Главная arrow Новости arrow Скандал! Кто торгует секретными материалами уголовного дела о взрыве жилого дома в Евпатории?
23.08.2019 г.
 
 
Главное меню
Главная
О проекте
Статьи, очерки, рассказы
Новости
Советы туристам
Книги Марка Агатова
Рецензии, интервью
Крымчаки Расстрелянный народ
Фоторепортажи
Российские журналисты в Крыму
Коридоры власти
Контакты
odnaknopka.ru/kolyan.cz
Реклама
Лента комментариев
no comments
Прогноз погоды
Яндекс.Погода
Скандал! Кто торгует секретными материалами уголовного дела о взрыве жилого дома в Евпатории? Печать E-mail
Взрыв дома в ЕвпаторииРасследование уголовного дела о взрыве жилого дома в Евпатории сопровождают небывалые скандалы. Несмотря на то, что это резонансное  дело находится  на  контроле в Генеральной прокуратуре Украины,  и к его расследованию были привлечены сотрудники СБУ и МВД Украины из Киева и Симферополя,  неустановленные лица уже вовсю «торгуют» секретными материалами уголовного дела о взрыве жилого дома в Евпатории.  Мало того, привлеченный к установлению истины по этому делу «эксперт» заявил журналистам об исчезновении важных вещественных доказательств. Судя по интервью «эксперта», опубликованном в одной из крымских газет, делать подобные заявления журналистам его не остановила даже перспектива привлечения к уголовной ответственности  по статье 181 УК Украины «Разглашение данных предварительного следствия или дознания». В этой же газете до окончания расследования уголовного дела и вынесения приговора суда названы имена и фамилии подозреваемых  и детали их биографии. Особо хочу отметить, что подобную информацию прокуратура АРК, как правило, не распространяет даже о тех лицах, приговор суда в отношении которых  уже вступил в законную силу.  Местные наблюдатели полагают, что информация о «главном подозреваемом» - газоэлектросварщике КП «Жилищник-1» - обвиняемом в гибели 27 человек в Евпатории с указанием его фамилии, имени и деталей биографии распространена для того, чтобы подчеркнуть его национальность. Судя по фамилии и имени,  этот человек – крымский татарин.

В еженедельной частной газете «Обозрение крымских дел»,   которая  и ранее была замечена в публикации «сливов» из правоохранительных органов, в первом номере за 2009 год (9-16 января 2009 года), опубликована статья «Выводы экспертов: газовики не причем». В этой публикации подробнейшим образом рассказывается о том,  как следственная группа прокуратуры АРК изымала с места происшествия вещественные доказательства, кому передавала их на хранение, где эти вещдоки хранились до проведения экспертизы и как проходила сама экспертиза. Мало того, в газете опубликован список экспертов с указанием их фамилий и должностей, которые были привлечены к проведению экспертизы. Мы решили опубликовать фрагмент из этого материала, "раскрывающий тайны следствия" взрыва жилого дома по улице Некрасова, 67 в Евпатории.

"(…)Это страшное слово «МАФ»
О том, как происходила процедура обследования баллонов и их содержимого, корреспонденту «ОКД» рассказал один из участников экспертной группы, химик по образованию, пожелавший остаться неизвестным.

«Саперно-земляными работами я занимаюсь десять лет. Не будучи экспертом-взрывотехником, тем не менее, взрывов повидал много и разных, знаю, как это происходит, каковы бывают последствия. Могу не только указать эпицентр взрыва - по химическому составу остатков взрывоопасных веществ, оставленных, к примеру, на стене, - но могу сказать также, что могло стать его причиной.

Учитывая эти мои знания, 24 декабря прокуратура Крыма пригласила меня и попросила дать оценку взрыва в доме №67 по улице Некрасова в Евпатории и, по возможности, установить причину. Для этого мне понадобилось обследовать место происшествия. К дому №67 я прибыл практически сразу после случившегося и находился там до тех пор, пока сотрудники МЧС не раскопали полностью все завалы двух злосчастных подъездов и дошли до подвала - до того места, где предположительно находился эпицентр взрыва.

Здесь же работали эксперты и эксперты-взрывотехники МЧС и СБУ. Все пришли к единодушному мнению, что взрыв произошел в подвале дома. По тому, как обрушились конструкции, он напоминал взрыв вакуумной бомбы. Что такое вакуумная бомба? Принцип ее действия следующий: при взрыве заряда из него распыляется взрывоопасное газообразное вещество. При достижении взрывоопасной концентрации срабатывает воспламенитель, происходит взрыв, высвобождается большое количество воздуха и кислорода. В самом эпицентре взрыва создается зона разряженного воздуха - своеобразного вакуума. И после того, как первая волна взрыва прошла, окружающие предметы засасывает в центр взрыва. Вот и в подвале дома №67 взрыв произошел по принципу взрыва вакуумной бомбы. Разрушилась конструкция в подвальном помещении и весь дом упал по центру подвала, т.е. в эпицентр взрыва. К этому пришли единодушно все эксперты-взрывотехники. Были взяты соскобы с подвального помещения. В мазках каких-либо следов взрывчатки, известной нам сегодня, экспертиза не установила: не обнаружено ни тротила, ни гексогена, ни следов пороха. Не оказалось и осколков возможного боезаряда, как предполагали некоторые СМИ, заявившие о «чеченском следе». Следов высокой температуры и горения эксперты в подвале тоже не нашли. Поэтому мы пришли к единодушному мнению, что взрыв вызван не природным, а каким-то иным газом.

Стали искать, какой это мог быть газ. На тот момент баллоны еще не достали, и городское руководство в своих интервью говорило, что баллонов в подвале нет. Представители ЖЭКа также уверяли прессу в том, что баллонов в подвале нет и быть не может. Хотя задержанные сварщики подтвердили, что один или два баллона там все же должны находиться. Когда же до подвала дошли и сотрудники МЧС начали, фотографируя и протоколируя, один за другим извлекать баллоны - их насчитали 11 штук: два 50-литровых, в которые загружается 21 литр сжиженного газа (либо пропан, либо МАФ, либо любой другой углеводородистый газ); четыре пятилитровых - тоже для углеводородов; два больших кислородных баллона; два средних по 10 литров и один маленький - четырехлитровый. На месте сразу же было установлено, что у кислородных баллонов утечки нет, запорная арматура закрыта, а манометры показали, что в баллонах сохраняется необходимое давление. Закрыта ли запорная арматура у баллонов из-под пропана, проверяли сотрудники прокуратуры. В присутствии других членов комиссии они установили, что на двух баллонах для сжиженного газа запорная арматура (вентили) были открыты. После чего эти баллоны опечатали и оставили на хранение в независимой организации. Через два дня эти же баллоны подвергли повторной экспертизе, но уже при минусовой температуре. Почему проводилось исследование повторное при минусовой (минус три градуса) температуре? Потому, что температура кипения сжиженного газа МАФ (на двух баллонах, в которых сохранились остатки газа, была набита маркировка «МАФ») по нормативам составляет минус 33 градуса. Но когда перевернули маленький баллон и из него потек сжиженный газ, тут у специалистов возникло подозрение, что не просто запорная арматура баллонов не до конца закрыта, но и температура кипения этого газа выше, чем минус три градуса, то есть не соответствует техническим условиям на этот газ.
 
В итоге с большими усилиями на маленьком баллоне нами была закрыта запорная арматура. Отсюда  сам собой напрашивается вывод: сварщики, работая на улице с этим газом (МАФ) при температуре воздуха от двух до трех градусов мороза, могли не закрыть запорную арматуру на этих двух баллонах - на большом и на маленьком. То есть надо было прокрутить десять оборотов, а они сделали, к примеру, только два. Послушали, характерного звука испарения - шипения - нет, занесли эти баллоны в подвал, переоделись и ушли домой. Баллоны нагрелись в отапливаемом помещении подвала, и через полчаса-час газ нагрелся и начал испаряться из маленького и большого баллонов. В том же подвале находилось три холодильника, один из которых был рабочим. В этом рабочем холодильнике тепловое реле не искробезопасное, или правильнее сказать, взрывонезащищенное. Оно-то и могло послужить в качестве воспламенителя для той взрывоопасной концентрации газа из баллонов. Работа экспертов фиксировалась на фото и видеоряд, поэтому на фотографиях этот злополучный холодильник запечатлен, но в последующем он исчез, и никто пока не знает куда именно. Исчез он не случайно, поскольку холодильник был со следом возгорания.

Здесь надо пояснить, как происходит взрыв этих опасных углеводородистых газов. После начала воспламенения в эпицентре резко повышается температура, начинается воспламенение - небольшая вспышка синего цвета. После чего происходит взрыв, сгорает кислород, а без кислорода нет горения и, соответственно, нет пожара. Сразу все это тухнет, а дальше, как я рассказывал в начале беседы, - следует эффект вакуумной бомбы. И потом все это рушится. Вот почему не было пожара в подвале. Но на фотографии холодильника отчетливо видны следы копоти, то есть там, где произошло возгорание.

На большом 21-литровом баллоне, на горловине, с внутренней стороны резьбы штуцера, откуда были взяты соскобы и смывы, также обнаружены следы копоти. То есть это говорит о том, что после взрыва или в момент взрыва несколько секунд вокруг этого баллона была повышенная температура и вспышка произошла вокруг баллона. На втором, маленьком, баллоне обнаружились те же следы копоти.

До последнего слесари «Жилищника-1» утверждали, что это баллоны им не принадлежат, и они впервые их видят. Но на опознании задержанный сварщик указал именно на большой баллон, на котором следы горения есть, и на маленький, запорная арматура которого не была закрыта - его извлекли из-под развалин с открытой запорной арматурой. И закрыли эту запорную арматуру только через четыре дня после взрыва на второй экспертизе, там до сих пор оставалась газоконденсатная смесь.

Что касается содержимого баллонов, то одна из версий следствия основана на хорошо знакомых нам явлениях, при которых народные «умельцы», желающие заработать на обмане потребителей, бодяжат все,  что могут: бензин, чтобы увеличить его количество, солярку, и, наверно, так же бодяжат и газ. Один литр газа стоит 25 гривен; если развести пожиже - получится неплохой «навар». МАФ - это метилацетилен-аленовая фракция, в состав которой входит масло. Естественно, что его можно разбавить маслом. Но если это сделать, то температура кипения газа увеличивается. Сварщики не знали, что работают с газом, свойства которого изменились. Если они когда-то и читали, что МАФ кипит при температуре минус 33 градуса, то никак не ожидали, что при минус трех газ у них перестанет испаряться. На следствии они заявили, что он у них начал заканчиваться, и они закончили работу и занесли в подвал баллоны. А на самом деле газ в баллоне не закончился, а просто перестал кипеть, т.е. испаряться. Фактически газ замерз, точно так же, как и запорная арматура, которую они закрыть физически не могли. Ее на втором эксперименте тоже еле-еле закрыли, приложив нечеловеческие усилия.

Все, что я сейчас изложил вам, не пустые разговоры. Все задокументировано. Эти документы - протоколы экспертиз и протоколы изъятия с места происшествия - находятся в прокуратуре. Взяты также пробы на анализы, которые поручено выполнить Киевскому институту судебных экспертиз. В ходе этого витка исследований будут установлены температура кипения и химический состав МАФа - того газа, который и вызвал взрыв в подвале дома № 67. А все дальнейшие выводы сделает следствие".
Собственная информация.
 
«Трое под стражей»

28 декабря задержаны первые подозреваемые в причастности к взрыву дома на улице Некрасова в Евпатории.

В отношении трех сотрудников коммунального предприятия «Жилищник-1» - директора Николая Черкашина, мастера технического участка Галины Чабан, слесаря Абдурамана Абдураимова – прокуратурой Крыма возбуждено уголовное дело по двум статьям Уголовного кодекса Украины: ст. 196 – «неосторожное уничтожение   или повреждение чужого имущества, повлекшее тяжкие телесные повреждения или гибель людей» и ст. 367 ч.2 – «ненадлежащее исполнение должностным лицом своих служебных обязанностей, повлекших тяжкие последствия».

Все трое подозреваются в нарушении правил безопасной эксплуатации емкостей, работающих под давлением, несанкционированном  обустройстве слесарной мастерской в подвале жилого дома и служебной халатности.

По делу о взрыве допрошено более 150 человек, изъяты документы указанного коммунального предприятия, однако обвинения задержанным еще не предъявлены.

6 января судья Евпаторийского городского суда Владимир Биллей продлил всем троим срок пребывания под стражей еще на трое суток.

Решению предшествовали жаркие прения. Адвокат, осуществляющий защиту Николая Черкашина, представил справку о его плохом здоровье и пытался убедить суд в том, что его подзащитный своевременно вынес выговор за хранение взрывоопасных  баллонов своей подчиненной  Галине Чабан, а потому заслуживает снисхождения. Сам Черкашин виновным себя не признал.

Интересный поворот в деле ожидал Григория Акимова, представлявшего защиту Галины Чабан. По его собственному признанию, для него стала полной неожиданностью информация о том, что его подзащитная дважды привлекалась к уголовной ответственности: в 2001 и 2004 годах. Причем последний раз была осуждена  по ст.368 УК Украины за получение взятки на два года лишения свободы (условно). Галина Чабан признала себя виновной в служебной халатности, повлекшей разрушения и гибель людей.

Третий участник процесса  по делу о взрыве – отец троих детей, причем  двое из них – несовершеннолетние. Кроме того, на содержании газоэлектросварщика КП «Жилищник-1» Абдурамана  Абдураимова находится жена-инвалид. На суде Абдураимов показал, что в тот роковой вечер 24 декабря работал допоздна и после окончания трудового дня занес баллоны в подвал, хотя специальное помещение для их хранения имеется. По мнению следователя Арсена Суходолова, действия Абдураимова подпадают под ст. 196 УПК Украины – «неосторожное уничтожение чужого имущества, повлекшее гибель людей.

И следователь, и прокурор единодушно высказались за продление всем троим срока содержания под стражей.

Взвесив все доводы обвинения и защиты, судья Биллей  отклонил ходатайство адвокатов о замене меры пресечения их подзащитным с содержания под стражей на подписку о невыезде, и продлил срок ареста до 10 января.

Николай Колесник.
«Обозрение крымских дел» №1 (297) 9-16 января 2009 года.

Куда исчезают вещественные доказательства?

Вот такие материалы о взрыве жилого дома в Евпатории  были опубликованы на страницах газеты  "Обозрение крымских дел".  Я не стану сейчас оспаривать выводы "эксперта" о причинах взрыва (это дело специалистов), но в данном случае меня интересует другой вопрос. Предупреждал ли следователь прокуратуры "неназванного эксперта" об ответственности "за разглашение данных предварительного следствия"? Каким образом "рядовому эксперту" стали известны подробности допросов, задержанных по этому делу? Давал ли разрешение следователь прокуратуры, ведущий расследование этого дела, на публикацию в СМИ показаний задержанных и информации о проведенных следственных действиях? И наконец, куда исчезают вещественные доказательства по делу о взрыве жилого дома в Евпатории? Всезнающий эксперт утверждает, что "работа экспертов фиксировалась на фото и видеоряд, поэтому на фотографиях этот злополучный холодильник запечатлен, но в последующем он исчез, и никто пока не знает куда именно. Исчез он не случайно, поскольку холодильник был со следом возгорания".

А вообще-то, опубликованный в частной газете текст, на мой взгляд, больше похож не на "воспоминания анонимного эксперта", а на организованную правоохранительными органами "санкционированную утечку информации". И это настораживает, потому что последствия подобных «утечек» могут быть не столь безобидными, как кажутся на первый взгляд.

С одной стороны, подобные "утечки информации" влияют на общественное мнение, а с другой - юристами они могут быть расценены как оказание давления на подозреваемых в совершении особо опасного преступления. Из истории нам известно, что к подобным методам давления на подследственных некоторые представители правоохранительных органов прибегали для того, чтобы получить от них признательные показания и осудить невиновных.

Исходя из вышеизложенного, прошу прокуратуру Украины проверить законность действий оперативно-следственной группы, занимающейся расследованием уголовного дела по факту взрыва жилого дома по улице Некрасова №67 в Евпатории и рассмотреть вопрос о возможности возбуждения уголовного дела по статье 181 УК Украины за "Разглашение данных предварительного следствия". Читателей «Крымского аналитика» также интересует вопрос, куда исчезают вещественные доказательства, найденные на развалинах жилого дома по улице Некрасова, 67 в Евпатории и насколько всесторонне и объективно ведется расследование этого дела?
 
Марк Агатов
член Союза журналистов России

Фото Марка Агатова
Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.25 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
« Пред.   След. »
Нравится
     
 
© Agatov.com - сайт Марка Агатова, 2007-2013
При использовании материалов
указание источника и гиперссылка на http://www.agatov.com/ обязательны

Rambler's Top100