Главная arrow Статьи, очерки, рассказы arrow Гитлер. Сорос. Метадон. Марионетки наркотерроризма
25.11.2017 г.
 
 
Главное меню
Главная
О проекте
Статьи, очерки, рассказы
Новости
Советы туристам
Книги Марка Агатова
Рецензии, интервью
Крымчаки Расстрелянный народ
Фоторепортажи
Российские журналисты в Крыму
Коридоры власти
Контакты
odnaknopka.ru/kolyan.cz
Реклама
Лента комментариев
no comments
Прогноз погоды
Яндекс.Погода
Гитлер. Сорос. Метадон. Марионетки наркотерроризма Печать E-mail
Кто стоит за распространителями метадона?
Владимир ИвановС Владимиром Ивановым я познакомился в конце восьмидесятых годов. В то время доктор Иванов возглавлял Всесоюзное общество спасения детей от наркотиков. Штаб квартира   организации располагалась в Москве, в гостинице «Минск», а кураторы этой общественной организации находились в МВД СССР. МВД СССР в то время искало новые формы борьбы с наркоманией. В 1989 году в Москве вышла в свет моя первая книга о наркомафии «В паутине смерти». Эту книгу прочитали в МВД СССР и пригласили автора в Москву. Там, то я и познакомился с Владимиром Ивановым. Потом мне предложили создать  филиал общества на Украине, снять фильм по  книге «В паутине смерти» и создать свое издательство. Вместе с Сергеем Овакимяном, председателем армянского отделения общества спасения детей от наркотиков, я ездил по тюрьмам Армении, беседовал с арестованными за распространение наркотиков и боевиками наркомафии, которые в то время выдавали себя, чуть ли, не за национальных героев, борцов за независимость. Эта командировка открыла глаза на реальное положение дел с распространением наркотиков в СССР.  В 1991 году развалили СССР. Украина стала жутко независимой державой, филиалы и отделения  Всесоюзных организаций позакрывали, чтобы чувствовать себя НЕЗАВИСИМЫМИ. А потом на Украине включили зеленый свет для наркомафии. Сегодня число наркоманов в стране исчисляется сотнями тысяч, медицинская помощь для них практически недоступна, антинаркотическая пропаганда в стране не ведется, зато ведут разговоры о МЕТАДОНЕ – опаснейшем наркотике, который продвигает в страну наркомафия. К сожалению, на Украине мало кто представляет реальную опасность метадона. «Крымский аналитик» решил включиться в кампанию по борьбе с распространителями метадона. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию статью Владимира Иванова «Марионетки наркотерроризма». Марк Агатов.

 Истории наркотерроризма более 3000 лет, поэтому основным своим оружием для обмана людей он избрал мифотворчество.

Сила воздействия мифа измеряется количеством людей, имеющих власть, и не могущих ее употребить, в силу морального паралича, вызванного этим мифом, умноженным на количество людей, усвоивших и распространяющих этот миф. Наркомиф это полуправда, искажённая до неузнаваемости и так, как в этом заинтересован наркорынок. В последнее десятилетие усиленно продвигаются три мифа о наркотиках. 1. Наркомания неизлечима. 2. Существуют «легкие» наркотики. 3. Наркотики начинают употреблять из любопытства. Бороться с мифами значит стать смешнее Дон Кихота. А если опровергнуть эти мифы фактами? В СССР проблемы с наркотиками не было, потому что ее нe могло быть в СССР. Под этой догмой была похоронена вся полезная информация, использование которой не допустило бы современный разгул наркобизнеса. Россия же 1989 года предприняла небывалый по тем временам самоотверженный и самоиспепеляющий по своим последствиям шаг: от имени государства она разрешила своим детям употреблять наркотики. В основу этого губительного решения был положен миф — наркомания неизлечима. Дальше шли логические построения на ложной почве, принесшие соответствующие результаты: уровень наркотизации за последние 10 лет увеличился на 300—400%.

Первое, что бросается в глаза, так это то, что законодатели забыли, что в России еще были здоровые дети и их собственные дети, и их было большинство. Ведь все прекрасно понимают, и дети тоже, если не запрещено — значит, разрешено. Кроме того, внимание тогдашних депутатов замкнули на больной части детского населения, на наркоманов — они, мол, больные люди, несчастные, неизлечимые, поэтому за употребление наркотиков их наказывать нельзя. Такая вот вселенская доброта за чужой счет. Да, да, за наш с вами счет. Самое ужасное здесь, что спланировать это мог только наркобизнес. Так просто и гениально. И нас не интересует, чем руководствовались депутаты, голосуя «ЗА» и, в результате, губя Россию. На следующий день после объявления закона об отмене уголовной и административной ответственности за употребление наркотиков уголовный розыск, участковые инспекторы, другие силовые структуры были практически парализованы по части той самой борьбы с распространением наркотиков. Лукавый наркобизнес позаботился о том, чтобы депутаты не обратили внимания на то, что статья ответственности за приобретение и хранение наркотиков осталась неизмененной, то есть существующей.

Могли ли вы догадаться, что есть наркотики, употребление которых невозможно без одновременного хранения? Анаша, например. И вот, так называемый Комитет по наркотикам Минздрава РФ, принимая в расчет волю наркобизнеса, коллективно совершает чудовищное по своим последствиям преступление — от имени Минздрава в суды всех инстанций направляется список наркотиков, запрещенных в РФ, и дается рекомендация применять уголовную ответственность за хранение наркотиков только в больших количествах. Не за незаконное хранение любого наркотика, а наркотика только в больших количествах. Например, для анаши было определено большое количество — более 5 граммов. Это на бумаге 5 граммов вроде бы не очень много. А в жизни? Пять граммов конопли — анаши умещается в спичечном коробке, который на жаргоне наркобизнеса называется — «кораблем». И поплыли «корабли» по просторам российских образовательных учреждений, уничтожая надежду на новые здоровые поколения россиян.

О том, что это спланировал наркобизнес, догадаться было трудно. Приводились доводы, что то же самое существует за границей. Как будто за границей наркобизнес не контролирует правительства или не застилает глаза президентам. Неужели детишки понесли бы в школу по 50—100 граммов анаши? Нет, река для кораблей наполнялась ручейками не больших количеств. Но и этого наркобизнесу показалось мало. Нужно торопиться поделить сферы влияния, выкупить влиятельные места для себя самих и своих приспешников, приручить хотя бы часть депутатов и губернаторов. Подкупить черным налом руководителей силовых структур всех уровней, страдающих от бесполезности своих усилий обуздать наркобизнес.

Легких наркотиков нет в природе. Это как легкая смерть. Вот анаша, например, легко курится, легко оболванивает, вызывает психозы и привыкание. Последствия — либо слабоумие, либо переход на героин. Зато легко-то как.

Я в течение 27 лет искал того, кто начал употреблять наркотики из любопытства. И ни одного не нашел. При внимательном и тщательном рассмотрении, всегда оказывалось, что наркотик предлагался наркоманом, за бесплатно, ну хоть разок… потом было плохо, потом наркоман говорил: а хочешь, чтобы было хорошо, тогда прими еще разок… А это в корне меняет дело.

Ровно шесть лет мы делали вид, что ничего собственно особенного или страшного не произошло. Но кровь стынет в жилах, когда осознаешь, что можно сделать с людьми, имеющими властные полномочия, предварительно запугав их и доведя до беспредельной тупости и рабства. Смотрю и глазам своим не верю. Верю только наркобизнесу, который в 1996 году нанес сокрушительный удар всему, что нужно было бы хранить как зеницу ока. Читаем вместе. Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации, под редакцией и со вступительной статьей профессора, доктора юридических наук А.В. Наумова. (Издательство Юрист, Москва 1996 год. Глава 25). Преступления против здоровья населения и обшественной безопасности. Статья 228. Незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ. Незаконные приобретения или хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ (о Боже) в крупном размере — наказывается… и далее. При определении хранения в крупном размере, судам надлежит исходить… из того, что Постоянный комитет по контролю наркотиков (см. журнал «Новые лекарственные препараты и трюки наркобизнеса», 1994.) установил крупный размер для: марихуаны высушенной — 500 г., не высушенной — 2,5 кг, героина — 1 гр.

Поразительно просто и не менее гениально. Никто и никогда не найдет подписей министров здравоохранения и внутренних дел, других силовых ведомств под этим документом. Это ведь, хотя и преступный, но все же общественный комитет решил, что школьникам «корабля» в 5 граммов маловато будет. Нет, подавай теперь «Титаники». Наркобизнес взял свое, показал всем, насколько он силен в России. Теперь уже 5 граммов анаши могут показаться вообще микроскопической дозой, что и было узаконено в 1997 году и действовало в течение полугода. За это время было прекращено за отсутствием состава преступления около ста тысяч ранее заведенных уголовных дел. Наркобизнес отпразновал очередную победу. В 1997 году был благополучно проголосован Федеральный закон о наркотических средствах и психотропных препаратах … В том виде, в котором его подписал президент Б.Н Ельцин, закон твердо гарантировал, что государство обеспечивает монополию на производство, транспорт и сбыт наркотиков, а лицензия на эти действия выдается не частному лицу, а юридическому. Вот те раз: Держателям рынков, палаток возле метро? По мнению Владимира Жириновского, прозвучавшему на радио «Говорит Москва» в передаче «Мир без наркотиков», государство может разрешить, а может и не разрешить этим заниматься, но кто-то же должен это делать. Что, поинтересуюсь я, — производство, торговля и транспорт наркотиков в руки юридических лиц, то есть частных компаний? Ну и закон. Давайте вместе спросим министра здравоохранения, а сколько вообще нужно наркотиков на медицинские цели. И на перевозку какого количества может быть выдана лицензия? Конечно, эта цифра тщательно скрывается и маскируется, ведь не случайно же в один мешок были сброшены и наркотики и психотропные препараты, закупка которых за границей так дорого обходится. И не догадается премьер-министр три шкуры снять с людей, которые продолжают лгать и скрывать, что на медицинские цели в России достаточно одного килограмма морфия в год на все мыслимые и не мыслимые цели.

И это еще не все по части витиеватости антинаркотического законодательства. Так, например, в части охраны здоровья взяли и записали, что лечение больных наркоманией может осуществляться только в государственных учреждениях. А почему только там, спрашиваем мы? Что, в государственных учреждениях, эффективность лечения самая высокая? Да нет же, говорит нам главный нарколог Минздрава. Эффективность лечения наркоманов в государственных учреждениях равна 3—5% воздерживающихся от приема наркотиков в течение полугода. То есть 95% наркотики не прекращают принимать вообще, а 5% в течение полугода. В переводе на русский язык это означает «ноль»’. Так в чем же дело. И вот на помощь призывается еще один с ног сшибающий аргумент. А вы знаете, как много шарлатанов подвизается на ниве лечения наркоманов, как дорого они берут? Ну не смешно ли? То, что Минздрав «сливает» ежегодно миллионы рублей налогоплательщиков в помойную яму под названием наркологические учреждения, — это неизбежность. Давайте поручим Минздраву еще одну невыполнимую для него функцию — борьбу с мошенничеством. Пусть Минздрав борется. Не складно как-то получается. Чего-то не договорили … А вот чего. Того, чего сами безумно боятся, но очень хочется, ведь деньги-то какие посулили. Какое там, к черту, здоровье нации и национальная безопасность, когда такие бабки! А за что? За еще один миф, говорящий, что наркомания неизлечима. Но и что тогда делать? «Вред снижать» — подсказывают нарковоротилы из-за границы во главе с Соросом: шприцы бесплатно раздавать и мостить подмостки для «метадона». А что это за зверь такой?

Метадон был изобретен для спасения человечества от героиновой чумы еще в 1919 году и выброшен на рынок германским концерном Илай Лилли под названием героин-ком-паунд. В1937 году его назвали в честь Адольфа Гитлера — «долафином». В 1954 году переименовали в «метадон».

Уже в семидесятых годах выяснилось, что метадон убил людей больше, чем героин. В восьмидесятых годах Америка и Европа перестали его закупать. Но метадона было произведено на тысячелетие вперед. Куда ж его девать? Догадываетесь? Да, да — в отхожее место, которым видится Россия послушниками Сороса.

В чем же основное отличие метадона от героина ? Чтобы произвести килограмм героина — надо вырастить два гектара мака, собрать опий, переработать его в морфий, а потам — в героин. Цикл производства продолжается год, да и не безопасен. А метадон, хоть и не менее опасен, чем героин — можно произвезвести здесь и сейчас из подручных ингридиентов, хоть на кухне.

Так что же, скажут наркодельцы после того, как им удастся пробить брешь в мозгах законодателей, то есть убедить их разрешить закупать метадон: «Что ж мы будем закупать метадон, чтобы раздавать его бесплатно? Нет, давайте государственные деньги экономить, и сами будем производить». А распространять через государственные наркологические учреждения. Закон-то загодя приняли. Нет, мы не допустим, что бы частник вторгся в эту сферу. А сколько метадона сольется на черный рынок? А кто его знает?

Вы что, всерьез поверили, что наркоману дозу дадут и он законопослушно пойдет на работу? Нет, наркомания потому проблема, что наркоману никогда дозы не хватает. Никогда.

Президент ОСОО <Россия без наркотиков>, член-корреспондент РАЕН, к.м.н. Владимир ИВАНОВ.

Источник: Газета <Представитель Власти> № 15(21) август 2001 года.
Москва. Киев. Крым. Евпатория. Сорос. Гитлер. Метадон.

Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.25 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
« Пред.   След. »
Нравится
     
 
© Agatov.com - сайт Марка Агатова, 2007-2013
При использовании материалов
указание источника и гиперссылка на http://www.agatov.com/ обязательны

Rambler's Top100