Главная arrow Форумы Joomla!
23.08.2019 г.
 
 
Главное меню
Главная
О проекте
Статьи, очерки, рассказы
Новости
Советы туристам
Книги Марка Агатова
Рецензии, интервью
Крымчаки Расстрелянный народ
Фоторепортажи
Российские журналисты в Крыму
Коридоры власти
Контакты
odnaknopka.ru/kolyan.cz
Реклама
Лента комментариев
no comments
Прогноз погоды
Яндекс.Погода
Крымчаки. Генетический паспорт крымчака. Гагаузы, сефарды, баски, испанцы Печать E-mail
Крымчаки. Симферополь 2009Сегодня о происхождении крымчаков можно услышать самые разные высказывания ученых. Пытаются разобраться в своем происхождении и сами крымчаки среди которых есть этнографы, филологи, журналисты, писатели. Уникальное исследование провел сотрудник Института Медицинской Генетики АМН СССР, крымчак по национальности  Казаченко Борис Николаевич.  Исследования, проведенные в   Институте Медицинской Генетики АМН СССР, помогли ученому создать  генетический паспорт крымчака. В своей работе "Генетический паспорт крымчака" Борис Казаченко пишет: " У меня в генотипе имеется три четверти генов, которые, в первом приближении, обязаны своим «географическим» происхождением Португальско-Испанско-Французскому региону, тогда как оставшаяся четверть генов – восходит к более древнему, возможно, (до) хазарскому компоненту. Похоже, что этот древний компонент как раз и «роднит» меня (и Вас, дорогие мои крымчаки) с басками (?). Но дальше – больше. Выясняется, что корни баскского языка уходят во времена палеолита (каменного века) и, что он является единственным европейским, доримским языком, дошедшим до нас из 3-го ... 2-го тысячелетий до н. э. (Значит ли это, что предки крымчаков в эти смутные времена как-то роднились с предками басков? Кто знает … всяко может быть …). "Крымский аналитик" решил опубликовать эту статью полностью в разделе, посвященном древнейшему народу Крыма - КРЫМЧАКАМ.  
 
Генетический паспорт крымчака
      
        Введение, определение и основные понятия. Генетический паспорт крымчака по фамилии Хондо. Крымчакская родня «по крови» - гагаузы, сефарды, баски. Генный комплекс крымчаков  «тюркского периода». Крымчаки – монголоидно-сефардский генный комплекс. Генетическая уникальность крымчаков. О чем могут поведать «древние» гены. Скорость окисления алкоголя (этанола) у крымчаков. Генетический механизм самосохранения крымчаков. Литература.
      
                      Б.Н. Казаченко
        НИИ и Музей антропологии МГУ им. М.В.Ломоносова

      
 Введение, определение и основные понятия.
      
      В данной статье используются отдельно взятые, смею надеяться, научно выдержанные и этнически значимые факты из генетической (читай естественной) истории крымчаков.

      Данную работу следует рассматривать в качестве своеобразного отклика на просьбу культурно-просветительского общества «Кърымчахлар» - написать популярную статью по естественной истории крымчаков.

      Представленные здесь суждения и раздумья о крымчаках, втиснутые в рамки данной публикации, являются побочным продуктом 27-летней экспедиционной работы автора в области популяционной генетики человека. По образному определению моего учителя (к сожалению ныне покойного) проф. А.А.Ревазова, популяционная генетика человека – это наука, изучающая за казенный счет, кто с кем спит, и каковы генетические последствия этого любодейства в народонаселении СССР.

      Из этого хулиганского по форме, но очень точного по сути определения видно, что народонаселение (генофонд) небольшой по численности народности  (популяция) представлено на каждом отрезке времени (поколение) совокупностью наименьших воспроизводящихся единиц (семья). Каждая семья является поставщиком разнообразных по свойствам и характеристикам (маркер) индивидов (генотип). Носители этих генотипов вовлекаются в генетико-демографические (отбор, миграция, брачность, смертность, рождаемость и пр.) процессы. Благодаря не случайному выбору брачного партнера в популяции (брачная ассортативность), существующим различиям в семьях по плодовитости, рождаемости, выживаемости и т.д., отдельно взятые люди (генотипы) в различной мере передают свои наследственные задатки (гены) новым поколениям потомков (читай определенное сочетание генов).

      Все это, в конечном итоге, предопределяет появление (и существование во времени) неповторимых  генетических особенностей (читай уникальностей) народонаселения (популяции). Каждое этническое образование имеет свою норму реакции на стандартный раздражитель (например, на алкоголь) и размах изменчивости по совокупности различных (генетических, морфологических, физиологических) признаков. В этом случае мера сходства или различия по наследственным признакам (генетическим маркерам) может свидетельствовать об уровне биологического (кровного) родства в популяции крымчаков, о традиционной брачной системе (изоляция или смешение с другими этническими группами), наследственной и этнической патологии и т.д. и т.п.

      Следовательно, совокупность генетических маркеров (читай генетический паспорт человека), возможно, позволит нам пролить свет на «темные» пятна в этнической и естественной истории моего народа, что, собственно говоря, и явилось целью данного сообщения.
      
Генетический паспорт крымчака по фамилии Хондо.
      
      Когда после окончания университета в начале 1970-х годов я поступил на работу в Институт Медицинской Генетики АМН СССР, перед одной из биохимических лабораторий Института стояла задача: освоить новые биохимические методики с целью выявления генетических маркеров, свидетельствующих о наследственных болезнях в различных этнических группах страны. Для освоения этих методик нужна была свежая кровь, поэтому все сотрудники Института в течение какого-то времени совершенно безвозмездно и на добровольной основе сдавали свою кровь, выступая в роли «подопытных кроликов».

      Я не был исключением и, вскоре, был искренне удивлен и возмущен одновременно, когда к моей скромной перcоне сотрудники этой самой лаборатории стали проявлять, мягко говоря, повышенный интерес, постоянно упрашивая меня сдать кровь еще и еще раз. Как потом выяснилось, у меня был обнаружен необычный набор генов, характерных для весьма «экзотичных» и «палеоантропологических» групп.

      Спустя какое-то время, на основании этих изысканий составили мой, так называемый индивидуальный генетический профиль. Когда же его сравнили с уже имеющимися в литературе, на тот момент, генетическими паспортами исследованных по той же методике популяций, то оказалось, что ближайшими моими «родственниками» (разумеется, по генетическим маркерам и их сочетаниям в генотипе) являются, … как Вы думаете, кто? … -  гагаузы и сефарды, баски и испанцы (!!!).
      
Крымчакская родня «по крови» – гагаузы, сефарды, баски.
      
      Долгое время я не обращал на этот научный прецедент никакого внимания (т.к. понятия не имел, кто такие сефарды и не понимал какое собственно отношение они могли иметь к крымчакам, к потомком которых я себя причислял). Воронежские крымчаки, как выяснилось чуть позже, такие слова никогда и не слыхали …. Это невежество, да простит меня просвещенный Читатель, продолжалось до тех пор, пока мои научные интересы не пересеклись с тюркским населением страны Советов.

      Я знал, понаслышке, о том, что гагаузы – это представители юго-западной ветви тюрок, но, что можно сказать о басках и тем более об испанцах - ???…

      Вскоре выяснилось, что у гагаузов такие же специфические фамилии, как и у крымчаков; у них в чем-то похожие исторические судьбы, примерно, такая же «темная» этническая история; неотъемлемая часть этой истории связана с сефардами Турции и Балканского полуострова, которые влились в XVIII веке в гагаузскую этническую среду.

      Таким образом, гагаузов и крымчаков, похоже «роднит» принадлежность не только к одной и той же языковой (возможно, хазарской) общности, но и «принятие» в свои племенные группы потомков одного и того же средиземноморского (сефардского) этнического компонента. Выходит, что мы как бы «сводные» с гагаузами по своим «приёмышам» - сефардам. Суть не изменится, если эту мысль переформулировать по-другому. Например, по условно «материнской» линии сефарды и крымчаки как бы удаленные боковые «родственники», например, дед и внучатый племянник. Вместе с тем по условно «отцовской» линии, крымчаки с гагаузами состоят как бы  в более отдаленном, но братском «родстве», например, как пятиюродные или семиюродные братья по языковой основе.

Так кто же такие сефарды?

      Оказывается это название португальских, французских и испанских евреев, если можно так сказать (впрочем, правильней, все-таки, говорить евреи, проживавшие во Франции, Португалии и Испании), но в любом случае это евреи, переселившиеся в Крым из Португалии и Испании после изгнания их из этих стран в 1492 году. Сначала они 60 лет проживали в Кафе (Феодосия). Затем стали переселяться и в другие города Крыма, вступая в браки с единоверцами и местным тюрко-еврейским населением.

      Ну, допустим, с гагаузами и европейскими евреями, в первом приближении, разобрались. А как быть с басками? Во-первых, что это за этническая группа, а во-вторых, где и когда она могла «засветиться» в этнической истории коренных народов Крыма, да еще успеть «наследить» на ней, т.е. оставить после себя генетический след или совершить «обмен» генами, например, в результате брачных контактов с крымчаками?  Где их пути могли пересекаться?  В какую эпоху это могло произойти, если такое вообще было возможно исходя из полу изолированного и целомудренного образа жизни крымчачек? Почему в этнографической литературе, посвященной происхождению крымчаков о баском компоненте – ни гу-гу: ну, ни слова, ни полслова?   

      Открываю энциклопедию и узнаю, что баски считаются древнейшим коренным населением Пиренейского полуострова; есть мнение, что они являются прямыми потомки племен, живших в Европе около 10 тыс. лет назад, но по поводу их этнической принадлежности в науке до сих пор нет единой точки зрения. Территории Страны Басков расположена на юго-западной оконечности европейского континента и занимает четыре провинции в современной Испании и три в приграничных районах Франции.

      Так вот оно, оказывается, в чем дело! У меня в генотипе имеется три четверти генов, которые, в первом приближении, обязаны своим «географическим» происхождением Португальско-Испанско-Французскому региону, тогда как оставшаяся четверть генов – восходит к более древнему, возможно, (до) хазарскому компоненту. Похоже, что этот древний компонент как раз и «роднит» меня (и Вас, дорогие мои крымчаки) с басками (?).

      Но дальше – больше. Выясняется, что корни баскского языка уходят во времена палеолита (каменного века) и, что он является единственным европейским, доримским языком, дошедшим до нас из 3-го ... 2-го тысячелетий до н. э. (Значит ли это, что предки крымчаков в эти смутные времена как-то роднились с предками басков? Кто знает … всяко может быть …).

      Например, принц Луи-Люсьен Бонапарт считал, что баскский язык близок к финно-угорскому, другие пытались сближать его с кавказскими языками. Вильгельм фон Гумбольдт, Хуго Шухардт, А. Люшер и Э. Бурсье выстроили даже стройную гипотезу, согласно которой баскский язык генетически связан с ныне исчезнувшим иберийским и что оба эти языка построены на семито-хамитской основе. Предпринимались и другие попытки, например, устанавливалось сходство с японским и корейским языками; обнаруживались отдаленные намеки на родство с афро-азиатской семьей языков. И все это не я сказал, то зарубежные и отечественные лингвисты: А. Манделеев и А. Кикнадзе, а также К. Уленбек и академик Н. Я. Марр.

      Так вот она, разгадка происхождения слова и фамилии Хондо !!! Наконец-то я нашел, то, что так мучило меня всю жизнь, то, что не давало мне покоя! (подробнее об этом смотрите, например, статью «Откуда есть, пошла крымчакская фамилия Хондо? »).

      Следовательно, можно думать, что фамилии Хондо и Ачкинази (моих прямых предков, впрочем, как и все крымчакские) являются носителями древнейших генов, унаследованных от общих с басками прародительских племен.

      Из этого промежуточного умозаключения вытекает три очень важных следствия:

      - во-первых, гены, как материальные носители тех или иных признаков человечества не исчезают и не «умирают» вместе с нкогда носившими и «сохранявшими» их племенами (разумеется, если только это племя оставило после себя плодовитое потомство);

      - во-вторых, гены имеют свойство «жить в веках», т.е. присутствовать в каждом поколении и передаваться в ряду поколений в неизменном, первоначальном виде (если только не считать мутаций - изменений, вызываемых «ошибками» ее величества Природы);

      - в-третьих, «тюркский период» является одним из мощных и древних пластов в естественной истории Крыма. К сожалению, он до сих пор не получил должного освещения в научной литературе. К сожалению, роль этого периода времени в естественной истории крымчаков, так и не стала достоянием человечества.
          
Генный комплекс крымчаков  «тюркского периода».
      
      У моего деда, моей матери и ее брата наблюдалась, по-видимому, семейная (не связанная с возрастными изменениями в организме) не переносимость молока, тогда как я, со своими сыновьями, просто обожаем все без исключения молочные продукты и всегда готовы «уничтожать» их в любых количествах. Другими словами прямые потомки фамилии Хондо не могли долго находиться на молочной диете. Они могли употреблять молочные продукты, да и то лишь в ограниченных количествах. Избыточное же использование, например, молока, простокваши или, не дай бог, жирной сметаны непременно вызывало у них необычную реакцию – катастрофическое расстройство желудка.

      Прошу прощения за столь интимные семейные подробности, но именно эта непереносимость коровьего молока является важным расово диагностическим признаком. Непереносимость молока (именно коровьего, кобылье не в счет), свидетельствует о наличии в генотипах (индивидуальном наборе наследственной массы) моей родни монголоидных по происхождению генов. По сути, это отголосок древних (до хазарских, возможно даже гуннских) эпох, проявление генетической памяти об этническом типе питания, вызванного кочевом или полукочевым образом жизни.

      Причина такой реакции «хондовского» рода на молочные продукты заключается в пониженной активности самого безобидного фермента - лактатдегидрогеназы.

      Именно этот фермент способен указывать на расовые различия, т.к. служит катализатором определенной химической реакции в составе сложных метаболических путей, связанных с расщеплением и усвоением белка, находящегося в молоке коровы. Монголоидное население тюркоязычного ядра (будущей общности крымчаков), ведя кочевой образ жизни в процессе своего многовекового развития, не испытывало нужды в этом ферменте. Оно просто не сталкивалось в процессе своей жизнедеятельности с коровами и их молочными продуктами, как, например, это было у европейских народов, оседлых земледельцев и скотоводов. Естественный отбор поддержал эти различия, закрепив их в наследственном аппарате - генах. Не по этой ли причине в Индии, корова считается священным животным?

      Ну да бог с ней, с Индией. Тут бы со своими молочными проблемами разобраться. Как выясняется, на степных и равнинных просторах отчизны мирно сосуществуют на протяжении всего «тюркского периода» не менее интересные факты относительно коров, молока и молочной пищи. В основе этого сосуществования, как становится понятным, лежит этнический тип питания, в котором исторически сложились свои молочные мерки. Например, даже в наше просвещенное время, замороженный и выставленный на продажу «круг молока» (1/10 - 1/16  ведра) в Сибири  (в среде обитания монголоидного населения) фактически всегда будет меньше «балкиря» (1/4 - 1/5 ведра) - торгово-бытовой меры молока в ряде северных и северо-восточных городов России. «Тюркская» мера молока всегда (и во все времена у всех сопредельных со славянами народами) была гораздо меньше, так называемой, «пары молока» (трехлитрового бидона) в центральном регионе России (в среде обитания преимущественно европеоидного населения).

      Следовательно, связь тривиальна и напрашивается сама собой – чем меньше потребление народонаселением коровьего молока, тем более монголоидным будет его облик. Хотя, строго говоря, монголоидность или наличие монголоидных черт у тюркоязычного населения Крыма, зависит не от количества потребляемого молока, а от наследственных факторов – генов, однако закономерность такая действительно существует и всякий раз легко бросается в глаза.

      Следующим по очереди (но никак не по значимости для организма и общества) расодиагностическим признаком является скорость окисления алкоголя (этанола). Этот показатель, генетически полностью контролируемый и участвующий в «запуске» многих биохимических реакций также входит в генный комплекс «тюркского периода» и, следовательно, является неотъемлемой частью генетического паспорта каждого порядочного крымчака.

      Дело в том, что у подавляющего большинства народов Сибири и Дальнего Востока (тюркоязычных скотоводов и кочевников по культурно-хозяйственному типу, относящихся к монголоидной расе), была обнаружена необычная реакция на алкоголь: многие из них «вспыхивают» после приема даже относительно небольшого количества алкоголя, лицо заливается краской, частота пульса возрастает и им становится дурно. Аналогичная симптоматика может наблюдаться и у европеоидов, скажем центральных областей России, но лишь при слишком обильных возлияниях.

      Причина, как всегда, банальна: различия в метаболизме алкоголя у представителей различных рас; при этом, ключевыми ферментами, контролирующими процесс окисления этанола в организме, у одних является алкогольдегидрогеназа, а у других – альдегиддегидрогеназа. А это значит, что скорость окисления («сгорания») введенного в организм этанола у европеоидов (90 – 95 %) в десятки (если не в сотни) раз выше, чем у монголоидного населения страны.

      Интересно здесь заметить, между прочим, что приведенные выше факты о существенных различиях, наблюдающихся в активности фермента алкогольдегидрогеназы у европеоидов и монголоидов Сибири, приводящих к быстрому и сильному опьянению, однако, совершенно не отразились на так называемых «сибирских» питейных мерах хмельных напитков, как это произошло, например, с коровьим молоком и кисломолочными продуктами.

      Следовательно, у монголоидного населения России более 90 % алкоголя всасывается в кровь, моментально вызывая сильнейшее опьянение. У европеоидов же – наоборот: в кровь попадает не более 15% алкоголя (что, собственно, и «шибает» в голову ядрёных российских землепашцев), а остальная часть – нейтрализуется, за счет окисления алкоголя до воды и углекислого газа.

      На наличие в генетическом паспорте крымчаков этого гена происходящего из «тюркского периода» указывает еще и тот факт, что крымчаки ведут наитрезвейший образ жизни. По крайней мере, мне дожившему до седых и редких волосиков на голове ничего неизвестно ни об одном случае не то, чтобы хронического алкоголизма, а даже о сколь-нибудь умеренном выпивохе, когда-либо жившем, в пределах крымчакской общины. Все выше сказанное, в полной мере, относится и к «специфической» среде классных крымчакских ремесленников: сапожников, скорняков, шапочников.   
      
Крымчаки – монголоидно-сефардский генный комплекс.
      
      Здесь, по-видимому, надо сделать небольшое отступление и сказать пару слов о «монголоидах» и «сефардах».

      В отечественной (российской) антропологической литературе монголоидами обобщенно называют всех представителей монголоидной расы, проживающих на территории России от Урала до Дальнего Востока, характеризующихся желтоватой кожей, жесткими прямыми черными волосами, слабым ростом волос на лице и теле, уплощенностью лица, значительным выступанием скул, эпикантусом (характерным разрезом глаз) и т.д. Эти признаки, характеризуя особенности желтой расы, получили название монголоидных признаков.  

      Монголоидность в нашем случае – это, если хотите, степень схожести по одному или нескольким отдельно взятым расодиагностическим признакам, сопоставляемым с типичными представителями большой расовой, в данном случае монголоидной группы. В рамках этого понятийного аппарата, для простоты восприятия, термин «монголоидность» можно изменить на выражение – «как у типичных монголов».

      «Сефардами» же в историко-этнографической литературе именуют обобщенно группу европейских (средиземноморских) евреев, изгнанных в конце XV в. из Испании, Португалии и Франции. Иногда в эту группу включают и евреев, проживавших по берегам Черного моря …

      Как бы там ни было, но миграционная масса и брачная активность «сефардов» мигрировавших в Крым, явно оставила в генофонде (народонаселении) тюрко-иудейской общины свой, надолго запоминающийся генетический и культурный «след». До сих пор мы без особого труда обнаруживаем в крымчакском фенотипе (внешнем облике) даже при первом, беглом взгляде, «родные» черты. Об этом, кстати, свидетельствует унаследованная еще с XI - XV вв.  от «генуэзцев» зауженная и недоразвитая нижняя челюсть, встречающаяся, по меньшей мере, у пятой части крымчаков. Правда, по данным статистического отчета и результатам переписи 1913 г, на которые ссылается И.В. Ачкинази «в начале XX в. потомки сефардского компонента составляли всего от 0,25 до 0,4 % всех крымчаков».

      С популяционно-генетической точки зрения процесс «поглощения» коренным населением пришлого устраивал обе группы. С одной стороны, тюркоязычное население Крыма длительное время, ведущее замкнутый и полу изолированный образ жизни, считало за честь породниться посредством брачного союза с европейскими евреями, усматривая в этом один из способов приобщения и постижения основ «новомодной» иудейской религии и культуры.

      С другой стороны, переселенцы из Европы благодаря «малой крови» на супружеском ложе без особого труда могли осваивать и засаживать виноградом все новые и новые территории, на которых проживало миролюбивое, равнодушно-флегматичное крымско-татарское население.

      Говоря современным слогом между общиной сефардов, говорящей на идиш и потомками отдельных племен хазарского каганата происходил негласный процесс «мены», в котором в качестве «товара» были задействованы «территории проживания» и «социальный статус». Каждая сторона в результате брачной «сделки» получала то, к чему стремилась. Все были довольны и пели «канте Хондо» (?).

      Следствием таких сугубо «деловых» отношений (читай положительной брачной ассортативности) явилось появление в Крыму определенной группы людей, потомков от смешанных браков в первом поколении (метисы), которые осознавали себя уже социально значимыми крымчаками. Зачастую им (или их детям) присваивались одухотворенные идеями иудаизма религиозные прозвища, в последствии превратившиеся в крымчакские фамилии.
      
Генетическая уникальность крымчаков
      
      С генетической же точки зрения (возвращаясь к метисам первого поколения и недоразвитой нижней челюсти) необходимо отметить следующее. Эта морфологическая особенность, может служить прекрасным модельным и маркерным объектом при изучении естественной истории крымчаков из-за относительно простого типа наследования. Этот признак до сих пор можно встретить в Италии и у крымчаков. Распространению этой морфологической особенности в крымчакском населении, я так думаю, способствовали межэтнические браки тюркоязычных невест с женихами итальянских кровей (подробнее об этом смотрите в статье «Откуда есть, пошла крымчакская фамилия Хондо?»).

      Если учесть, общую численность крымчаков и средний размер семьи (который пойдет на ум), тип наследования и частоту встречаемости этого признака (которые затем сойдут с ума), то, взяв, в руки небольшой калькулятор, можно попытаться ответить на вопрос: сколько поколений отделяет нас от первой (?) межэтнической крымчакско-итальянской свадьбы.   

      Однако другого мнения, по роковому совпадению, придерживался знаменитый итальянский ученый, психиатр и антрополог, Чезаре (или Цезаре) Ломброзо. Являясь родоначальником биологической теории преступности, он смотрел на выбранный нами морфологический признак как на показатель «вырождения». Справедливости ради надо сказать, что этот признак достаточно часто встречался в европейских аристократических династиях. Уклонения от «нормы», по моему разумению, не являются еще признаком «вырождения», хотя действительно этот признак встречаются чаще у больных, отягощенных наследственной патологией.

      Если на недоразвитую нижнюю челюсть смотреть глазами медицинского генетика, то эта морфологическая особенность, должна находиться в одном ряду с врожденными уродствами типа «заячья губа», царствующими и аристократическими европейскими династиями, знаменитой губой из рода Габсбургов и т.д.

      Следовательно, анатомические и антропологические исследования заставляют смотреть на большинство этих морфологических симптомов, как на нормальные вариации в строении человеческого тела.

      Тем не менее, рассматриваемый признак интересен тем, что он свидетельствует о европейско-еврейской примеси и уровне метизации в крымчакском генофонде. Он стойко передается в ряду поколений и способен сигнализировать нам о этнорасовом «расстоянии» между родителями или этническими группами, к которым они принадлежат. Поэтому хрупкое строение скошенного подбородка, скорее проблемный признак, т.к. указывает на существенные генетические различия в родительских этнических группах. Следствием этих различий может явиться неполная «совместимость» родительских хромосом (наследственного материала) в момент зачатия потомства.

      Следовательно, разнообразие незначительных анатомических и антропологических «аномалий», связанных с отклонениями от идеальной этнической нормы (или расовой красоты) в челюстно-лицевом аппарате, строении зубной системы и носоглотки, свидетельствует об уникальной генетической комбинации, унаследованной крымчаками от своих далеких предков.

      Генетическую уникальность крымчаков и неповторимость их генофонда можно показать на конкретном примере.

      Даже самые распространенные химические элементы, взятые из таблицы Д.И. Менделеева (водород, углерод и кислород) не привлекают внимание нормального человека до тех пор, пока они не начнут соединяться друг с другом, положив тем самым начало новым классам веществ с качественно новыми свойствами (СН4, Н2О или С2Н5ОН). Эти вещества уникальны только в определенном сочетании атомов, архитектоники и строении молекул. Людей интересует только их новые свойства. То же самое происходит и с крымчакским генофондом. Интересны не сами по себе «хазарские» или «сефардские» гены, а их сочетание и количественные соотношения, образующие невиданные ранее комбинации, сочетания и свойства, удивляющие исследователей своим разнообразием и расплывчатостью нормы, необычностью физических, физиологических, психических и пр. особенностей их носителей.     
        
О чем могут поведать «древние» гены.
       
        С антропогенетической точки зрения мой дед был достаточно крупного телосложения, светлоглазым, с несколько смугловатой кожей. Все его дети имели высокий рост, крепкое телосложение и хорошо выраженное («островное») обволошение на определенных участках тела. У троих детей деда, были мягкие волнистые волосы каштанового цвета, тогда как у среднего сына, так же как и у меня, наоборот – густые, прямые, черные и достаточно жесткие.

      Все это опять-таки наводит на мысль о существовании в крымчакском (или «хондовском») генофонде монголоидной примеси. Кстати, на наличие у нас в роду древних монголоидных генов указывает еще и эпикантус (складка века, закрывающая слезный проток и за счет этого, создающая специфический монголоидный разрез глаз) отмеченный у моего младшего сына.

      Вспоминая родные лица и разглядывая их фотографии через призму антропогенетических очков, я невольно ловил себя на мысли о том, что расово-генетическая «мешанина» не обошла и нас стороной. Например, в нашей «Хондовской породе» присутствуют морфологические признаки, характерные для негроидов и австралоидов: форма носа и головы, толстые губы, свойства кожи и т.д.

      Конечно, сами по себе эти отдельно взятые признаки мало информативны.  Но если их рассматривать с точки зрения естественной истории Человека и этнических процессов, то открываются интересные вещи. Оказывается, что негроидные и австралоидные черты мы могли запросто получить от своих предков живших в незапамятные времена в Конго или бассейне реки Квандо, протекающей через ряд южноафриканских государств: Анголу, Замбию, Намибию и Ботсвану.

      Думаю, что это не случайное совпадение и настанет время, когда при помощи генетического инструментария с привлечением сегрегационного анализа это предположение будет подтверждено (или, наоборот, будет уточнено и опровергнуто). По крайней мере, на о. Сахалин я встречал среди потомков палеоазиатской народности – айнов (занимающих, между прочим, промежуточное положение в антропологических классификациях между негроидами и австралоидами) «похожие» формы носов и типы обволошенности тела, как в семействе Хондо.
 
      Таким образом, специфический тип обволошенности тел в воронежской этнографической группе крымчаков, восходящих к одному родоначальнику фамилии Хондо, указывает на присутствие в «хондовском» роде разнородной (по расовому составу) примеси, обязанной, например, «кавказоидным» (или быть может, курильским) и «монголоидным» компонентам одновременно. Вместе с тем, этому типу обволошенности тела мы можем быть обязаны и баскскому компоненту, чему вовсе не удивимся, прочитав об этом предположении в антропо-генетической литературе.  
      
Генетический механизм самосохранения крымчаков.
      
      Фамилия Хондо, имея многовековую историю, пережив Золотую Орду, русских самодержцев и большевиков, тем не менее, обречена на медленное и верное «угасание». Причина банальна: малодетность современных семей, превышение числа рождающихся девочек над количеством мальчиков в семье, являющихся носителями фамилии, смена (или утеря девичьей) фамилии при замужестве. При этом третичное соотношение полов, т.е. отношение числа мальчиков к числу девочек в семье, равно 0,66, при среднестатистической «норме» по России от 1, 08 до 1,15.

      С биологической точки зрения это означает «включение» одного из генетических механизмов самосохранения малочисленной этнической общности (консервирующей таким образом свою генетическую индивидуальность). Подобные закономерности отмечены для многих малочисленных народов Сибири и Дальнего Востока, попавших в так называемую «Красную книгу Человечества».

      Это почти нормально с точки зрения эволюционной стратегии биологического выживания генетически уникальной группы. В Крымской макропопуляции идут своим чередом (правда, в разных направлениях и на разных скоростях) естественные (генетико-демографические) и социально-экономические (этно-культурные) процессы. Если смешение, приводя к разнообразию генетических сочетаний, не будет способствовать утере крымчакского самосознания, то народность может продолжать свое существование в прежнем статусе довольно длительное время.

      Другими словами, так называемые «крымчакские», вообще и «хондовские», в частности генные комплексы (определенные сочетания генов) «рассыпаются» как бусинки старинного бабушкиного ожерелья по всему Крыму и даже закатываются в весьма отдаленные места. Собрать и вновь нанизать их на одну нить уже невозможно. Они рассыпались для того чтобы вновь предстать перед изумленными глазами исследователей, однако в уже новых сочетаниях ювелирных изделий, но ни в коем случае не исчезнуть!!! Именно в этом и заключена основная суть естественной истории (или эволюции генетического паспорта) общины. И тогда, докапываясь до своих «корней», нашим потомкам вновь придется говорить о «крымчакском» или «хондовском» следе в их генеалогиях. Такова жизнь.

      Следовательно, носителей, так называемых, «крымчакских» и «хондовских» генов в десятки раз больше, чем количество крымчаков, выявленных результатами переписи в Крыму, на Украине, в России и во всех сопредельных государств вместе взятых. Сложность выделения скрытого (генетического) крымчакского носительства заключается в отсутствии четко определенных критериев. Например, даже «чистокровные» крымчаки сегодня считают себя русскими и крымчаками, украинцами и крымчаками, евреями и крымчаками и т.д. Но это уже проблема гуманитарная, подпадающая под действие понятийного аппарата социально-культурно-экономических дисциплин.

      Таким образом, генетический паспорт крымчака имеет редкостный набор наследственной информации по целому ряду расоводиагностических признаков.

      Генофонд крымчаков содержит неповторимый и уникальный набор редко встречающихся в современных популяциях Человека сочетаний древних генных комплексов (сближая их с  гагаузами и басками).

      Естественная история крымчаков связана с наследственной массой монголоидно-сефардского генного комплекса, унаследованного от древних монголоидных тюрок и средневековых сефардов. Позднейшие смешения с представителями других этнических компонентов не привело, однако, к потере генетической привлекательности крымчаков.
      
      В заключение позвольте поблагодарить Всех солюбителей антропогенетики крымчаков, естественной и этнической истории Крыма (и Вас дорогой мой Читатель) за проявленное долготерпение и доброжелательное отношение к автору этих строк.
      Спасибо.
          
Безмерно любящий Вас,                    Казаченко Борис Николаевич

Крымчак Симферополь 2008
 
Крымчачка Симферополь 2008
 
Нина Бакши крымчачка Симферополь
 
Крымчак. Симферополь
 
Крымчак из Керчи 2008      
      Литература
      
      Ачкинази И.В. Крымчаки. Историко-этнографический очерк, Симферополь, «ДАР», 2000.
      Дяченко В. Д. Антропологiчний склад украiнського народу. К.. 1965.
      3аболотный С. С. Группа крови у караимов и крымчаков // Бюлетенi постiно? комiсii вивчання кров'яних угруповань. - Харкiв, 1928. т. III, кн I
      Казаченко Б.Н. Откуда есть, пошла крымчакская фамилия Хондо ?
      Казаченко Б.Н. Этнографическая память крымчака.
      Маккьюсик В.А. Наследственные признаки человека, М., «Медицина», 1976.
      Самойлович А. Н. К вопросу о наследниках хазар и их культуры // Еврейская старина, 1924, Т. XI.
      Стивенсон А., Дэвисон Б. Медико – генетическое консультирование, М., «Мир», 1972
      Теребинская Шенгер Н. Крымские татары // Русский антропологический журнал, 1928. Т. 17. Вып. 1-2.
      Фогель Ф., Мотульски А. Генетика человека (в трех томах), М., «Мир», 1989 – 1990.  
      Штерн К. Основы генетики человека, М., «Медицина», 1965.
      Эфроимсон В.П. Введение в медицинскую генетику, М., «Медицина», 1968.
      
      **************
      
      Гонды (ударение на первое слово) – группа народов (гонди, мариа, дорла и др.) в центральной Индии. Диалекты языка гонда, дравидийская группа.

На фото: Крымчаки
Фото Марка Агатова    
        
Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.25 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
« Пред.   След. »
Нравится
     
 
© Agatov.com - сайт Марка Агатова, 2007-2013
При использовании материалов
указание источника и гиперссылка на http://www.agatov.com/ обязательны

Rambler's Top100