Главная arrow Новости arrow Фото. Путевые заметки Юрия Теслева. Евпатория, Керчь, Майкоп, Новороссийск, Сочи
10.12.2022 г.
 
 
Главное меню
Главная
О проекте
Статьи, очерки, рассказы
Новости
Советы туристам
Книги Марка Агатова
Рецензии, интервью
Крымчаки Расстрелянный народ
Фоторепортажи
Российские журналисты в Крыму
Коридоры власти
Контакты
odnaknopka.ru/kolyan.cz
Реклама
Лента комментариев
no comments
Прогноз погоды
Яндекс.Погода
Фото. Путевые заметки Юрия Теслева. Евпатория, Керчь, Майкоп, Новороссийск, Сочи Печать E-mail
Сегодня, 1 октября 2009 года «Крымский аналитик» начинает публикацию путевых заметок известного крымского фотохудожника Юрия Теслева «Крым-Кавказ».   
Юрий Теслев автопортретКрым. Кавказ. Фоторепортаж Юрия Теслева. Путевые заметки Юрия Теслева оказались весьма интересными, и их можно было публиковать отдельно без фотографий или разбить на главы. Но известный крымский фотохудожник Юрий Теслев, натура творческая, многогранная плюет с высокой башни на все условности и правила. Он сложил в одно письмо свои воспоминания и цветные  фото из прошлого лета, и сбросил этот творческий хаос «на мыло». Редактор «Крымского аналитика» долго изучал шифровку от Теслева, потом тоже плюнул на условности с евпаторийского минарета средневековой мечети, и опубликовал письмо Юрия Теслева в авторской редакции: «через апять минут уезжаю во львов на фестиваль золотой лев. При еду напишую посылаю обещанное припиши, что туда я ехал в конце авгнуста преред началом школы. чтобы было ясно. кое что важное добюавил в текст о папе. дай. если можно. ТЮК».  Теперь вы знаете, кто такой Юрий Теслев, куда он через пять минут уезжает и когда делал эти фото шедевры. Единственное, что требует расшифровки в этом послании - трехбуквенная концовка. При желании, ТЮК (БОЛЬШОЙ МЯГКИЙ ПЕРЕВЯЗАННЫЙ СВЕРТОК) можно перевести, как Теслев Юрий Константинович. Но можно и не переводить, а оставить трехбуквенным пожеланием чего-то хорошего, мягкого и большого или плохого – твердого и горячего. Одним словом – ТЮК и никаких гвоздей. Перечитав вступление, редактор одумался и стал выдавать вчерашние воспоминания Юрия Теслева небольшими порциями, по правилам, а не «длинной кишкой» с сотней фото фотохудожника Юрия Теслева. А фотографии Юрия Теслева между словами и запятыми расставил так, как  взбрело в голову.  И это правильно!
 
 А теперь слово, Юрию Теслеву, который отправляется в путешествие из Крыма на Кавказ на  Папино  9 0 – летие


Только что вернулись с женой из поездки  на папин юбилей. В голове  еще головокружение от дороги и  ощущение, будто побывали в ином мире. Собственно, так и было. Сначала планировали добираться к папе  в Майкоп через Ростов-на-Дону вокруг Азовского моря. Может быть, так действительно было бы сподручнее,  так как того, что нас ожидало на переправе в конце августа, мы никак не ожидали.

Слава Интернету!  Всепроникающий Интернет и  «Крымский аналитик», сделав популярным и узнаваемым Юрия Теслева,  помогли лихому водителю вне очереди попасть на паром в Керчи.

 Мы подъехали туда ночью и  увидели вереницу машин и валяющихся вдоль обочины людей в спальных мешках. Несмотря на два дополнительных рейса парома, очередь двигалась медленно. В три часа по чайной ложке, то есть по 20 машин. Если же подходил рейсовый автобус, то и того меньше. Жена сказала задумчиво: «Вот смеху будет, когда очередь закончится перед нашим носом и придется  три часа ждать следующего парома!».  

На это я гордо заметил, что в нашей семейной традиции как раз успевать последними. Когда жили в Питере, мама всегда приносила из магазинов какой-нибудь дефицит и рассказывала удивительные истории, как она стояла в очереди и штурмом взяла последнее.  Из подвигов Геракла - покупка радиоприемника  «Урал» в коричневом корпусе, а «неудачникам достались приемники черные, как гробы». То мама принесла домой  последних  фарфоровых  слоников, то последние билеты в кинотеатр …
 
 - Со мной подобное тоже случалось не раз, так что  не дрейфь, - заверил  я подругу жизни.  Но когда подошла наша очередь и дежурный,  отсчитав 20 машин, роздал  всем посадочные талоны, кроме нас, так как  мы оказались двадцать первыми, то у меня внутри что-то екнуло.

- Все,- подумал я, - Фортуна отвернулась. Надоел, видно, я ей, как старики с  их вечными жалобами.  

Но тут свершилось чудо. Неожиданно меня,  благодаря ковбойской соломенной шляпе, узнал молодой таможенник (видел в Интернете на сайте Агатова!). Он подошел к кабине  и тихо сунул в окошко посадочный талон. Я ему – «Точку над i» - любимую из своих последних работ.

То, что паром не резиновый, узнали чуть позже. А пока нам благоволил случай. Непроизвольно пристроив машину за автобусом, (просто там не было очереди), а не за легковушками,  как полагалось, мы въехали  на паром первыми. А тот двадцатый,  который не скрывал распиравшей его радости, когда ему достался последний талон, а мы остались с носом, на паром не попал. Ему не хватило места! Он растерянно бегал по пирсу, вздымал в отчаянии руки к небу, взывал к несуществующей справедливости и никак не мог взять в толк, что же произошло. Мы же втянули головы в плечи, боясь попасть на глаза и расстроить еще больше.
                                                                
                                                   АКСИОМА

Четырехкилометровый Керченский пролив  преодолели за 15 часов  со средней скоростью – триста метров в час!

Не попади на тот паром, могли бы и на торжество опоздать. А пока на  российском берегу нас ждали новые испытания.

Молодой таможенник, привычным движением заглянул в бардачок «Калины» и чуть не потерял сознание от счастья, увидев мой воздушный «Вальтер».  Началась паника, угроза составления протокола, занесения в компьютер  и выдворения обратно.  Наконец, нашли паритет: пистолет в море не выбрасываем (как предлагалось, сгоряча), а  оставляем на хранение в сейфе до возвращения.  Но, благодаря «Вальтеру»,  узнал о новейшем приобретении  российских таможенников.  На заднем дворе, куда, как подозрительную личность, отправили на просвечивание, меня ждал радиоактивный  сканер. Железной рукой он проехал  над «Калиной», заглянув во все закоулки. Довершил досмотр  кучерявый спаниель с грустными глазами наркомана. С первого взгляда он понял, что у меня отродясь не было марихуаны.

Наконец-то нам бьет в лицо ветер свободы! Недолго полюбовавшись белоснежной цаплей шаставшей по болоту в поисках французского деликатеса, мы полетели по прекрасным дорогам Кубани мимо диковинно-курчавых акаций,  которые решил сфотографировать на обратном пути, когда будет больше времени. Я не учел тогда, что возвращаемся мы всегда ночью.

Стояние на границе накопило столько потенциальной энергии, что мы  затормозили лишь в Майкопе возле знака  города. Из него узнал, что столица Адыгеи основана в 1857 году, то есть ровно за 90 лет до моего рождения.  Невольно вспомнив, что отцу стукнуло тоже 90 лет, подумал о несовершенстве мира. Для человека возраст означает смерть. А город с годами лишь молодеет.

Купив лучшую корзину красных роз, стучимся чуть свет к папе. За нами являются и другие родственники поздравлять юбиляра. Он выглядит молодцом. Вряд ли подобное удастся повторить, но равняться есть на кого. И это самое важное.

Праздновали юбилей в соседнем кафе. Папу отвезли туда первым, и герой войны, как признавался потом, сильно трухнул, увидев гулкий пустой зал. Он испугался, что никто  не придет, а ему, как оказалось, больше всего хотелось встретить  там друзей из Совета ветеранов.  Но вчерашние капитаны грозных кораблей и атомных подлодок  пришли по-военному точно,  поздравляли, пели морские  песни, вспоминали славное прошлое.  Благодаря им, я узнал много нового. Например, то, что  отец, будучи в момент Карибского кризиса военным комендантом морского и речного портов г. Калининграда, отправлял на Кубу ракеты, а  годом  раньше, уже в качестве военного коменданта острова Новая Земля участвовал в самых крупных испытаниях атомного оружия за все время существования человечества. Тогда на  архипелаге была взорвана  водородная бомба, способная снести с лица Земли три тысячи Хиросим!!!

Но не менее этой истории меня потряс рассказ отца о том,   как во  время Великой Отечественной войны, артиллеристов, ведущих во время боя расчет, закрывали снаружи в трюме. Иными словами, если корабль пойдет ко дну, то их могут забыть или просто не успеть выпустить.  На мое счастье, когда папин корабль был потоплен в Черном море, не забыли. Папа семь часов провел в воде, пока его подобрали наши моряки. Слава богу! Иначе меня бы не было.

Понятно, что я сидел за праздничным  столом на почетном месте рядом с папой. Во время одного из тостов,  с гордостью шепнул соседу, мол, вот  с кого надо брать пример и кивнул на юбиляра.

- Твой отец – салага! – рассмеялся  морской волк. – Мне уже 92!  

Потом все   вручали юбиляру подарки. Мы оставили  на память папе чудный парусник, сделанный  из  белоснежных перламутровых раковин с надписью на борту «Евпатория», а также развлекли публику  импровизированной выставкой. Но главное: удалось сделать портрет отца, которым я остался очень доволен. Короче, все прошло мило и достойно.

Попытки выполнить задание друга и списать секреты  производства вина, которыми владеет отец,  не увенчались успехом. Сад свой папа уже забросил. Старики в таком возрасте, как я заметил, думают лишь о себе и о вечном. Например, он слова не спросил о внуках, о моих делах и проблемах.  Видимо, это аксиома.
 
Image
 
Image
 
Image
 
Image
 
Image
 
Image
 
Image
 
Константин Теслев
 
 Продолжение следует.
Фото Юрия Теслева
Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.25 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
« Пред.   След. »
Нравится
     
 
© Agatov.com - сайт Марка Агатова, 2007-2013
При использовании материалов
указание источника и гиперссылка на http://www.agatov.com/ обязательны

Rambler's Top100