на прокаженного, филолог. — Да вы представляете, кто эти люди?! Они же на самом верху... И если я только заикнусь об этих книгах, — то мне не будет места в Крыму. Они сживут со света любого. А у меня дети, жена, работа.
— Поэтому вы, как честный человек, решили предложить вступить в драку с министрами иностранному корреспонденту? — ехидно уточнил я. Борец с графоманами особой симпатии не вызывал, скорее всего, им двигал какой-то личный интерес.
— Конечно, — не заметив иронии в моем вопросе, обрадовался филолог, — а что вам, собственно, тут терять: одним врагом больше, одним меньше. За «Спикера-убийцу» заинтересованные граждане вас могу расстрелять уже сегодня в темном подъезде!
После этих слов у меня пропало желание продолжать беседу с кристально честным ученым-филологом, я вернул ему список чиновничьих творений, и посоветовал обратиться в Счетную палату.
— Бороться с коррупционерами должны не только журналисты, которым «уже нечего терять», — пояснил я ученому, — но и те, кто этим обязан заниматься «по закону». Тем более, что подлинность этого документа у меня вызывает большие сомнения.
— Много вы понимаете! — закричал незваный гость, — все, что здесь написано, — правда! А вы, вы просто... — он запнулся, подбирая нужное слово, а потом выпалил, — вы просто испугались этих людей! Струсили! Скажите, что вы их боитесь! Поэтому и не хотите заниматься коррупционерами из Совмина.
Я проводил «борца с коррупцией» до двери, пожал ему руку и пожелал успеха в этом безнадежном деле. Вернувшись на кухню, заварил себе кофе, сел к пишущей машинке, чтобы продолжить прерванную работу над новой книгой, о старлее Федотове, но ничего путного написать не смог. Разговор с борцом «за чистоту книжных полок» выбил меня из колеи. Филолог, решивший бороться с коррупционерами, достоин все же уважения, а я поступил неправильно, выставив его за дверь. Надо было проверить этот чертов список. А вдруг, все, что там написано, — правда?! И не его вина, что прочитав «Спикера-убийцу», он посчитал меня «приговоренным».
Подобное уже было, когда местный журналист, рассказывая о моих книгах, вынес в заголовок шокирующую фразу «Еще живой...»
Общение с ученым-филологом для меня не прошло бесследно. Мысленно я много раз возвращался к теме «коррупция и власть», и задавал себе вечный вопрос: «Почему мы так плохо живем?» В подъездах нашей многоэтажки уже второй месяц не горит свет, а шустрые труженики теплосети отключили за долги во всем доме горячую воду, которую и в лучшие времена подавали один раз в неделю. Жильцы на этот коммунальный беспредел ответили адекватно — перестали вообще платить теплосети.
В то время как чиновники всякими хитромудрыми способами выбивали деньги с граждан за не предоставленные им услуги, живущим в этих же домах учителям уже второй год не могут выплатить отсуженную ими в местных судах зарплату по пресловутой 57-й статье. Терпеливые сеятели вечного и доброго предлагают засчитать им эти деньги в счет погашения долга коммунальщикам, чтоб те дали в дома горячую воду, но крымские чиновники, с пеной у рта доказывающие, что они руководят не рядовой украинской областью, а автономной республикой, имеющей свою Конституцию, парламент и Совмин, не могут решить даже этой пустяшной проблемы. Вместо реальных дел и заботы о людях с телеэкранов чуть ли не ежедневно звучит невнятное бормотание о стабильности, экономических успехах и светлом будущем, которое неизбежно наступит если не завтра, то уж точно в следующем тысячелетии.
Вот только ждать еще одно тысячелетие слишком долго, тем более что у некоторых граждан, особо приближенных к власти, это «светлое будущее» уже наступило.
Последней каплей, переполнившей, как принято говорить, чашу терпения, лично для меня стал показательный расстрел из автомата евпаторийского предпринимателя Радова. Из трех человек, находившихся в машине, двое погибли. Буквально через несколько дней после этой кровавой драмы в подъезде своего дома был жестоко избит депутат Верховного Совета Крыма, лидер партии «Союз» Владимир Клычников, которого кое-кто в парламенте посчитал лидером оппозиции, готовящей очередной «дворцовый переворот». Правоохранители тут же, не задержав преступников и не проведя полноценного расследования, заявили журналистам, что Клычникова избили «рядовые грабители», и с политикой это нападение на члена президиума ВС Крыма, конечно же, никак не связано.
Опомнитесь, господа! Но то же самое происходило в Крыму в конце девяностых. Вспомните, как два «хулигана» средь бела дня напали на бывшего спикера Верховного Совета Крыма Сергея Цекова. Одного из нападавших задержали и осудили именно за хулиганство, а потом, после того как сотрудник охраны высших должностных лиц Сергей Кущенко — брат спикера крымского парламента, прославившегося не только своей «прогосударственной» позицией, но и совершением ряда тяжких преступлений Евгения Супрунюка, убил второго «хулигана», общественность оповестили о том, что таким образом наш «проукраинский спикер» усмирял неугодных депутатов.
«Заказные» убийства, взрывы, поджоги предприятий — все это, как впоследствии выяснилось, было в той или иной степени связано с хозяевами властных кабинетов. Сегодня еще можно остановить бандитский беспредел на полуострове, но для этого нужно избавиться от людей, компрометирующих власть, от тех, кто был замечен в казнокрадстве, связях с бандитами, кто служил политической крышей оргпресупным группировкам.

Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.25 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
След. »
Нравится
     
 
© Agatov.com - сайт Марка Агатова, 2007-2013
При использовании материалов
указание источника и гиперссылка на http://www.agatov.com/ обязательны

Rambler's Top100